logo
Статья
  1. Информационно-психологическая война
  2. Скандал вокруг журналиста «Медузы» Ивана Голунова
Попытавшись разобраться в чем дело, корреспондент ИА Красная Весна обошел десяток киосков в центре Москвы и пообщался с продавцами

Дефицит на ровном месте. Почему в действительности кончились газеты о Голунове в киосках

Те самые Те самые "дефицитные" номера
Кирилл Загурский © ИА Красная Весна

Три крупных российских газеты — «Ведомости», «Коммерсант» и РБК — встали на защиту журналиста «Медузы» Ивана Голунова, обвиняемого в торговле наркотиками, и выпустили номера с обложками, на которых красовался баннер «Я/Мы Иван Голунов». После выхода 10 июня номера моментально были сметены с прилавков киосков — так, по крайней мере, пишут блогеры, Telegram-каналы и СМИ.

Попытавшись разобраться, в чем в действительности дело, корреспондент ИА Красная Весна обошел вчера десяток киосков в центре Москвы, потому что это район деловой активности и логично было предположить, что деловые газеты там проще купить.

Киоск на Комсомольской площадиКиоск на Комсомольской площади
Кирилл Загурский © ИА Красная Весна

В целом так оно и оказалось: по словам продавцов киосков, им привозят больше номеров «Ведомостей», «Коммерсанта» и РБК на продажу, чем в спальные районы. Но главным был вопрос: сколько привозят и как быстро они заканчиваются.

Отвлечемся на секунду. Никто не будет торговать себе в убыток и оставлять нераспроданные номера. Поэтому очевидно, что киоски берут примерно столько номеров на торговый день, сколько смогут распродать.

Был ли увеличен запрос киосков на номер «с баннером»? Нет, ни один из продавцов нам это предположение не подтвердил — номеров привезли столько же, сколько всегда. То есть, немного.

Читайте также: Акция в поддержку или хайп? Три газеты встали грудью на защиту Голунова

Перейдем к конкретным цифрам. Во-первых, отметим, что во всех десяти киосках в центре Москвы газеты кончились к 8:00 -10:00 мск. А привозят их разное количество, но явно недостаточное, чтобы удовлетворить возросший спрос.

В 31-й киоск на 2-й Брестской улице привезли всего три номера «Коммерсанта», один номер газеты РБК и ни одного номера «Ведомостей». Их и распродали моментально. Почти такая же ситуация в киоске 37: туда привезли пять номеров «Коммерсанта», два номера РБК и тоже ни одного экземпляра «Ведомостей». Закончились газеты там к 10:00. Такой спрос, кстати, сильно ажиотажным не назовешь, ведь киоски работают с 8:00.

Киоск на 2-й Брестской улицеКиоск на 2-й Брестской улице
Кирилл Загурский © ИА Красная Весна

В киоске № 4 на Лесной «Ведомости» были — аж 2 экземпляра. Привезли пять номеров «Коммерсанта», три номера РБК и восемь номеров «Новой газеты», которая баннер вешать на обложку не стала, но статью про ситуацию опубликовала. Все газеты закончились в 9:30 мск. И именно в этом киоске произошла забавная ситуация: пока корреспондент разговаривал с продавцом, подошел мужчина и спросил «Коммерсант» и «Ведомости». Не получив газеты, он подарил киоску один номер РБК, который, конечно, сразу купил наш корреспондент.

В киоске № 4 на Новослободской улице газеты тоже кончились в 10:00 мск, и цифры похожи: пять номеров «Коммерсанта», по два номера «Ведомостей» и РБК и десять номеров «Новой газеты». В Киоске № 30 на Проспекте Мира к 10:00 мск продали все три привезенных номера «Коммерсанта», по одному номеру «Ведомостей» и РБК и пять номеров «Новой газеты».

Киоск на 2-й Брестской улицеКиоск на 2-й Брестской улице
Кирилл Загурский © ИА Красная Весна

В мобильной лавке перед выходом из метро «Проспект Мира» к 10:00 мск закончились девять номеров «Коммерсанта», пять номеров «Ведомостей». РБК там не продавали, а из пяти номеров «Новой газеты» было куплено к 14:00 только два номера.

Лавка у метро Лавка у метро "Проспект Мира"
Кирилл Загурский © ИА Красная Весна

На Комсомольской площади в седьмом киоске закончились к 10:10 мск десять номеров «Коммерсанта» и по пять номеров «Ведомостей» и РБК. «Новой» привезли 12 номеров, из них восемь не продали к 14:00 мск. На Верхней Радищевской утром закончились по пять номеров всех трех газет, остались нераспроданными к 14:50 мск пять из 11 номеров «Новой газеты». Рядом на Нижней Радищевской к 9:00 мск продали четыре номера «Коммерсанта» и один номер РБК, «Ведомостей» не привозили, а «Новой» в количестве 10 экземпляров к15:00 мск так и не было продано ни одной.

Киоск возле ТЦ АтриумКиоск возле ТЦ Атриум
Кирилл Загурский © ИА Красная Весна

Обычно все привезенные номера не разбирают, говорят продавцы. Но мы все же сделаем вывод, что сравнительно небольшой ажиотаж вокруг номеров трех газет, конечно, привел к тому, что их быстро раскупили и даже начали перепродавать на различных интернет-сервисах в десять и более раз дороже их стоимости. Вопрос, почему их не завезли больше, чем нужно, если ожидали общественный резонанс, остается открытым. Причины вполне могут быть и коммерческими.

Если отвлечься от действительной причины отсутствия газет в киосках — не увеличили завоз — то следует вспомнить, а что, собственно, в них такого было? Газеты потребовали детальной проверки действий сотрудников МВД, которые осуществляли задержание журналиста Голунова, на предмет соответствия их действий законодательству России с последующим предоставлением результатов СМИ.

Лозунг на обложках напоминает знаменитый «Я — Шарли». Напомним, что этот лозунг широко тиражировался в либеральной прессе, в том числе и в России, а также стал мемом в интернете и на массовых мероприятиях после нападения террористов на редакцию французского журнала Charlie Hebdo. Журнал этот славен своими оскорбительными и циничными карикатурами.

В целом факт ареста журналиста Голунова предоставил всем заинтересованным возможность на волне «хайпа» погреть руки, чем и воспользовались газеты, несомненно серьезные и уважаемые. Другой вопрос, что подобное рвение уважаемыми СМИ проявляется далеко не во всех подобных случаях, а весьма выборочно.

Достаточно вспомнить известное дело журналистов ИА REGNUM, когда в Минске судили авторов агентства Юрия Павловца, Сергея Шиптенко и Дмитрия Алимкина. Тогда белорусские власти, взявшие курс на сближение с Европой и США в ущерб отношениям с Россией, не устроила критическая позиция журналистов.

Читайте также: Дело журналистов REGNUM: Минский суд уступил «белорусскому русофобу»

Журналисты российского СМИ осуждали власти республики за попытки заигрывать с русофобами и националистами. И мало кто высказался в их защиту тогда, когда это было крайне необходимо, в том числе и в журналистских кругах. Хотя, казалось бы, в чем разница между якобы подбрасыванием наркотиков и ложными обвинениями журналистов в экстремизме? А то, что экстремизма в материалах журналистов не было, признали эксперты Роскомнадзора.

Неужели, по мнению либеральных СМИ, все равны, но некоторые — равнее? Оставим этот вопрос открытым. А дело Голунова, которого отправили под домашний арест, закончится не сегодня. Так что поводов для хайпа стоит ждать еще немало.