logo
  1. Метафизическая война
  2. Судьба гуманизма в XXI столетии
ИА Красная Весна /
Никто уже никогда не будет говорить о господстве немецкого народа, говорить будут о господстве транснациональной элиты. Поэтому все немецкие варианты гитлеризма будут отброшены, а востребованы будут те варианты, в которых речь идет о господстве черного интернационала, черного ордена и так далее

Судьба гуманизма в XXI столетии

Якоб де Гейн II. «Арктофилакс», Страж Медведицы. XVI в.
Якоб де Гейн II. «Арктофилакс», Страж Медведицы. XVI в.

К сожалению, я был вынужден отвлечься от микроаналитики, в рамках которой осмысливались оккультные развлечения анархо-коммуниста Романова. Отвлекаться подобным образом мне приходится с годами всё чаще и всегда по одной и той же причине — я вдруг начинаю понимать, что совершенно очевидные для меня обстоятельства вообще не присутствуют в качестве таковых в сознании тех, кому я искренне хочу нечто поведать.

Проще, а возможно, и правильнее всего, поняв, что именно содержит в себе небезразличное для тебя сознание, апеллировать только к тому, что в этом сознании содержится. Это один из возможных вариантов общения с читателем. Он называется разумным упрощением или популяризацией. Но, используя этот вариант общения с читателем, ты одновременно в каком-то смысле капитулируешь, признавая, что твой читатель, то есть политически небезразличный гражданин России, по определению неспособен понять то, что могут понять, например, сотрудники института Санта-Фе, собирающиеся доразобраться с той страной, гражданин которой не понимает, что именно они хотят делать. Капитулируя таким образом, ты по сути капитулируешь не перед определенным состоянием общественного сознания, а перед грядущей расправой продвинутого сознания врагов над отсталым сознанием тех, кто тебе дорог.

Второй вариант общения с читателем — наплевать на то, что именно содержится в его сознании и начать всё излагать так, как будто бы читателю известно как минимум всё, что известно тебе. Но в этом тоже есть определенное высокомерие, которое сродни капитуляции. Потому что сколько бы ты ни понимал по поводу разворачивающегося процесса, превратить свое понимание в действие ты можешь, только взаимодействуя с обществом. А взаимодействовать с обществом ты можешь, только понимая, что находится в сознании. Как говорил еще Александр Блок, «Герой уж не разит свободно, — Его рука — в руке народной».

Наплевав на содержание сознания читателя, ты разрываешь связь с читателем и лишаешь себя возможности воздействовать на процесс. А зачем его понимать, если не можешь на него воздействовать? И, что ничуть не менее важно, можешь ли ты что-нибудь понять, не воздействуя? Я вот, например, всё, что понял, понял только потому, что воздействовал.

Третий вариант общения с читателем предполагает вклинивание методологических отступлений в логику аналитического повествования.

При этом в методологических отступлениях ты пытаешься восполнить определенный дефицит понимания, рожденный эпохой, а в аналитических фрагментах повествования — показать, что этот дефицит надо восполнять. Потому что творится нечто крайне неприятное. И творится оно с использованием всего того, что не схватывается сознанием читателя.

Ты восполняешь дефициты и говоришь: «Смотрите, вот зачем это нужно! Это не изысканно бессмысленные блюда, изготовленные для гурманов. Это хлеб насущный».

Лично я никакой другой вариант кроме третьего в общении со своими читателями использовать не намерен. А использование этого варианта общения превращает текст в разорванное на части аналитическое повествование. Притом что разрывы заполняются длинными методологическими вставками, ознакомившись с которыми, читатель естественным образом задается вопросом: «А на чем, собственно, вы остановились в своем сугубо аналитическом эпосе?»

Вопрос этот в высшей степени правомочен. На него необходимо ответить, извинившись перед читателем за то, что строишь исследование подобным образом и объяснив, почему так строишь это исследование.

Я уже и объяснил почему так строю, и извинился. Теперь выполняю третью задачу — напоминаю о том, на каком моменте было осуществлено методологическое вклинивание и докуда к этому моменту было доведено мною то, что можно назвать собственно аналитической или микроаналитической эпопеей.

Методологическое вклинивание было осуществлено мною после того, как я ознакомил читателя с поэтической исповедью некоего тамплиера (безусловно нацистского). В этой исповеди нашлось место и аватаре Адольфа Гитлера, и неандертальским врагам, и неким замечательным королям полярной страны Бетельгейзе, и волшебному благому слову «Арктур».

Я вкратце ознакомил читателя с тем, что Арктур — это страж Медведицы. Что так называли очень яркую звезду в определенном созвездии. Что в античные времена Арктур отождествляли с подробно разобранной мною Аркадией. Что, согласно легенде, Аркад — это внук аркадского царя Ликаона, который, убив внука, угостил Зевса человеческим мясом своего внука. За это Ликаон был превращен в волка. Аркад же был воскрешен.

Итак, во-первых, что Аркад, что Арктур.

Во-вторых, Арктур — это яркая звезда.

В-третьих, Арктур — это страж Медведицы.

А, в-четвертых… В-четвертых, для определенным образом заточенных оккультистов, Арктур — это звезда, на которой расположен храм Великой Матери Изиды. Когда особо избранные поклонники Изиды посещают этот храм, их встречают, согласно данным оккультным верованиям, некие феи красоты. Которые и являются а) жрицами Изиды, и б) девушками Осириса, он же Усир.

Кстати, тут что Изида, что Иштар, что Диана, она же богиня Дана, что многие другие божества, такие как любящая безмолвие змееголовая богиня Меритсегер, она же змея Гарафена. Более подробно я эту тему развивать не буду. Я уже привел читателю доказательства — что эти богини, что какая-нибудь Сехмет или Нут, или Фрея — всё так или иначе адресует к Великой Матери со всеми вытекающими последствиями.

Поведав читателю что-то по поводу Арктура, я уже просто обязан расшифровать и то, что касается королей Бетельгейзе. Бетельгейзе — это яркая звезда в созвездии Ориона. Оккультисты считают Орион «звездой Востока», влияющей на Атлантиду. Орион в египетской астрологии называют Осирисом, порожденным богиней Ну являющейся персонификацией мировой бездны.

В рамках того оккультизма, который оперирует такими понятиями (он описан, например, Мережковским в его «Тайне трех»), Орион-Осирис — это синоним бога Хаоса. Сын Ориона-Осириса — это Гор. Кто провозглашал эпоху Гора (эон Гора) как то, что должна породить равноденственная буря? Правильно, Кроули. Согласно Дугину, Бетельгейзе стоит в центре некоего заговора, который начинал еще молодой Тухачевский. Его Дугин называет мартинистом, евразийцем (сочетание одного с другим уже интересно) и синархистом. А также тайным агентом великой германской оккультной секты — «Ордена Полярных».

Более подробно все это я описывать не буду, потому что все это — является противоречивым единством множества оккультных мифов.

Высказав свое смелое и необязательное представление о том, что романовские «девушки Усира», они же Pussy Riot — это еще и жрицы Арктура, то есть жрицы храма Изиды (а иначе они зачем нужны оккультисту?), я ознакомлю читателя с самим оккультным обрядом Романова.

Сделав все необходимые предваряющие замечания, Романов переходит к этому самому обряду. Он таков:

«О Диана, великая лунная богиня! Проклинаю кесаря Владимира! Лиши его власти, здоровья телесного и душевного. Amen».

Но это не все. Воззвав к великой лунной богине Диане, Романов далее говорит:

«Теперь переводим магический треугольник „Абракодабры“ в астральный план путем сжигания. Пепел нужно не забыть смыть в проточную воду. В раковину смойте, в туалет. Мы тоже несколько позже смоем его».

Но и это еще не всё. Романову мало Дианы. Ему нужны еще более смачные оккультные развлечения. К ним он и переходит, говоря:

«Но этим ритуалом мы сегодня не ограничимся и предпримем еще действие с фигуркой. Вот фигурка или кукла. В наше время, я думаю, все знают уже, как обращаться с такими вещами. Но не всем, возможно, известно, что фигурка должна быть окрещена, иначе это не будет действенным ритуалом. Священника, чтобы окрестить, у нас нету, но мы по протестантскому обряду вполне можем окрестить ее сами, совершив баптизу. Баптиза, то есть погружение, — это вполне доступно и нам сделать. Вот так. Водное крещение. Веруешь ли в Иисуса Христа Господа? Да. Формальное согласие получено. Формальное согласие получено, а оно и может быть только формальным в данном случае. Потому что на самом деле нам известно, какие они верующие. Окрещен раб божий Владимир. А теперь берем иголку и рабу божьему Владимиру протыкаем печень. У него печень является уязвимым органом.

Это мы лишили его телесного здоровья. Но нам надо не забыть лишить его еще и здоровья душевного — лишить его остатков разума и разрушить его психическую структуру. Для этого мы берем другую иглу и вводим ее в третий глаз. Это ямка между надбровными дугами, если кто не знает. Туда вводим до самого эпифиза, до шишковидной железы. Вот».

После этого Романов начинает «камлать», прошу прощения, «заклинать». С подвываниями говорится следующее:

«Adonai eve zi Baot, nekam, Adonai, nekam. Adonai eve zi Baot. Nekam, nekam, Adonai. Adonai eve zi Baot nekam! Nekam, Adonai. Nekam, nekam, Adonai, nekam! Adonai eve zi Baot, nekam. Nekam Adonai, nekam, nekam, Adonai. Adonai eve zi Baot, nekam, nekam Adonai, nekam».

Романову мало самих подвываний, ему нужно еще и индокринировать тех, кого предполагается ввести в церковь Адонаи, она же церковь вальпургианства. А тут без тамплиеров не обойдешься. Адептом вальпургианства говорится, что заклинание, которое только что было произнесено с подвываниями, — это не абы что, что оно натурально тамплиерское. Говорится буквально, что «это (то есть приведенное выше подвывание — С. К.) было использовано, кстати, знаменитое проклятие Жака де Моле, которым из костра проклял он короля Филиппа, папу Римского и Ногаре, вот. Никто из них не прожил и года. Жак де Моле — глава ордена тамплиеров, в 1311 году сожженный на костре, из костра проклял тех, кто его приговорил. Вот. Значит, у нас кесарь Владимир теперь проклят тоже. Но одним пока только магом, поэтому мы рассчитываем на вашу поддержку, и если вы исполните те же ритуалы, особенно синхронно, то невозможно даже представить, насколько усилится это действие».

Ну и наконец, вводится то, без чего весь этот оккультизм — все равно, что выпить и не закусить. То бишь порнуха. Вводится она так:

«Конечно, в Вальпургиеву ночь желательно лунную богиню прославлять плясками. Для этого нужно выезжать в лес, в безлюдное место коллективно и славить лунную богиню плясками. При том, что женщинам не возбраняется полностью обнаженными плясать, мужчины все-таки должны быть в накидках. Но раз мы этого пока не имеем, то, значит, будем делать то, что есть. На этом, значит, мы с вами пока прощаемся. Если кремлевские маги нам не помешают, мы проведем сеанс онлайн в непосредственно Вальпургиеву ночь. Веселых вам полетов на метле».

Безответственная болтовня сумасшедшего?

Двусмысленный эпатаж?

Все это имеет место, но к этому, безусловно, не сводится.

Анархо-коммунист Романов, конечно же, не является крупным политическим игроком. В противном случае я не подчеркивал бы, что мой сюжет о Романове является именно микроаналитическим. Но он и не сумасшедший изгой. Он вполне авторитетен для российских анархистов вообще и в особенности для тех из них, кто зачинал наш анархизм в далекие предперестроечные и перестроечные годы.

Звездой первой величины на небосклоне обсуждаемого мной анархизма его называют очень многие. В числе этих многих — и Жвания, который с давних пор вертится внутри нашего и международного анархо-троцкизма, и подробно обсужденный мною в книге «Качели» интернет-ресурс «Форум-мск.ру», тесно связанный с тем же Пономаревым.

Наши анархисты, троцкисты и прочие леваки не существуют сами по себе. Они являются стопроцентным клоном с аналогичных международных структур.

И наши анархисты, троцкисты et cetera, и тем более международные садовники, взращивающие эти цветы зла (использую образ из поэзии француза Шарля Пьера Бодлера, одного из создателей эстетики декаданса и символизма), очень привередливы. Если бы им не понравились оккультные упражнения Романова, который и подвывает, и ворожит, и иголки втыкает, то есть ни в чем себе не отказывает, они могли бы поставить его на место или же определенным образом отмежеваться от подобных затей. Но они этого очевидным образом не делают.

Повторяю, Романов для них не босс, не вожак, но и не изгой, он — авторитетная фигура. И они признают респектабельными кривляния этой фигуры на оккультную тему. Притом что кривляния являются абсолютно определенными, махровыми, густопсовыми и стопроцентно кроулианскими.

Когда в стародавние годы вполне периферийные представители движения «Суть времени» сделали робкую попытку двинуться в этом направлении, то я беспощадным образом вырывал эту заразу с корнем. И вырвал полностью. Но «Суть времени» предписано называть оккультной сектой. Ну и называют, глумливо объясняя идиотам, насколько ужасен оккультизм, как он противоречит и марксистскому атеизму, и традиционным патриотическим ценностям.

А сами обвинители при этом и кроулианским темным силам поклоняются, и на шабаш созывают, и иголки втыкают. То есть и впрямь ни в чем себе не отказывают.

Не отказывая себе ни в чем, вступая в глубочайшие отношения и с нацистским язычеством, и с так называемым левым (ремовско-штрассеровским) нацизмом, троцкисты и анархисты, что называется, на голубом глазу обвиняют всех, кто им неугоден, в любых вымышленных грехах, включая те, которым они на самом деле с упоением предаются.

Анархо-коммунизм, анархизм вообще, мистический анархизм в частности, преобладающая часть современного неотроцкизма — все это пропитано специальным кроулианским оккультизмом, причем более чем конкретным. И соответствующим образом вписано не просто в мировое оккультное движение, а (внимание!) в мировое оккультное движение поклонников Хаоса. И это более чем естественно. Где анархизм — там хаос. А где хаос вообще, там и мистика Хаоса. Для поклонника Хаоса не предаваться мистике в ее магическом, шабашном варианте — это все равно что выпить и не закусить.

Можно сказать, что анархизм, анархо-троцкизм — это глубокая периферия той системы, которая управляет Западом, а через него и мировым процессом. Такое утверждение справедливо, но с одной оговоркой — анархизм, анархо-троцкизм и прочее левачество в его западном варианте действительно являются периферией той системы, которая сегодня управляет Западом. Но это не значит, что завтра не возникнет другая система. Это первое.

Второе. Уже сегодня все эти леваческие фокусы в их западном исполнении не существуют в отрыве от тех неонацистских сетей и сеточек, которые вполне могут претендовать на будущее управление Западом, а через это и мировым процессом.

Третье. В том, что касается создания хаоса, всё совокупное левачество в его западном варианте не является периферийной частью западной системы. Совокупное левачество является периферийной частью западной системы только в том, что касается порядка, который Запад пока что и не хочет, и не может одномоментно подрывать.

На Западе пока что используется именно порядок. И поэтому все подсистемы, обеспечивающие хаос, по определению играют второстепенную роль в том, что касается самого Запада. Но если завтра Западу надо будет подрывать свой порядок ради установления чего-то нового, то все могучие подсистемы, слагающие западную систему обеспечения порядка, будут блокированы или отброшены. А на первое место выйдут те подсистемы, которые обеспечивают хаос. Подчеркиваю, они в этом случае выйдут на первое место даже на Западе.

Четвертое. Между тем, вопрос состоит не только в том, какова роль хаосообразующих леваческих подсистем внутри существующей западной системы, претендующей на управление миром. Вопрос состоит еще и в том, что эта западная система создает вне себя. Что она, так сказать, экспортирует в окружающий мир, который Запад, относящийся к себе, как к ядру системы, им управляемой, расценивает как периферию этой системы. А вот тут-то организаторы — или, как говорят в таких случаях, акторы — хаоса играют основную роль. И вовсю используются уже сейчас для беспощадного демонтажа любого порядка на периферии мировой системы. Да, для хаотизации используются различные акторы: и радикальные исламистские, и неофашистские, и леваческие. Всех и не перечислишь.

Но мы же воочию наблюдаем, как именно эти акторы сливаются воедино. Как начинают дружить леваки с тем же Гейдаром Джемалем, который находился в достаточно очевидной связке с крутыми исламистскими лидерами. Или как эти леваки дружат с чеченскими исламистами. Или как они же целуются взасос с неонацистскими радикалами.

И разве бандеризация Украины не является вопиюще очевидным примером отработки подобных парадоксальных связей?

И не они ли наиочевиднейшим образом отрабатывались для развала СССР?

Таким образом, описываемый нами субстрат для начала получает (а точнее, уже получил) от того же Запада карт-бланш на хаотизацию периферии нынешней мировой системы. При этом оговорю еще раз, что пока что хаотизация ядра мировой системы не допускается.

Но представим себе, что полученный карт-бланш действительно обернется хаотизацией периферии мировой системы. Это что, никак не подействует на ядро этой системы? Да еще как подействует! Ведь периферия огромна. На ней сосредоточены в колоссальном количестве самые разные ресурсы. И денежный, и человеческий, и военный. Как только союз разнокачественных акторов, обеспечивающих хаотизацию, захватит периферию, акторы обязательно усилятся многократно. И начнут переносить свою деятельность с периферии мировой системы на ее ядро.

Это ядро начнет тем или иным способом реагировать на подобный перенос. И тут возможны две реакции.

Одна из них, наиболее ожидаемая и понятная — это укрепление порядка в пределах ядра. О возможности такого укрепления порядка говорят многие. В качестве первой пробы пера рассматривается то, что последовало за ударом по нью-йоркским башням 11 сентября 2001 года. Многие эксперты настойчиво и доказательно утверждают, что целью этого удара и было такое укрепление порядка в пределах ядра. Но это укрепление под эгидой представителя очень специфического семейства Бушей не оказалось сколь-нибудь внятным. Джорж Буш-младший очень невнятно заявил о том, что он крестоносец. Заявил он об этом только один раз и тут же был вынужден прикусить язык.

Но представим себе, что первая проба пера — это своего рода разведка боем. И что в дальнейшем, в условиях достаточно могучего напора хаотизаторов, противодействие такому напору, то есть укрепление порядка в пределах ядра, станет тоже достаточно мощным. Совершенно очевидно, что при таком развитии событий укрепление порядка в пределах ядра может обеспечить только правый радикализм. И что никакие умеренные правые, на которых иногда возлагают надежды, при таком развитии событий укрепление порядка в пределах ядра нынешней западной системы управления миром обеспечить не смогут.

Но если это так, то в момент, когда правый радикализм окажет ядру миропорядка, управляемого Западом, услугу в виде отражения периферийного хаоса, то ядро качественно изменится. Мы будем иметь дело фактически с неонацификацией ядра. При этом такая неонацификация ядра может оказаться еще более зловещей, чем гитлеровская нацификация Европы. Хотя бы потому, что технические возможности совершенно иные. Да и открытость темной оккультной сущности неонацизма резко превышает открытость этой же сущности в классическом нацизме, который тем не менее прятался за всякого рода Gott mit uns («бог с нами») на пряжках ремней нацистских солдат.

При Гитлере дозированная темная оккультизация была дозволительна только в рамках элиты СС. Потому что немцам надо было вдалбливать, что они станут хозяевами мира, установят порядок, вернут «традиционные немецкие ценности». О том, будут эти ценности языческими или христианскими или христианско-языческими, говорилось сквозь зубы, дабы не раздражать консервативную часть немецкого населения. Но если наследники этого захватят теперь власть в ядре, то они церемониться по части Gott mit uns не будут. Они сразу начнут говорить о темных богах Хаоса, о гностическом абсолюте и тому подобных вещах. Не Gott, который mit uns, будет размещен на сакральной оконечности новой пирамиды власти. И не какой-нибудь Вотан, потому что новая пирамида власти будет интернациональной. Никто уже никогда не будет говорить о господстве немецкого народа. Говорить будут о господстве транснациональной элиты.

Поэтому все немецкие варианты гитлеризма будут отброшены. А востребованы будут те варианты гитлеризма, в которых речь идет о господстве черного интернационала, черного ордена и так далее. При этом черный интернационал не будет иметь никакого отношения к союзу обычных умеренных или даже радикальных правых сил.

Все посулы по части того, что речь идет всего лишь о господстве такого союза, который будет прежде всего инструментом прекращения господства либералов, — наглая ложь. К власти придет по-настоящему оккультный черный интернационал. То есть тот черный интернационал, который ориентирован на восхваление тьмы в ее сакральном варианте. Наиболее расхожим символом такой тьмы является пресловутое Черное солнце. Но есть и более закрытые символы.

Но возможна и даже высоко вероятна другая реакция ядра существующей системы западного управления миром на активизацию сил хаоса, раскрутившихся на периферии и начинающих наступать на ядро. Эта другая реакция состоит в том, что ядро рухнет. И тогда силы хаоса окажутся на коне не только на периферии мировой системы, но и в ядре. А это будет означать, что мировая система изменится наирадикальнейшим образом. Она изменится до неузнаваемости. И вчерашние маргинальные хаотизаторы станут хозяевами всего мирового процесса.

Может ли это произойти? Да, может. Если на повестку дня встанет вопрос о демонтаже любой могучей государственности, не только чуждой Западу, но и выражающей его интересы. Новыми хозяевами мира могут захотеть стать транснациональные корпорации совершенно нового типа, объединенные в консорциумы. На политологическом языке неоднократно обсуждался так называемый ТИГ (транснациональное империалистическое государство). Такому новому глобальному парагосударству будут мешать любые могучие государства. В том числе и Соединенные Штаты Америки.

Кинуть мир в хаос и начать с ним бороться с помощью технически суперсовершенных парамилитарных образований… Насколько бредовой является эта идея?

На первый взгляд, она носит бредовый характер. Но, как говорится в таких случаях: «Чтобы победить, идея и должна быть достаточно бредовой». Согласитесь, что в этом случае оккультные темные союзы хаотизаторов в диапазоне от псевдокоммунистических анархистов до псевдолевых неонацистов должны получить совершенно новые возможности. И не спешите оценивать такой вариант как невозможный. Если мировой порядок должен меняться, то он может измениться только очень радикально. А в рамках такой радикальности все невозможное возможно.

Проведенная мною мегамикроаналитика (где микро — это оккультизм в духе Романова, а мега — это то новое устройство мира, которое я только что описал) кому-то может показаться избыточно эклектичной. И в каком-то смысле она и является таковой. Вот только адекватной грядущей новизне может быть только эклектичная аналитика. Потому что, по крайней мере поначалу, сама эта новизна будет эклектична. А какова новизна, такова и аналитика.

(Продолжение следует.)