22
апр
2021
  1. Война с историей
Константин Голубев / ИА Красная Весна /
...для русского менталитета очень важны победы, причем в больших, значимых проектах

Космонавт-испытатель раскрыл русский культурный код

Вид на Землю с МКС
МКСсЗемлюнаВид
Вид на Землю с МКС

Специалисты Роскосмоса убеждены, что Международная космическая станция выработала свой ресурс. В ближайшее время российские космонавты проведут ее полное техническое обследование, чтобы определить свою степень участия в работе станции после 2024 года.

Что придет на смену МКС, ИА Красная Весна рассказал космонавт-испытатель Марк Вячеславович Серов.

ИА Красная Весна: С момента первого полета в космос прошло уже шестьдесят лет. Насколько далеко мы продвинулись в освоении космического пространства?

Марк Серов: Мы вышли, наверное, уже на некий этап индустриального освоения. В том смысле, что все рекорды поставлены, все технологии отработаны. Нужно сделать следующий шаг — втягивать околоземное пространство как минимум в сферу хозяйственной деятельности страны, человечества.

ИА Красная Весна: Как Вы себе это представляете?

Серов: Космос, чем он уникален? Тем, что некоторые вещи можно делать только в космосе или только из космоса. Физические свойства этого пространства как раз и надо использовать для того, чтобы создавать новые материалы, какие-то новые продукты, прежде всего космическую информацию.

ИА Красная Весна: С Вашей точки зрения, человечество могло бы достичь большего за это время?

Серов: Вопрос очень непростой, на самом деле, потому что технологическое развитие нелинейное. Технологии как открываются, так легко и забываются. Скажем, те технологии, которые сейчас используют при создании ракетно-космической техники, это немножко не то же самое, что было шестьдесят лет назад. Это прежде всего новая вычислительная техника, новые алгоритмы, программное обеспечение, средства моделирования.

И, наверное, может быть, сейчас только какая-то сумма технологий возникла. Как я люблю повторять, ракету можно теперь в гараже собрать. То, что раньше делали 100 человек, сейчас могут делать десять человек. На этом, собственно, и основано сейчас возникновение частной инициативы, возникают коллективы, которые достигают за короткие сроки впечатляющих успехов.

ИА Красная Весна: Как Вы считаете, какие российские космические проекты наиболее интересны?

Серов: Есть проект федерального значения, которому более двадцати лет — проект Международной космической станции. Сейчас мы говорили о национальной станции, о создании нового космического корабля, нового ракетно-космического комплекса, постройке космодрома. Это все вещи необходимые, как бы стержни, вокруг которых развивалась бы космонавтика.

Есть и другие менее заметные проекты, которые не столь масштабны: создание новой приборной базы, создание новых материалов, конструкционных в том числе. Это всё то, что не на виду, к сожалению, но то, что действительно помогает технологиям развиваться и двигаться вперед.

Мое мнение, уже больше нужно внедрять механизм государственно-частного партнерства. Эти механизмы сейчас успешно применяют в других отраслях: инфраструктурном строительстве, судостроении, авиастроении, а вот в ракетно-космической технике — пока нет.

Вот здесь как раз нужно прилагать усилия, чтобы немножечко снять нагрузку с федерального бюджета.

ИА Красная Весна: Какие можете выделить интересные иностранные проекты?

Серов: Тут двух мнений быть не может. Это работа, которую делает компания SpaceX и ее генеральный директор и главный конструктор Илон Маск. Над впечатляющим проектом они сейчас работают — Starship. Это полностью многоразовое космическое средство. Даже ракетой его не назовешь. Это многоразовый космический корабль, который за один раз может 100 человек вывезти в космос.

Сто человек за раз! Это примерно столько же, сколько сейчас вообще астронавтов во всем мире, понимаете? Это полностью меняет ландшафт космической отрасли. А Маск планирует запускать свои многоразовые космические корабли чуть ли не по десятку в день. Это очень интересная транспортная технология, которая даст новое качество.

Много других проектов есть. В Китайской Народной Республике, в Индии, Европе. Там тоже сейчас активно развивается государственно-частное партнерство.

ИА Красная Весна: На днях появилось заявление о том, что Россия выходит из проекта МКС, слышали об этом?

Серов: Это не совсем так. МКС же не бесконечен. По большому счету, управление станцией было запланировано до 2024 года. Этот срок подходит, и сейчас партнеры будут решать, что делать с этим проектом. Потому что любая техника стареет. Наши американские коллеги и мы должны думать о том, что будет после. А насчет того, кто входит или выходит, это должно быть не стороннее решение, а решение всех партнеров. Поэтому мне кажется, что здесь информация не совсем точная.

ИА Красная Весна: Но Вы уже затронули тему, что планируется строительство национальной станции. Какие работы там будут выполняться? Чем деятельность национальной станции будет отличаться от международной?

Серов: Вопрос не на пять минут. Я уже говорил, что пришла пора втягивать в хозяйственную деятельность околоземное пространство. Мы прежде всего должны вести речь об инфраструктуре орбитальных полетов. Есть ракеты, есть космодромы. Должны быть и орбитальные станции. Без этого получится, что мы прошли большой путь, а потом всё бросили.

На околоземной орбите должна быть многоцелевая лаборатория, транспортные системы для того, чтобы двигаться дальше — к другим планетам. Необходимо сделать базовую инфраструктуру на околоземной орбите и после этого выйти уже в дальний космос.

Какие функции будет нести российская станция? Мы говорим, что много знаем о жизни человека в космосе, тем не менее остаются многие технологические и индустриальные задачи, в рамках которых нужно продолжать исследования, нужно переводить из категории исследовательской работы в категории промышленного использования.

Поэтому я думаю, что орбитальная лаборатория будет решать и эти задачи. Я думаю, что будет еще и некий производственный комплекс. По крайней мере, такие планы имеются. Ну и естественно, это будет транспортный хаб, своеобразная пересадочная станция.

Астронавт, открытый космос, мкс
мкскосмос,открытыйАстронавт,
Астронавт, открытый космос, мкс
Изображение: skeeze, pixabay, cc0

ИА Красная Весна: Сейчас многие страны развивают собственную космическую программу. Прокомментируйте, пожалуйста.

Серов: Это не нами придумано. Еще в 1960-е годы американские государственные деятели говорили, что ты не можешь быть на Земле номер один, если ты не номер один в космосе. Космос сейчас — это не только геополитика, это высокие технологии и научная самодостаточность. Ведь сейчас не так много стран, которые умеют создавать ракетно-космические комплексы полного цикла. Пожалуй, это только США, Россия, Япония, Китай, Индия, Евросоюз.

Вот эти державы и могут считаться высокотехнологичными и самодостаточными. Тут трудно что-то добавить. Действительно уверен, что освоение космоса и околоземного пространства, Луны и космических тел — это вопрос высокой политики.

Возможности страны, которая может себе позволить космическую программу, которая может строить свои ракетно-космические комплексы полного цикла, проводить космические исследования, посылать людей в космос — это заявка на особый статус.

Космические программы — это всё-таки инновация исторического масштаба. Здесь нужно говорить не о ближайшем будущем, не на десять лет планы строить, а на пятьдесят, на сто лет! Вот государство, которое будет такие планы строить, оно и будет перспективным. Если государство строит планы на два года вперед — это, извините меня, не государственное планирование.

ИА Красная Весна: От представителей космической отрасли можно услышать, что у молодежи нет заинтересованности или есть, но она зачастую подстегивается материальным и социальным… На ваш взгляд, какие здесь основные проблемы, как можно было бы их решать?

Серов: Проблем огромное количество, и всё это, мне кажется, связанно с основным целеполаганием. Ничто не вызывает больший интерес и энтузиазм молодых людей, кроме как успешный проект, имеющий историческую важность. Вы правильно говорите, что МКС — это практически всё, что осталось нам. А где новые зовущие проекты? Пусть они будут не вполне коммерчески выгодными, но значимыми.

Потому что для русского менталитета (и это входит в русский культурный код) очень важны победы, причем в больших значимых проектах. Я не буду говорить «в военных проектах», но вот космический проект — был как раз таким значимым. И до сих пор мы гордимся им, потому что он действительно был для России, для Советского Союза значимым. Вот чего не хватает.

ИА Красная Весна: Здесь мы подошли к важным основаниям. Ведь в основе этого проекта была целая философия, которая называлась «русский космизм»: Фёдоров, Циолковский, Вернадский…

Серов: Да, это часть русского культурного кода.

ИА Красная Весна: Может быть, стоит эту философию актуализировать под новые задачи в космосе?

Серов: Недавно вышел специальный номер журнала Изборского клуба, где моя статья опубликована. Она так и называется: «Перспективы пилотируемой космонавтики в историческом масштабе». Там я пытаюсь проанализировать, каковы перспективы космонавтики, зачем вообще нужна экспансия человечества в космос.

Я провожу мысль, что у человечества нет другой альтернативы. Дело в том, что на протяжении тысячи лет земная цивилизация строилась на системе социально-экономического неравенства. Была попытка единственный раз за всю историю с каменного века взломать эту тысячелетнюю систему. Называлось Советский Союз, Советский проект.

Но, к сожалению, эта попытка прекратилась по разным причинам. Может, эта старая тысячелетняя система экономического неравенства в крови нашей сидит?

Наша цивилизация стала глобальной, то есть герметичной. Создать альтернативный проект в рамках планеты невозможно, вот я и пытаюсь понять, что делать, и прихожу к выводу, что на протяжении всей истории человечества экспансия начиналась в поисках новой, лучшей жизни.

Вот и экспансия человечества в космос, возможно, даст лучшую жизнь.

ИА Красная Весна: Спасибо за интервью.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER