logo
Статья
/ Юрий Высоков
В украинских майданах 2004 и 2013-2014 годов представители Госдепа, местные олигархи, церковь и секты играли каждый свою роль. Чем отличается происходящее в Екатеринбурге?

Майдан или бизнес? Что происходит в Екатеринбурге

Владимир СеменкоВладимир Семенко
Скопина Ольга (С) ИА Красная Весна

Несколько лет назад публицист Владимир Семенко написал, что майдан в России начнется на поле Русской православной церкви. Семенко рассказывает в интервью ИА Красная Весна, что тогда над ним смеялись. Но сегодня ситуация накаляется и становится весьма острой.

Сегодня церковная бюрократия должна вспомнить, что в православии присутствует принцип соборности, и в большей степени опираться на православную общественность, тем более, что урок Украины очень ярок.

Владимир Семенко: смеялись, говорили, что это пустая фантазия, что у меня пристрастная позиция. Сейчас мы видим, как в Екатеринбурге именно вокруг церковной ситуации применяются классические майданные технологии.

Корр.: Какие силы вовлечены в процесс?

В.С.: Совершенно понятно, что это не местные протесты. Людей, которые там скакали, свезли с разных мест. Происходящее на видео из Екатеринбурга похоже не на последний киевский майдан, 2013 года, когда были нацистские боевики, а на майдан 2004 года, когда пришел к власти Ющенко.

Можно с высокой вероятностью предположить, что здесь без сектантов не обошлось. В 2004 г. в Киеве на майдан свозили разных людей, так или иначе связанных с сектами, со всякими харизматами западного толка — специально подготовленными людьми.

В Екатеринбурге особенно развиты сектантские движения. Возможно, именно поэтому туда приезжал Теффт в его бытность послом США в России. Там было много всяких «десантов» в этом плане. Американцы, понимая, что в Москве майдан невозможен, работают с провинцией. В частности, они полюбили Урал.

От редакции: в Екатеринбурге существует крупное отделение секты пятидесятников. Кроме того, в начале 2000-х годов в городе развернулись секты КАРП и Муна.

Во время своего первого визита в Екатеринбург в апреле 2015 г. посол США в России Джон Теффт провел встречи с «местными религиозными деятелями». в СМИ информации о встречах, носящих в основном закрытый характер, было очень мало.

Читайте также: О подготовке «евромайдана» на Урале

Корр.: Какой может быть коррупционная составляющая в проекте храма Святой Екатерины в Екатеринбурге?

В.С.: Можно что угодно говорить о патриархе Кирилле и нынешнем священноначалии, но схема, применяемая при строительстве храма, вполне безупречна. Существуют два олигарха, они входят в сотню «Форбс», по-моему, по России, которые много сделали для церкви, и они естественным образом говорят: «Да, мы вам построим храм, но вы нам дайте заработать».

С документами, насколько я знаю, все совершенно нормально. Они там строят такой комплекс, где будут и жилые дома, будут продаваться квартиры, будет некий торговый комплекс. Ничего противозаконного, и никаких коррупционных схем тут нет.

Хотел бы обратить внимание на особую роль в происходящем диакона Андрея Кураева, ранее сказавшего, что в истории со строительством храма в Екатеринбурге «миру явлено мурло православия». В разгар протестов, 15 мая, Кураев засветил в своем «живом журнале» некую историю о том, как патриарх Кирилл распорядился выставить на рынок 42 московские квартиры в доме на Донской улице, предназначавшиеся нуждающимся семьям священнослужителей.

Кураев пытается обезопасить себя от возможных наказаний со стороны священноначалия. Если к нему будут применены какие-то дисциплинарные меры, а в церкви возмущение им большое, он готов сказать, что это личная месть патриарха Кирилла. Понятно, что таким смелым он сам по себе не является. Он является таким смелым, потому что кто-то его дергает.

Еще момент, который я хочу отметить, это то, что очень двусмысленной, с моей точки зрения, и по мнению некоторых наблюдателей, является роль митрополита Кирилла Екатеринбургского, который в свое время занял очень двусмысленную позицию в связи с «ловцом покемонов», когда в Храме-на-Крови молодой человек ловил покемонов с помощью своего смартфона и на него завели уголовное дело, которое не было никак связано с этим событием. Оно было связано с тем, что молодой человек был причастен к распространению наркотиков и всяким другим подобным шалостям. И только… Там были некоторые юридические нюансы, в общем-то его в итоге освободили, и митрополит Кирилл как-то высказывался по этому поводу, очень двусмысленно, фактически в его поддержку.

Кроме того, мы знаем, что у митрополита Кирилла Екатеринбургского — некие особые отношения с бывшим мэром Екатеринбурга Евгением Ройзманом. Интересно было бы, кстати, проверить, насколько к протестам против строительства храма причастны те структуры, которые, как мы знаем, якобы реабилитировали наркоманов. Известная технология: реабилитированные наркоманы вовлекаются в объединения сектантского толка.

Я думаю, совершенно неслучайно и по явному заказу сейчас находится в тюрьме известный православный нарколог — психолог Николай Каклюгин, который как раз исследовал вопрос, как наркоманов и сектантов используют в разных политических движениях. Каклюгина посадили по явно надуманному, сфабрикованному обвинению — ему подбросили наркотики. Глубоко неслучайно был зачищен именно тот человек, который занимался кругом проблем, близких к тому, что сейчас происходит в Екатеринбурге.

И, наконец, последнее надо отметить. Как правильно в свое время говорил политолог Сергей Кургинян, если вдруг правоохранители становятся все резко гуманистами, то это наводит на определенные мысли о причинах. Когда начинается какое-то движение майданного типа… В данном случае ОМОН как-то очень мягко действовал. Были сообщения, что участники событий в Екатеринбурге отбивали своих сторонников. Я не очень хорошо понимаю, как можно у ОМОНа кого-то отбить, если ОМОН действует, как его учили. Это немножко странно.

Корр.: Как Вы оцениваете реакцию РПЦ на происходящее?

В.С.: Если иметь в виду священноначалие, эта реакция довольно вялая, насколько я знаю.

Протоиерей Максим Миняйло, протест на Октябрьской площади в Екатеринбурге, 16 мая 2019Протоиерей Максим Миняйло, протест на Октябрьской площади в Екатеринбурге, 16 мая 2019
Александр Кардаполов © ИА Красная Весна https://rossaprimavera.ru/news/670c2926

Корр.: Что вообще нужно делать, чтобы из церковного поля не пошла волна майдана?

В.С.: Это очень тяжелый и сложный вопрос. В данном случае нельзя говорить о коррупционных схемах. Здесь с точки зрения закона все чисто, насколько я могу понять, а ведь это бывает не всегда. Необходимо, конечно, с этим, с коррупционными схемами, разбираться. Не в данном конкретном случае, а в целом. Это первое.

Второе, конечно, церковная бюрократия должна вспомнить, что в православии присутствует принцип соборности, и в большей степени опираться на православную общественность, тем более, что урок Украины очень ярок. Когда там православные ревнители приходили к некоторым митрополитам и архиереям и говорили: давайте мы будем вас защищать, защищать Киево-Печерскую лавру, им отвечали — не надо, нам не нужен ваш майдан справа. Но в итоге майдан произошел «слева».

Читайте также: Не будет в Екатеринбурге собора, придется отменять строительство элитного ЖК?