Ленин очень быстро понял, что будущее ни в коем случае не в «Соединенных Штатах Европы», даже если бы их назвали «социалистическими»

Ленин подобен физикам, совершившим прорыв в науке — мнение эксперта

Константин Юон. Утро индустриальной Москвы. 1949
Константин Юон. Утро индустриальной Москвы. 1949
Константин Юон. Утро индустриальной Москвы. 1949

Хотя Сталин начал ограничивать демократию и развивать жесткую государственность, в целом он продолжил движение по линии, начертанной Лениным, заявил в интервью ИА Красная Весна французский издатель, писатель, секретарь комитета пo международным вопросам партии PRCF (Полюс коммунистического возрождения во Франции) Эмрик Монвиль в преддверии 150-летия В. И. Ленина.

ИА Красная Весна: Как, по-вашему, соотносятся деятельность Ленина и Маркса?

 — Ленин видел себя, по его собственным словам, «ортодоксальным марксистом», но при этом он продолжил дело Маркса уже в новых условиях — в условиях империализма. Ему было вообще свойственно преодоление и возведение на новый уровень старых теоретических представлений.

Это проявилось даже в области физики — в его эпистемологическом подходе к материи. В ту пору старая механистическая концепция материи была в глубоком кризисе. Некоторые ученые отвергали зарождающуюся новую физику. Другие спотыкались в поисках решения — так, например, Анри Пуанкаре заявил, что «материя исчезла».

Ленин продемонстрировал большую теоретическую дальновидность, показав, что чисто механическая концепция материи должна уступить место более богатой, широкой, короче говоря, диалектической концепции физической природы.

Эмрик Монвиль
Эмрик Монвиль
МонвильЭмрик

В экономической сфере Ленин понял, что «современный» капитализм, с его тенденцией к понижению нормы прибыли, открытой Марксом, стал массово ориентироваться на создание капиталистических монополий, которые фальсифицируют конкуренцию, практикуют массовый вывоз капитала, организуют засилье финансового капитала, грабят Восток и провоцируют беспощадную межимпериалистическую борьбу за колониальный передел мира.

Согласно закону о неравномерности экономического и политического развития капитализма, империалистские государства не гармонизируют свои экономики и не могут объединяться между собой. Таким образом, капитализм тяготеет к анархическому способу существования производства и обмена, который периодически приводит к продвижению одних держав в ущерб другим. Это неумолимо толкает капиталистические империи к борьбе друг с другом, а также к совместной борьбе с неподчиняющимися народами и зарождающимися социалистическими экспериментами.

Пролетариат не может стать интеллектуально и практически независимым от буржуазии без сильной организованной партии.

С этой точки зрения Ленин очень быстро понял — в отличие как от правого крыла рабочего движения, представленного Каутским, так и от левого крыла, представленного Троцким, — что будущее ни в коем случае не в «Соединенных Штатах Европы», даже если бы их назвали «социалистическими». Идею такой федеративной Европы — скрытого имперского надгосударства — продвигали уже во время Первой мировой войны. В нее уверовали многие тогдашние пацифисты. Однако, в силу закона о неравномерности развития, такое решение не могло быть выходом из состояния безнадежно растущего варварства капиталистического мира.

Еще одним важным моментом в теоретико-политическом построении ленинизма является партийная теория. Потребность в демократическом централизме проистекает из осознания того, что пролетарский класс не может стать интеллектуально и практически независимым от буржуазии и мелкой буржуазии без сильной организованной партии, закрепленной в мире рабочего класса, зацементированной научным анализом реальности. Партия ленинского типа, основанная на демократическом централизме — это принцип свободы и автономии рабочего класса.

ИА Красная Весна: Как Вы оцениваете утверждение некоторых публицистов о том, что партия предала Ленина в конце его жизни?

— Уверен, что партия не прислушалась к рекомендации Ленина сместить Сталина и рассредоточить руководство. Но слово предательство не уместно, например, построение социализма в одной стране — это тезис по своей сути ленинский.

ИА Красная Весна: Продолжил ли Сталин дело Ленина или повел страну другим курсом?

— В целом он продолжил движение к цели, но при этом он сосредоточил внимание на государственности и стал все более ограничивать демократию внутри партии и в советах. Но не следует забывать, что за рубежом в это время полным ходом шло развитие фашизма.

ИА Красная Весна: Какие высказывания или работы о Ленине в последнее время Вас более всего впечатлили?

— Меня особенно впечатлила вышедшая недавно работа Жоржа Гасто «Lumières communes» в пяти томах. Это монументальный труд в 2000 страниц, собравший воедино лучшие достижения диалектического и исторического материализма.

ИА Красная Весна: Расскажите о Вашем отношении к тому, как вопросы, связанные с Лениным, преподают в наши дни в школах и вузах?

— Во Франции в учебных программах Ленин представлен в одном ряду с Муссолини и Гитлером под рубрикой «тоталитаризм». Как я могу к этому относиться? Это просто издевательство.

ИА Красная Весна Как Вы считаете, в XXI веке имя Ленина будут постепенно забывать или оно будет становиться все более популярным по мере того, как человечество заходит в глобальный тупик?

— Контрреволюция — это всего лишь временное отступление Истории. У человечества нет другого выбора, кроме «socialismo o morir», как говорил Фидель Кастро [«Еl socialismo o muerte» — исп. «Социализм или смерть»]. Но для реального прорыва необходимы авангардные партии.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER