logo
  1. Культурная война
  2. Кино
Интервью ИА Красная Весна /
Создатели отечественных блокбастеров  «Притяжение» и «Вторжение» начали производство ремейка «Гостьи из будущего». Одну из самых известных советских фантастических лент хотят переснять с учетом современных технических достижений 

Алеся Мурашкевич: ремейк «Гостьи из будущего» дело тяжелое, но многообещающее

Алеся Мурашкевич
Алеся Мурашкевич
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

«Гостья из будущего» произвела большое впечатление на подростков, смотревших сериал в те годы. Фильм не был блокбастером в отличие от двух вышеназванных картин, но взял за живое так, что до сих пор повзрослевшие поклонники не остаются равнодушны. Очевидно, он затронул в представителях того поколения то, что было серьезней обычных фантазий о будущем.

В обществе предперестроечного СССР будущее еще играло большую роль, по крайней мере, в сознании подростков. Оно (будущее) еще не было превращено американскими фантастическими фильмами в нечто отталкивающее. Наоборот, в молодом поколении было заложено отношение к будущему, как к чему-то лучшему. Очевидно, фильм смог удачно это задействовать.

Вдобавок будущий мир был явлен обликом и характером главной героини — Алисы Селезнёвой. Образ девочки-подростка из будущего вышел столь убедительным и притягательным, лишенным официоза и одновременно серьезным, что и теперь он сохранился как образ «прекрасного далека».

За прошедшее с момента премьеры время у подростков выросли дети, которые старше их самих тогдашних. Конечно, воздействия такой силы на новое поколение фильм не оказал. Но интерес к нему всё же имеется.

ИА Красная Весна выяснило, что о затее с ремейком думает Алеся Мурашкевич, дочка главной героини «Гостьи из будущего» Натальи Мурашкевич (Гусевой), чье детство, как она сама говорит, прошло в окружении книг Булычёва, а также встреч с поклонниками фильма.

Корр.: Алеся, какое отношение у Вас возникло к новости о ремейке «Гостьи из будущего»?

Алеся Мурашкевич: Честно говоря я очень плохо представляю пока что это. Единственное могу сказать, так это то, что я люблю современное русское кино больше, чем советское. Браться же за такую классику — это тяжелейший труд. Но как представлю графонистых (интересных с точки зрения графики — прим. ИА Красная Весна) зверей из космозоо, летающие корабли не из папье-маше и инопланетянок, сделанных лучшими гримерами, — начинает представляться как раз то, что я и рисовала себе в детстве, читая книги Булычева.

Все-таки старый фильм уже совсем не работает на современных детей. Затянуто и очень мало будущего. Но и людей, что выросли на старой «Гостье», можно понять. Буквально подняли руку на святое.

Корр.: Значит, Вы хорошо знакомы с творчеством Булычева. Наверно, потому что непоследнее отношение имеете ко всему этому. Вряд ли ваши товарищи, сверстники хорошо его знают.

А.М.: Ну... Поскольку мама как актриса снималась по мотивам его книг, то дома было полное собрание. Можно сказать, училась читать по нему.

Корр.: Говорите, «старый фильм уже совсем не работает на современных детей». Тогда в главной героине старой «Гостьи» что хотели бы поменять? По принципу, если бы я была создателем нового фильма.

А.М.: Вот главная героиня как раз была тем, почему фильм всем запомнился. Загадочная, большие глаза. По тому же принципу по всему миру популярно аниме. Недостижимая идеальная девушка для всех подростков. И у каждого времени свои такие девочки. Это идеальная схема и не нужно ее менять.

У нас сейчас таких несколько. Но мне очень нравится Беверли из «Оно» (фильм 2017 года, актриса София Лиллис). Тот же самый концепт, что и Алиса. А когда я была маленькой, все мальчики вешали на стену фотографии Эммы Уотсон из фильма про Гарри Поттера.

Корр.: В старых наших фильмах то же самое: «Красная шапочка», Маша из «Приключений Петрова и Васечкина». Но глаза из будущего были только у Вашей мамы. Их сразу узнали. Советским людям показали будущее, а потом оно схлопнулось, стена закрылась.

А.М.: Ну... Сейчас же в принципе нет никакой веры в светлое будущее. У вас оно схлопнулось. А я с детства знаю, что дальше только хуже. Потому и персонажи нам нравятся не идеалистичные, а реальные. Алиса слишком плоская тем, что она слишком уж правильная (в книгах она, кстати, та еще хулиганка, но не в фильме). Изъяны героя делают его более живым. А Алиса за все серии ни разу ни на кого не накричала, не обманула или что-то подобное. В то время как все остальные герои картины имели изъяны. Это странно. И, на мой взгляд, делает персонажа прямо картонным.

Корр.: «ни разу ни на кого не накричала…» Вспоминается мультсериал «Алиса знает, что делать», где она как раз очень может накричать. Но эти черты для нас нынешних узнаваемы. А чем она должна отличаться? Гермиона вот умеет колдовать. А главная героиня сериала «Очень странные дела» (девочка-подросток по имени Одиннадцать) обладает телекинезом.

А.М.: Ну так-то она мысли читает…