Протестующие заняли окрестности центральной площади Исламабада — Ди-Чоук и всю ночь дожидались прибытия каравана машин из регионов страны и Имрана Хана

Нашла коса на камень. О подавлении «Марша свободы» в Пакистане

Джордж Стаббс. Бой быков (фрагмент). 1786
Джордж Стаббс. Бой быков (фрагмент). 1786
Джордж Стаббс. Бой быков (фрагмент). 1786

Еще недавно Пакистан изнывал от небывалой жары, на фоне которой вспыхнул новый этап политического кризиса в стране. Им стал «Марш свободы», назначенный на 25 мая свергнутым премьер-министром и главой партии «Движение за справедливость» (PTI) Имраном Ханом.

Перед этим Имран Хан отказался признать приход к власти нового правительства и в течение месяца провел серию массовых митингов в крупных городах страны. Их кульминацией должен был стать поход его сторонников на столицу, где он обещал собрать два миллиона человек в районе центральной площади Ди-Чоук.

Главными лозунгами этих протестов было требование досрочных выборов и обвинение правительства бывшей оппозиции в участии в иностранном заговоре, который и привел к вынесению Имрану Хану вотума недоверия парламента.

До последних дней власти Пакистана не противодействовали этой кампании протеста, хотя и грозили арестовать Имрана Хана за богохульство и обвиняли его в экономических бедах и стремлении погрузить страну в хаос. Несмотря на это, никто не мешал ему выступать на митингах перед десятками, а возможно и сотнями тысяч сторонников. Акции согласовывались и, несмотря на горячие лозунги, носили мирный характер.

Данные о численности этих митингов сильно разнились, а чаще вообще не обсуждались в пакистанских СМИ, однако на видео с акций видны большие площади полностью заполненные людьми.

Досрочные выборы?

С середины мая нарастало ощущение растерянности правящей коалиции, впавшей в состояние полной неопределенности перед лицом нарастающего в Пакистане экономического и политического кризиса. Многие министры и лидеры партий, входящих в правительство, кардинально изменили свое отношение к идее досрочных выборов и стали говорить, что это было бы хорошим выходом из сложившейся ситуации.

Ситуацию усугубило решение Верховного суда считать неприемлемым диссидентство внутри партийных фракций в парламенте и провинциальных советах. Судьи признали нарушение депутатами партийной дисциплины при голосовании предательством избирателей. После этого лишились мандатов депутаты, вставшие на сторону оппозиции во время борьбы против правительства Имрана Хана. Фактически это привело к потере правящей коалицией большинства в Национальной ассамблее, которое поставило под вопрос легитимность ее правительства.

Второй причиной стало нежелание многих членов правительства идти на непопулярные меры ради получения кредита МВФ и попыток погасить нарастающий экономический кризис в стране. По их мнению, это может сокрушительно повлиять на поддержку их партий избирателями на следующих выборах.

Власть решила остановить протест

Интересно то, как резко в последний момент коалиционное правительство, сложившееся вокруг партии «Пакистанская мусульманская лига — Наваз» (PML-N), решилось попытаться силой подавить протест своих противников.

По мнению журналистов пакистанской газеты Dawn, такой резкий переход от готовности пойти на компромисс к массовым репрессиям говорит о том, что правительство под руководством PML-N смогло заручиться поддержкой истеблишмента (так в Пакистане называют неофициальное сообщество части элиты военных и спецслужб и связанных с ними политиков и дельцов) и поэтому решилось начать немедленное подавление протестов.

Все началось 22 мая с резких заявлений министра внутренних дел из партии «Мусульманская лига-Наваз» (PML-N) Рана Санауллы, что он готов не допустить марш протеста, если тот не будет разрешен властями. После этого он призвал нацию молиться об аресте Имрана Хана. За день до начала протестов власти отказались согласовывать акцию. После чего по стране прокатились полицейские облавы против актива партии «Движение за справедливость» и обыски у руководства партии по всей стране.

По распоряжению правительства местные власти забаррикадировали все въезды в столицу тяжелыми транспортными контейнерами, чтобы преградить путь в город демонстрации сторонников Имрана Хана. Помимо этого, был заблокирован доступ в «Красную зону» — квартал, где сосредоточены основные правительственные здания. Туда были перекрыты все дороги, кроме одной, взятой под контроль полиции. Власти возвели баррикады из контейнеров вокруг центральной площади Ди-Чоук и территории вокруг здания парламента.

В Исламабад были свезены 16 тысяч полицейских, в том числе отряды по борьбе с беспорядками, контртеррористические подразделения, полицейский резерв и отряды рейнджеров.

За пределами столицы были установлены барьеры в нескольких точках на Большой магистрали (одна из основных дорог страны, существующая с древности как маршрут пути из Средней Азии в Индию) и на автомагистрали Пешавар — Исламабад. Власти также перекрыли все сухопутные пути между провинциями Хайбер-Пахтунхвой и Пенджабом. Для этого во многих местах спешно возвели импровизированные баррикады. В ход пошли огромные кучи грязи и щебня, контейнеры, цементные блоки и железные заграждения.

Помимо этого, власти направили усиленные отряды полицейских и рейнджеров на Большую магистраль и автомагистраль Пешавар — Исламабад, чтобы остановить движение колонн сторонников Имрана Хана на пути к столице.

Перед этим, по информации источников пакистанской газеты The International News, правительство Пакистана распорядилось арестовать Имрана Хана и его команду на пути в Исламабад. «Хотя их арест во время длительного марша представляется невыполнимой задачей, у правительства нет другого выхода, кроме как задержать их, чтобы остановить возможные беспорядки», — пишет The International News.

На этом фоне Имран Хан заявил, что марш протеста на Исламабад пройдет, несмотря на запрет властей.

Марш против власти

Несмотря на вал арестов, 25 мая люди пришли в места сбора «Марша свободы» в крупных городах страны. Там их уже ждала полиция, которая заблокировала эти районы, после чего попыталась разогнать протестующих. В ход пошли слезоточивый газ, палки и резиновые пули. В Карачи и других городах сторонники Имран Хана не дрогнули, и начались столкновения с полицией. Когда они затихли, заблокированные участники протестов объявили сидячие забастовки.

Однако часть людей смогла прорваться и выдвинуться по направлению к столице. В середине дня министр внутренних дел подвел предварительные итоги облав против актива партии «Движение за справедливость».

Министр МВД Пакистана Санаулла заявил, что было «проведено около 4414 рейдов, арестовано около 1700 человек». 240 человек позднее были отпущены по домам после подписания письменных показаний, однако некоторые были арестованы.

Параллельно с этим Верховный суд признал незаконными аресты активистов партии «Движение за справедливость» и распорядился их выпустить. Кроме того, судьи не стали ограничивать свободу передвижения граждан и распорядились убрать баррикады с дорог. Суд поручил властям договорится с Имраном Ханом об альтернативном месте проведения митинга в Исламабаде, предложив места в секторах жилой застройки, удаленных от центра города.

В самой столице к вечеру полиция предприняла несколько неудачных попыток разогнать протестующих, которые смогли пройти в «Красную зону». Правительство призвало армию войти в город и обеспечить безопасность административных зданий. Однако протестующие уже заняли окрестности площади Ди-Чоук и всю ночь дожидались прибытия каравана машин из регионов страны. Добравшись к утру до проспекта Джинны, Имран Хан выступил перед своими сторонниками.

«Мое послание импортированному правительству — распустить собрания и объявить выборы, иначе я снова вернусь в Исламабад через шесть дней», — подчеркнул Имран Хан.

По его словам, правительство испробовало все методы, чтобы подавить марш протеста. Однако возглавляемая им колонна все же смогла добраться до Исламабада после 30 часов пути из провинции Хайбер-Пахтунхва.

«Они применяли слезоточивый газ против мирных протестов, в наших домах проводились обыски, нарушалась наша частная жизнь. Однако я видел, как нация освободилась от страха рабства», — отметил Имран Хан.

Он добавил, что в ходе протестов в Карачи погибли три активиста партии «Движение за справедливость», еще двое были сброшены с моста через реку Рави в провинции Пенджаб, а тысячи других — арестованы по всей стране.

После выдвижения ультиматума правительству было отменено предварительное решение о бессрочном протесте, и люди начали покидать центр столицы.

Правительству Пакистана не удалось сорвать марш протеста, и их противники смогли пробиться к центру столицы. А неудавшиеся репрессии, скорее всего, только укрепят поддержку Имрана Хана в народе. На фоне такого прессинга властей не так уж и важно, что до столицы не добрались обещанные миллионы сторонников свергнутого премьер-министра.

Вместе с тем и сам Имран Хан пока не добился желаемого результата. Досрочные выборы до сих пор не назначены. Для команды Хана марш протеста стал первым опытом столкновений с силовым блоком. В зависимости от действий правительства в ближайшие шесть дней свергнутый премьер-министр будет принимать решение либо о радикализации протестов, либо об их сворачивании.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER