6
окт
2021
  1. Экономическая война
  2. Мировой дефицит микросхем
Евгений Есин / ИА Красная Весна /
В соответствии с поговоркой «свято место пусто не бывает», в условиях недостатка, труднодоступности, дороговизны фирменной продукции ситуацией все более пользуются мошенники, которые предлагают потребителям электронных компонентов свои низкокачественные подделки

Как ловят рыбу в мутной воде дефицита микросхем

Карл Ларссон. Рыбалка (фрагмент). 1905
Карл Ларссон. Рыбалка (фрагмент). 1905
Карл Ларссон. Рыбалка (фрагмент). 1905

С началом экономического кризиса, связанного с пандемией коронавируса, в полный рост встала проблема дефицита микросхем. Причем эта проблема никуда не делась и после острой фазы распространения заболевания, когда существующие производства, работа которых прерывалась, снова начали действовать.

Надо сразу же отметить, что сама проблема дефицита микросхем является системной и изначально связана не только с перебоями в производстве, случившимися во время пандемии. Она связана прежде всего с растущим общемировым спросом на различные виды электронной продукции, который пандемия резко подстегнула и который не в состоянии удовлетворить существующее производство.

В результате компании, производящие электронику или неэлектронную продукцию, в которой используются электронные компоненты, сталкиваются с разрушением выстроенных за предыдущие годы каналов поставок и вынуждены срочно искать альтернативные варианты.

Причем о нарушении работы старых отлаженных цепочек поставок чипов заявляют не только средние и мелкие компании, но и, например, такой крупнейший производитель автоэлектроники, как немецкая Bosch.

«Я думаю, нам нужно делать более крупные запасы некоторых видов продукции, потому что их производство занимает по шесть месяцев», — заявил 24 августа член правления Bosch Харальд Крегер в интервью телеканалу CNBC.

Сокращение автопроизводства

Автопроизводители, сталкиваясь с дефицитом микросхем, вынуждены сокращать выпуск своей продукции и даже приостанавливать производство.

Так, на главном заводе Audi в Ингольштадте (Бавария) из-за нехватки полупроводников остановлены до конца августа две из трех производственных линий (а третья остановлена по другим причинам). На заводе в Неккарзульме (земля Баден-Вюртемберг) производство также временно стоит из-за отсутствия компонентов.

Около 10 тыс. работников обоих заводов при этом переведены на сокращенный график работы. В компании отмечают, что в условиях полной загруженности заказами они тем не менее из-за ожидания поставок чипов уже задержали по имеющимся контрактам отгрузку 50 тыс. машин.

При этом, с одной стороны, компания рассматривает продление остановки производства на сентябрь, а с другой, прорабатывает вариант работы без выходных, когда компоненты все же будут появляться.

Другой пример из мира автопрома — компания Volvo Cars, приостановившая на неделю с 30 августа по 3 сентября производство автомобилей на заводе в Торсланде в Швеции, а до этого прибегавшая к такой же мере двумя неделями ранее.

По данным консалтинговой компании Boston Consulting Group (BCG), в 2021 году мировое производство автомобилей сократится из-за нехватки компонентов на 7–9 млн штук. С самым крупным сокращением производства за первые шесть месяцев 2021 года столкнулись компании Ford, Stellantis (марки Citroen, Dodge, Fiat, Jeep, Opel, Peugeot и другие) и альянс Renault-Nissan-Mitsubishi, отмечают аналитики BCG.

Компьютерные гиганты

Кроме того, в число пострадавших от идущего процесса входит еще одна группа крупных компаний, которые также столкнулись с дефицитом микросхем. Эту группу составляют такие известные производители персональных компьютеров, как, например, Hewlett-Packard и Dell, занимающие первое и третье место на рынке ПК в США (21,9% и 15,6% рынка соответственно по итогам второго квартала 2021 года).

Однако для производителей ПК ситуация в целом противоречивая. С одной стороны, рост потребительского спроса на электронику, включая компьютерную технику, а также повышение цен на нее, позволили им увеличить свою выручку. В частности, в Hewlett-Packard отчитались о росте выручки во втором квартале 2021 года на 7%, а в Dell — на 15% (а конкретно в сегменте ПК — на все 27%).

С другой стороны, обе компании посетовали на то, что рассчитывали заработать больше, но их аппетиты были ограничены нехваткой компонентов. Выходить из положения они намерены как за счет отказа от сделок с посредниками в пользу заключения контрактов непосредственно с производителями, так и за счет унификации номенклатуры используемых микросхем, чтобы одни и те же компоненты использовались в разной продукции.

Сколько же продлится такое положение дел?

Производители микросхем наращивают выпуск, вводят новые производственные мощности, но их усилия не могут дать немедленного эффекта. Для открытия новых линий и тем более для строительства новых заводов требуется время — от нескольких месяцев до 2–3 лет.

По оценке главы Intel Патрика Гэлсингера, данной им в интервью The Wall Street Journal 19 августа, преодолеть дефицит микросхем не получится как минимум до 2023 года.

Член правления Bosch Харальд Крегер заявил в интервью CNBC, что нехватка чипов в автомобильной промышленности сохранится большую часть 2022 года.

Президент тайваньского разработчика микросхем управления флеш-накопителями Silicon Motion Technology Уоллес Коу дал схожую оценку в своем сегменте электроники. По его словам, анализ динамики спроса и предложения микросхем флеш-памяти показывает, что нехватка чипов NAND-флеш на рынке будет преодолена уже в 2022 году.

И если даже у гигантов автомобильной и компьютерной индустрии возникают серьезные проблемы с поставками микросхем, то для средних и мелких производителей электроники эта проблема принимает значительно более острый характер.

Поэтому, в соответствии с поговоркой «свято место пусто не бывает», в условиях недостатка, труднодоступности, дороговизны фирменной продукции ситуацией все более пользуются мошенники, которые предлагают потребителям электронных компонентов свои низкокачественные подделки.

Расцвет преступности на почве микросхемного кризиса

Еще в середине 2021 года эксперты предупреждали о грядущем буме подделок на рынке компонентов. В частности, такое мнение высказал основатель независимого дистрибьютора компонентов для ПК, который входит в Ассоциацию независимых дистрибьюторов электроники (IDEA), Стив Калабрия.

«Мировой дефицит открыл дверь для преступников, чтобы использовать рынок электронных компонентов, и я вижу первые признаки того, что это уже начало происходить», — заявил он. Одним из таких признаков он назвал появление на рынке неизвестных ранее компаний, которые предлагают дефицитные электронные компоненты.

Он сравнил текущую ситуацию с 2011 годом, когда из-за произошедшего в Японии землетрясения возник дефицит поставок конденсаторов. Тогда контрафактная продукция очень быстро попала в цепочки поставок. Отличие сегодняшней ситуации, по мнению эксперта, в том, что сейчас на рынке окажутся не только контрафактные конденсаторы, а вообще все компоненты.

Исследователь контрафактной электроники из Центра усовершенствованной инженерии жизненного цикла (Centre for Advanced Life Cycle Engineering, CALCE) Диганта Дас в свою очередь спрогнозировал, что в ближайшие шесть месяцев резко вырастет количество сообщений компаний о контрафактных электронных компонентах, с которыми им пришлось столкнуться.

При этом профессор машиностроения в Университете Мэриленда и основатель CALCE Майкл Пехт не сомневается, что поддельная продукция неизбежно будет находить своего покупателя, так как для многих компаний соблюдение графика поставок намного важнее рисков, связанных с использованием поддельной продукции.

Эти прогнозы уже сейчас подтверждаются на практике. В отчете компании ERAI, которая поддерживает базу данных контрафактных компонентов, недобросовестных оптовых поставщиков и их электронных ресурсов, отмечается резкое увеличение сообщений о продаже поддельных чипов.

Причем аналитики компании отмечают, что такие сообщения поступают практически каждый день от производителей электроники практически со всего мира (из 40 стран), и это не только крупные компании, но и небольшие производства.

По данным испытательной компании Oki Engineering, осуществляющей проверку электронных компонентов по запросу более 100 компаний, на японском рынке доля поддельных электронных компонентов уже превысила 30% и имеет тенденцию к увеличению.

«Очень вероятно, что количество имитаций увеличится, поскольку пока нет никаких признаков того, что проблема нехватки микросхем решается», — заявил генеральный менеджер из отдела качества Oki Engineering Кей Такамори, 30 августа сообщает интернет-издание Japan Today.

Варианты обмана

При этом подделки могут быть разных видов, обладающих разной степенью работоспособности и требующих разных усилий для определения их подлинности.

Например, покупатель может получить от мошенников «микросхемы-пустышки», то есть кусочек пластика с ножками и маркировкой, не содержащий внутри вообще никакого кристалла. Обычно это самый легко обнаруживаемый и самый безопасный обман.

Существует также вариант, когда вместо заявленной продается другая микросхема с измененной нужным образом маркировкой. Как и в предыдущем случае, продукция, собранная на такой микросхеме, работать не будет, но, в отличие от «пустышки», включение такой подделки в схему может привести к ее немедленному сгоранию (и других компонентов вместе с ней), а для некоторых — даже к взрыву.

Но есть и более хитрые случаи подделок. Например, контрафактная микросхема может быть незаконно произведенным клоном фирменной, с фирменной маркировкой на корпусе. Для этого либо используются методы реверс-инжиниринга и другое производство, тогда ни о какой гарантии качества, конечно, говорить не приходится.

Либо микросхема производится на той же фабрике, что и фирменная, но сверх контракта с заказчиком и без его ведома, поэтому не проходит всех этапов контроля качества и разбраковки, которые потом осуществляет заказчик.

В таких случаях компоненты еще могут как-то работать в схеме (и то не обязательно), но иметь, например, намного меньший срок службы, либо не выдерживать требуемых нагрузок и не обеспечивать заданных характеристик. Обнаружить такие варианты подделок оказывается труднее всего.

Кроме того, мошенники могут получить и пустить в продажу отправленные на свалку легальным производителем бракованные партии продукции, либо совсем не работающие, либо обладающие заведомо худшими параметрами.

Один из самых распространенных вариантов мошенничества — продажа старых компонентов, выпаянных с плат выброшенной на свалку электроники, под видом новых. При этом компоненты могут быть даже 10-летней давности и необязательно рабочими. Мошенники их, если надо, подкрашивают, перемаркировывают и пускают в продажу.

Как и кому продают подделки

По данным Патентного ведомства Японии, многие из обнаруженных специалистами контрафактных микросхем были завезены в страну, предположительно, из Китая, Южной Кореи и стран Юго-Восточной Азии.

Продажа таких компонентов осуществляется, как правило, через Интернет. При этом мошенники действуют практически в открытую, размещают объявления в Google, на популярных торговых площадках, прежде всего на Aliexpress, а также создают сайты, копирующие внешний вид сайтов легальных производителей.

Этому способствует то, что компании, купившие контрафактные компоненты, зачастую предпочитают не предавать это огласке, чтобы не бросить тень на свою продукцию. И потому они, конечно, не обращаются в правоохранительные органы.

Специалисты компания Oki Engineering считают, что покупателями такой продукции в немалой степени являются специализированные торговые фирмы, которые перепродают чипы и поставляют их для сборочных производств.

Куда податься производителю электроники?

Что же может сделать среднестатистический производитель электроники, чтобы защититься от мошенников в условиях острого дефицита нужных им микросхем?

Во-первых, он может надеяться на проверенных поставщиков и ждать, пока нужные ему компоненты у них снова появятся. Или покупать их по очень высокой цене. Или соглашаться на поставку в течение 6–12 месяцев. Очевидно, что не любая фирма обладает необходимым запасом прочности, чтобы выдержать такой экстремальный режим. И не все могут остановить производство и «уйти на каникулы» до тех пор, пока ситуация с поставками микросхем не наладится.

Во-вторых, добросовестный производитель может осуществлять собственное тестирование закупаемых компонентов. Для этого он может приобрести специальное оборудование, стоящее десятки и сотни тысяч долларов, и нанять специалистов, которые будут этим заниматься. Также можно обратиться к специализированным фирмам.

Очевидно, что и то, и другое — это серьезные расходы, которые в случае относительно дешевых компонентов и не очень большого объема производства могут оказаться совершенно неподъемными.

И, наконец, третий вариант — искать альтернативные каналы поставок, надеясь, что поставляемые неизвестными поставщиками компоненты окажутся в достаточной степени работоспособными и надежными, чтобы можно было произвести удовлетворительно работающую продукцию, которая не выйдет из строя до истечения гарантийного срока. При этом даже можно немного усилить контроль качества выходной продукции.

Какой из этих трех вариантов выберут производители?

Крупный бизнес, имеющий значительный запас финансовой прочности, вряд ли будет полагаться на неизвестных поставщиков с сомнительными комплектующими. Например, мы видим, что производители автомобилей сокращают производство и терпят огромные убытки. Также в случае недостатка комплектующих сокращают производство крупные бренды электроники.

Крупные компании, конечно, тоже ищут альтернативные каналы поставок, но с противоположной стороны — исключая посредников и пытаясь договориться напрямую с производителями комплектующих.

Однако крупным бизнесом все не исчерпывается. Средние и особенно небольшие предприятия, которые также нуждаются в микросхемах, в условиях дефицита нередко просто вынуждены будут выбрать именно третий вариант со всеми его рисками и постепенным снижением требований к качеству и надежности выпускаемого продукта.

В случае массовой бытовой потребительской электроники это может быть не так критично, но в случае производства медицинской техники или электроники в других связанных с жизнью и здоровьем, а также безопасностью областях движение в эту сторону может оказаться весьма опасным.

Возможен ли какой-либо контроль и предотвращение подобных деградационных изменений в условиях глобального рынка? Это сложнейший управленческий вопрос.

Ответить на него можно двумя способами. Во-первых, совместными усилиями крупнейших держав мира. Ведь когда продавец, у которого предприятие покупает партию контрафактных микросхем, находится в другой стране, то очень сложно привлечь его к ответственности.

Практически нереально, потому что для этого страны должны уметь находить общий язык и действовать совместно в общих интересах, чего в реальности совершенно не наблюдается, даже наоборот, ситуация с этим становится все хуже и хуже.

А во-вторых, с проблемой можно справиться путем отхода от глобального рынка, локализуя производство продукции, комплектующих и замыкая все цепочки поставок внутри страны или группы тесно связанных стран.

Тогда продавец и покупатель чипов оказываются в одной юрисдикции, всё можно проконтролировать, а если нужно, то и провести расследование, найти и наказать виновных, не позволив разгуляться аферистам с контрафактом.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER