1. Мироустроительная война
Радик Мэссэров / ИА Красная Весна /
Важнейшая задача разведки — спрогнозировать на основе развития объективных международных тенденций планы геополитических соперников ещё до того, как они примут ясные и строгие очертания для них самих

Нарышкин рассказал о Навальном, ЦРУ и страшном наказании для предателей

Юзеф Брандт. Конная разведка. 1876
Юзеф Брандт. Конная разведка. 1876
Юзеф Брандт. Конная разведка. 1876

На счету отечественной разведки есть успехи, о которых широкая публика скорее всего никогда не узнает. В своей работе Служба внешней разведки (СВР) ориентируется на советские достижения. После того как Россия оправилась от «мракобесия» 90-х и отказалась от ЛГБТ-идеологии, интерес к нашим ценностям и ориентирам за рубежом опять стал расти.

Об этом в преддверии Дня работника органов безопасности РФ и 101-й годовщины с момента создания отечественной внешней разведки глава ведомства Сергей Нарышкин дал интервью газете «Аргументы и факты». Самое важное из его высказываний — в подборке ИА Красная Весна.

О жизненном и профессиональном кредо разведчиков

Глава Службы внешней разведки (СВР) отметил, что основой жизненного и профессионального кредо разведчиков является девиз «Без права на славу, во славу державы!», поскольку об их свершениях, как правило, осведомлено небольшое количество людей.

«В нашем деле информация о промахах и неудачах может распространяться очень быстро, победы же длительное время остаются в тени. С удовлетворением могу сказать, что на счету отечественной внешней разведки есть успехи, о которых вряд ли когда-нибудь станет известно широкой публике», — сказал Нарышкин.

При этом глава внешней разведки уточнил, что гриф «совершенно секретно» снимается с учетом государственных интересов России, добавив, что к огласке подобного рода информации необходимо относиться «особо осторожно и взвешенно», даже если она относится к давним временам.

О «деле Скрипалей» и мании преследования перебежчиков

Игра на страхах наподобие «дела Скрипалей» все чаще используется недружественными силами на фоне обострений между Россией и Западом, сказал Нарышкин. При этом глава СВР отметил закономерность интереса прессы и широкой общественности к судьбам предателей. Он объяснил его желанием «приоткрыть завесу тайны над „профессиональной кухней“ спецслужб». Однако, по его словам, сделать обоснованные выводы о методах работы нынешней разведки на основе слишком скудных материалов нельзя, в ход идут различные домыслы и фантазии.

«Придется разочаровать любителей шпионских романов: в условиях нарастания геополитической напряженности Служба внешней разведки России сосредоточена на проведении более значимых с точки зрения национальной безопасности операций, чем сведение счетов с вышедшими в тираж перебежчиками», — сказал Нарышкин. Он добавил, что история со Скрипалями не нова, спецслужбы России уже обвиняли в мнимом отравлении изменников.

Говоря о якобы использовании Россией так называемых «ликвидаторов», глава СВР отметил, что данные заявления идут вразрез с устоявшимися в разведсообществе представлениями о заслуженном предателями возмездии. «Думаю, самое страшное наказание для тех, кто изменил своему долгу, продал Родину, подставил, а иной раз обрёк на заключение или смертную казнь товарищей, — вовсе не смерть. Пожалуй, намного тяжелее для них — продолжать жить, а вернее, доживать свои дни с неподъемным грузом на совести», — считает Нарышкин.

Он напомнил про манию преследования, которая распространена среди перебежчиков.

О доверии и важнейшей задаче

Результаты работы СВР по достоинству оценены руководством России, сказал Нарышкин, отметив, что его нужно постоянно подтверждать делом и действовать на пределе возможностей.

В качестве ориентира для прогностической работы своей службы Нарышкин привел пример советской разведки, которая еще в 1930 годах, видя процессы, идущие в немецком обществе, понимала неизбежность нападения гитлеровской Германии на СССР для обеспечения своего «жизненного пространства».

«Загодя разглядеть подобные признаки надвигающейся угрозы и верно их интерпретировать — вот важнейшая задача разведки, а одно из высших достижений — спрогнозировать на основе развития объективных международных тенденций планы геополитических соперников еще до того, как они примут ясные и строгие очертания для них самих», — отметил руководитель внешней разведки.

Неудавшаяся «сакральная жертва» и попытки дестабилизации России изнутри

Говоря о попытках зарубежных спецслужб поддержать и оживить протесты в России изнутри, Нарышкин отметил, что пока наша страна является «неуязвимой для любых внешних атак», попытки дестабилизировать ситуацию изнутри страны всегда будут актуальными для наших врагов.

При этом глава СВР отметил, что в последние годы энтузиазма дестабилизировать внутрироссийскую обстановку у наших оппонентов поубавилось. Не последнюю роль в этом сыграло так называемое «дело берлинского пациента», в котором «сакральной жертвой» пытались представить оппозиционного блогера Навального. Но население России оказалось «благоразумнее и рассудительнее, чем о нём привыкли высокомерно думать западные политтехнологи», отметил Нарышкин, добавив, что на Западе все больше признают, что интерес в России к Навальному неуклонно снижается.

Об идейном возрождении и единомышленниках за рубежом

Отвечая на вопрос, есть ли у России помощники за рубежом, сделавшие по личным убеждениям выбор в пользу общечеловеческих ценностей, Нарышкин напомнил об идеологическом кризисе, возникшем после распада СССР. Он повлиял на расширение круга таких помощников за пределами нашей Родины. При этом глава СВР отметил, что ситуация улучшилась после того, как Россия смогла оправиться после произошедшего.

«Однако по мере того, как наша страна излечивалась от „мракобесия“ 1990-х и вновь нащупывала свой самобытный путь и миссию в мире, интерес к нашим ценностям и ориентирам за рубежом опять стал расти», — сказал Нарышкин, добавив, что на ситуацию повлиял углубляющийся кризис либеральной глобализации на Западе, при котором думающая часть общества США и Европы все больше разочаровывается в тех уродливых формах, в которые выродилась на данный момент экономическая, политическая и личная свобода граждан.

«Нежелание мириться с произволом корпораций, продажностью политиков, нападками на религиозные ценности, намеренным развалом общества и семьи и, наконец, извращенной трактовкой человека является сегодня важным стимулом для представителей интеллектуальной элиты по всему миру вновь искать связи с Россией. Этот рост авторитета России как носительницы и защитницы традиционных ценностей влияет и на отношения Службы с ее помощниками», — добавил руководитель СВР.

О заинтересованности СВР в сотрудничестве с ЦРУ и другими разведслужбами мира

Затронув тему сотрудничества с иностранными разведслужбами, Нарышкин отметил, что Россия ведет работу «со всеми значимыми» разведслужбами мира, в том числе с ЦРУ США.

«В ходе недавней встречи с директором ЦРУ Уильямом Бёрнсом я отметил нашу заинтересованность в развитии взаимовыгодного сотрудничества на основе общепринятых принципов партнерства», — сказал Нарышкин.

Как пояснил глава СВР, под общепринятыми принципами партнерства имеются в виду равноправие, конфиденциальность и прочие негласные этические нормы мирового разведсообщества.

При этом Нарышкин обозначил угрозы, с которыми приходится сталкиваться всем странам в современном мире.

«В нынешнее сложное и противоречивое время существует много фронтов борьбы с „мировым злом“ — терроризмом, наркоторговлей, киберпреступностью, нелегальной миграцией и др. В этой борьбе мы взаимодействуем с нашими иностранными партнерами», — сказал глава Службы внешней разведки, оговорив, что уровень сотрудничества зависит от общего контекста отношений России с тем или иным государством.

Глава СВР отметил наиболее тесные отношения российского ведомства с коллегами стран СНГ и ШОС. Кроме того, Нарышкин придал особую важность сотрудничеству с разведслужбами Китая и Индии, а также некоторых арабских государств, помогающих в сфере антитеррора.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER