Когда в университетах говорят о культе разума как главной черте Просвещения, то не так просто представить: а как практически живет человек, поклоняющийся этому культу?

Медведь в Петергофе. О чем поспорили Блок и Пушкин

Алексей Степанов. Медведица с медвежатами. 1919
Алексей Степанов. Медведица с медвежатами. 1919
Алексей Степанов. Медведица с медвежатами. 1919

В новом видео философ, политолог, лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян говорит о споре Блока с Пушкиным. Кургинян предполагает, что блоковское «Покой нам только снится» является ответом на пушкинское «Покоя сердце просит».

Что могла означать пушкинская фраза, оказавшаяся столь важной в 2021 году, когда у русских людей осталось, быть может, десятилетие на то, чтобы выбрать между покоем и боем?

Чего хочет русская душа в ее сокровенности?

Пушкин был воспитан на ценностях Просвещения. «Просветительский код» ему преподавали в лицее, и этот «код» стал одной из ключевых составляющих его творческой личности.

Арина Родионовна. Портрет неизвестного художника
Арина Родионовна. Портрет неизвестного художника
художниканеизвестногоПортретРодионовна.Арина

Наряду с другими, например, «романтическим кодом» Байрона и «народным кодом» няни Арины Родионовны.

Слова Пушкина о покое почему-то вызывают в памяти Петергоф и Павловск, где покой дарит и служит ему каждый куст, буквально каждый метр пространства.

Петергоф и Павловск — эти святилища классицизма и Просвещения.

Когда в университетах говорят о культе разума как главной черте Просвещения, то не так просто представить: а как практически живет человек, поклоняющийся этому культу? Как он живет, чувствует, оценивает реальность, какова внутренняя жизнь такого человека?

С одной стороны, Просвещение — это вдохновленность возможностями разума и энтузиазм от этого вдохновения. Определенно, например, всем этим была вдохновлена собеседница Вольтера, российская императрица Екатерина II.

С другой — Просвещение предполагает непременный скепсис к иррациональному и начало избавления от метафизики.

«Просветительское» отношение к жизни присутствует и в романе в стихах «Евгений Онегин» (а почему оно должно в нем отсутствовать?), хотя это произведение, конечно, очень метафизично.

Блажен, кто праздник жизни рано

Оставил, не допив до дна

Бокала полного вина,

Кто не дочел ее романа…

Илья Репин. Дуэль Онегина и Ленского. 1899
Илья Репин. Дуэль Онегина и Ленского. 1899
1899Ленского.иОнегинаДуэльРепин.Илья

Эти строки из последней строфы пушкинского произведения вполне тянут на эквивалент «Покоя сердце просит…»

Лирический герой «Онегина», предлагаемая в поэме интонация задают некое мудрое, «просветительское» отношение к жизни.

Оно, естественно, лишено, условно, некой средневековой пылкости и, конечно, содержит в себе вполне культурно- и по-человечески обоснованный скепсис перед байронизмом и романтизмом.

Но Пушкин не состоял из одного этого.

Сильно разрушающая просветительскую рамку «народность», сокровенное, полученное от няни и развитое широким знакомством с живым народом, позволяют поэту населить свой Петергоф и Павловск совершенно неуместными для этих парков существами: обитателями сна Татьяны во главе с медведем и, конечно, самой героиней. И всей живой жизнью, представленной в произведении, по сравнению с которой творения Вольтера беспредельно скучны.

У Пушкина есть еще одно высказывание о покое: «На свете счастья нет, но есть покой и воля». Вряд ли это устроит Блока. Но звучит гораздо более по-русски.

В анкете Блок указывал, что его любимый поэт — учитель Пушкина Жуковский, то есть гораздо меньший апологет Просвещения, чем стихотворец номер один.

Каждый народ Земли, подобно бурлакам, тянет тяжелейший корабль истории с ее сменой эпох и поворотами. Эти эпохи и повороты: Средневековье, Возрождение, Просвещение — невозможно проигнорировать (кто их «придумывает» — отдельный вопрос). Они пронизывают воздух, в котором существуют все народы.

Зараженные этим воздухом, проживают свою жизнь поколения. И исключительным единицам удается высунуть голову куда-то в «открытый космос» и глотнуть «чистого трансцендентного», если все это, конечно, не выдумки.

Пушкин сделал это и там увидел свой и русский «покой» или отдал дань увлекшей Россию на несколько столетий павловско-петергофской «моде»? В этом, мне кажется, вопрос, поставленный Кургиняном.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER