logo
  1. Классическая война
  2. Военная политика США
ИА Красная Весна /
В условиях потери США ряда ставших для них привычными преимуществ, у них есть два выбора — «по одежке протягивать ножки» и больше не включать весь мир в сферу собственных интересов, или наращивать усилия ради недопущения эрозии собственных глобальных позиций, даже если это приведет к большим материальным и людским затратам для США.

Конец эпохи безнаказанности — рассуждения американцев о войне будущего

Александр Апсет. Военный совет в Дриссе. 1912

Военачальников часто критикуют за то, что они склонны готовиться к прошлой войне. Это их свойство приводит к выбору неуместных средств для достижения поставленной задачи в условиях кардинально поменявшегося поля боя. Это создает потребность в стратегических прогнозах, отвечающих на вопросы о природе следующей войны.

Но как заметил ранее возглавлявший ЦРУ бывший министр обороны США Роберт Гейтс, произнося речь перед выпускниками Военной академии США в Вест-Пойнте, — «В плане предсказания природы и места следующей военной схватки, у нас результаты весьма последовательны с времен Вьетнама. Мы ни разу ничего правильно не угадывали».

Авторы доклада американского военно-политического аналитического центра RAND Corporation, получившего название «Вглядываясь в магический кристалл — целостная оценка будущего ведения войны» считают, что верному прогнозированию мешает отсутствие целостного подхода к оценке факторов, влияющих на географию и природу будущих войн.

Чтобы не уподобиться критикуемым ими же авторам неверных прогнозов будущего, авторы доклада рассмотрели ключевые тренды по широкому ряду факторов в сфере геополитики, военного искусства, космоса, ядерных вооружений, киберпространства, факторов, ограничивающих свободу действий, экономики и окружающей среды. Общая картина, полученная в результате, говорит о том, что в течение ближайшего десятилетия придется работать в намного более опасных для себя условиях, чем они привыкли в период после развала СССР. Давайте более детально рассмотрим, что аналитиков RAND подвигло к такому выводу.

Глобальные тренды и войны будущего

В качестве важного внутреннего фактора, авторы доклада видят продолжающуюся поляризацию американского общества, что приводит к неспособности США действовать как единое целое. При этом отдельные политики могут с большей охотой прибегать к военным способам решения конфликтов, так как армия остается относительно популярным институтом власти.

В плане геополитики, американские аналитики ждут дальнейшего усиления Китая и более решительных действий со стороны России. При этом не исключается, что соседи КНР могут встретить ее дальнейшее усиление с опаской. Тем временем ожидается, что раскол Евросоюза будет усугубляться, что создаст проблемы и для НАТО. Беспорядок в исламском мире и дальше будет нарастать, с дальнейшей эскалацией противостояния Саудовской Аравии и Ирана.

В плане развития вооруженных сил, США ожидает потеря превосходства в сфере обычных вооружений над «примерно равными» Россией и Китаем, при дальнейшей модернизации и профессионализации армий «стратегических конкурентов». Тем временем «державы второго порядка», такие как КНДР и Иран, могут предпринять асимметричные действия для создания угрозы для США. Американцы считают, что искусственный интеллект будет активно применяться на поле боя в ближайшем будущем.

Американцы считают, что их противники часто будут действовать в т. н. «серой зоне», ведя войну через посредников, спецназ и информационную войну, чтобы решать региональные задачи без угрозы спровоцировать полномасштабный военный ответ со стороны США. Этому способствует и такой тренд, как потеря государством монополии на насилие, с усилением т. н. «негосударственных субъектов», вроде ЧВК и террористических организаций.

Аналитики RAND Corp. считают, что космос в ближайшем будущем тоже станет театром военных действий. Указывается на растущие возможности РФ и КНР уничтожать или иными способами выводить из строя чужие спутники. При этом не последнюю роль в бою будет играть коммерческая космическая техника.

Коллапс режима ядерного нераспространения американцы предлагают считать свершившимся фактом, который будет необходимо учитывать при разработке планов региональных конфликтов. Утеря силы договоров о ядерном разоружении приводит, как утверждает авторский коллектив, к большей вероятности применения тактического ядерного оружия Россией или Китаем.

В качестве другого нового театра военных действий необходимо воспринимать киберсферу. Вычислительная техника будет применяться как для разведки, так и для проведения диверсий по отношению к чужой инфраструктуре.

Изменения в информационной сфере тоже кардинально поменяют ведение будущих войн. Вездесущность смартфонов и социальных сетей приводит к потере СМИ монополии на информационную повестку в ходе конфликта. Чувствительность общественности к жертвам среди мирного населения может ограничивать определенные действия войск. В качестве отдельной разновидности борьбы предлагается считать «асимметричное применение международного права». Американцы возмущаются растущей ролью дезинформации и ложных обвинений в информационном поле.

В экономической войне США сталкиваются с утерей собственного экономического превосходства, в том числе и в области военно-промышленного комплекса. Международная торговля сейчас открыта как никогда, но существуют тенденции к протекционизму. Растет экономическая мощь как самой КНР, так и его внешних торговых связей. В этих условиях санкции теряют свою мощь. На военный ландшафт также будет влиять борьба за новые ресурсы, в том числе и для новых высокотехнологических производств.

RAND Corp. считает изменения в окружающей среде важным фактором войны будущего. Это касается нехватки питьевой воды и будущих схваток ради нее. Ожидается, что изменения в климате приведут к росту значения Севморпути, в то время как потепление и рост уровня воды, а также растущая частота ураганов, могут создать трудности размещения американских войск в южных регионах.

Выводы

В условиях потери США ряда ставших для них привычными преимуществ, у них есть два выбора — «по одежке протягивать ножки» и больше не включать весь мир в сферу собственных интересов, или наращивать усилия ради недопущения эрозии собственных глобальных позиций, даже если это приведет к большим материальным и людским затратам для США.

«Соединенные Штаты столкнутся с необходимостью добиваться большего при меньших ресурсозатратах в условиях будущего с меньшим количеством гарантированных стратегических констант», — говорится в докладе.

Традиционно сопровождающий ВВС США аналитический центр RAND Corp. считает, что в новых реалиях еще более важную роль играет скорость и точность удара и возможность проецировать мощь по всему земному шару. Ключевую роль играют перспективные разработки, создающие новые преимущества для американских ВВС.

Стоит также отметить, что у американских органов стратегического планирования есть свойство приписывать потенциальным противникам собственные свойства и планы, чтобы потом, решительно осудив потенциального противника, уже как бы симметрично реагировать на его действия. Примером этому служат действия американцев по подрыву режима договора по РСМД, который США разорвали якобы в ответ на действия России.

В этом смысле, содержащиеся в докладе обвинения в «нечестной игре» так называемых «стратегических конкурентов» можно расценить в качестве телеграфирования собственных планов, в том числе и уже осуществляемых. Среди них обвинения в действии чужими руками в т. н. «серой зоне», стремление милитаризировать космос, снизить порог для применения маломощных ядерных зарядов, особая роль, отдаваемая кибервойне и информационно-психологической войне. Обвиняя Россию и Китай в стремлении играть грязно на этих направлениях, американцы будут сами стремиться и дальше развивать собственные возможности на этих новых нетрадиционных направлениях.

Правильно прочитав намерения США по отношению к развитию собственных силовых и околосиловых возможностей, у России появляется возможность не впрягаться в новый виток гонки вооружений, а находить малозатратные, но эффективные способы асимметрично парировать новые стратегические угрозы, оставляя для себя при этом возможность и симметричного ответа там, где это необходимо.