12
апр
2020
  1. Социальная война
Ирина Щетинина / Газета «Суть времени» /
Если проанализировать фактические и возможные социально-экономические и иные потери, то становится очевидным, что принятые руководством России и других стран меры нельзя считать избыточными — они вполне оправданы

Борьба с COVID-19: избыточные меры или объективная необходимость?

Обработка улиц. Мая, Португалия (Фото — Maksym Kaharlytskyi). Апрель 2020 г.
2020 г.АпрельKaharlytskyi).Maksym(Фото —ПортугалияМая,улиц.Обработка
Обработка улиц. Мая, Португалия (Фото — Maksym Kaharlytskyi). Апрель 2020 г.

В настоящее время у специалистов и населения нашей страны существует две противоположные точки зрения на коронавирус COVID-19.

Этот вирус не страшнее банального ОРЗ. Каждый год от гриппа в мире умирает до 600 тыс. людей. А здесь во всем мире заболели несколько сот тысяч человек и умерли несколько десятков тысяч. Это в десятки раз меньше, чем от гриппа, рака, кори и т. д. Не понятно, к чему такие меры. Они ничем не оправданы.

По расчетам других экспертов — специалистов по глобальным катастрофам: умереть могут до 65 млн человек и более, так как COVID-19 содержит в себе не один десяток штаммов разных вирусов и постоянно мутирует, вызывая тяжелые осложнения.

В самом начале объявленной ВОЗ пандемии 11 марта 2020 г. казалось, что истина находится где-то посередине между этими двумя мнениями. На тот момент в мире заболевших было около 119 тыс., из них летальных исходов — чуть более 4 тыс. В среднем заболевало 200–300 человек в день. Однако к 31 марта 2020 года число заболевших во всех странах выросло до 804 тыс. человек, из них погибли более 39 тыс., хотя 30.03.2020 их было еще 35 тыс. чел. (рис. 1). То есть даже при всех предпринятых противоэпидемических мерах в сутки уже погибало до 4 тыс. человек, и рост за 20 дней составил более чем в 15–20 раз.

Рис. 1. Динамика числа подтвержденных заражений COVID-19 в мире, в тыс. чел.
тыс. чел.вмире,вCOVID-19зараженийподтвержденныхчислаДинамикаРис. 1.
Рис. 1. Динамика числа подтвержденных заражений COVID-19 в мире, в тыс. чел.

Если же рассмотреть ситуацию на примере Китая, когда еще не принимались меры в полном объеме, то в январе 2020 года только в одном городе Ухань ежедневно фиксировали тысячи заболевших, из них выздоравливало и умирало равное число человек.

Такая же тенденция подтвердилась в Италии, когда первоначально не были приняты достаточные меры, и по состоянию на 9 марта в день фиксировалось до тысячи заболевших и примерно равное число выздоравливающих и умирающих. Но даже после принятых жестких мер по состоянию на 30–31 марта число выздоровлений и летальных исходов отличалось незначительно при смертности более 11% в отличие от обычного сезонного гриппа со смертностью 1,5–2% от числа заболевших. Высока также смертность и в Испании — около 9%.

В других странах ситуация тоже остается сложной. Всего за 7 дней — с 23 по 30 марта число заболевших в мире увеличилось более чем в 2,2 раза, или до 60 тыс. человек за сутки при всех принимаемых противоэпидемических мерах. Наибольшее число заболевших в настоящее время в США. Причем если утром 30.03.2020 в США заболевших было чуть более 145 тыс. человек, то вечером — уже более 164 тыс. чел. (рис. 2). По словам врачей США, Италии и некоторых российских врачей и историков, такая ситуация напоминает «испанку» начала ХХ века.

Рис. 2. Эпидемическая ситуация в США и Италии по COVID-19, в тыс. чел.
тыс. чел.вCOVID-19,поИталиииСШАвситуацияЭпидемическаяРис. 2.
Рис. 2. Эпидемическая ситуация в США и Италии по COVID-19, в тыс. чел.

И здесь сложность еще в том, что такому количеству одновременно зараженных людей не может помочь ни одна стандартная медицинская служба ни в одной стране. В России, по данным Росстата, на 1000 человек всего 7–8 коек всех видов. Соответственно, коек для инфекционных больных еще значительно меньше. Причем, если ранее считалось, что новый коронавирус поражает в основном лиц старшего возраста, то, по официальным данным московской больницы в Коммунарке, в тяжелом состоянии с подключением к аппаратам искусственной вентиляции легких находится в настоящее время до 40% лиц моложе 40 лет.

Отсюда, учитывая, что нет вакцины, а имеющиеся антибиотики не спасают от пневмонии и других осложнений COVID-19, нетрудно спрогнозировать, что в таком городе, как Ухань, при начальной смертности и отсутствии принятых мер к концу года умерли бы более 180 тыс. чел., или 1,5% от численности населения. В целом в Китае это составило бы уже 21 млн человек. Принятые меры позволили снизить смертность до 4% от числа заболевших и уменьшить скорость распространения за 3 месяца более чем в 50 раз. В итоге к концу марта Китай в основном справился с эпидемией, хотя еще не полностью справился с заболеванием.

Однако если бы не принимались такие жесткие меры, то, применяя метод экстраполяции и переходя к планетарному масштабу, нетрудно подсчитать, что к концу 2020 года от COVID-19 и в результате спровоцированных им летальных исходов в мире могло быть более 100 млн жертв. Скорректировав эти цифры на летние месяцы, когда считается, что случаи вирусных заболеваний снижаются, получим указанные выше 65–70 млн летальных исходов. Таким мог быть печальный социальный результат пандемии нового коронавируса для человечества, если бы не были приняты необходимые меры.

Кроме того, известен трагический опыт уже упоминаемой выше «испанки» 1918–1919 годов, когда было заражено примерно 500–600 млн человек со смертностью около 100 млн человек. В связи с этим понятна обеспокоенность мирового сообщества и вполне оправданы беспрецедентные меры, предпринятые руководством большинства стран, включая Россию. И если при этом одни врачи сравнивают COVID-19 с испанским гриппом, то другие, забывая историческую ситуацию начала ХХ века и развитие медицины в настоящее время, утверждают о безусловной опасности «испанки» и безопасности сегодняшнего коронавируса. Такая позиция наносит вред карантинным мероприятиям и расхолаживает население, приводя к нарушениям противоэпидемических требований.

Если рассматривать, помимо социальных, экономические потери и риски, то они будут складываться из следующих составляющих (таблица 1).

Таблица 1. Основные направления потерь и рисков от COVID‑19
COVID‑19отрисковипотерьнаправленияОсновныеТаблица 1.
Таблица 1. Основные направления потерь и рисков от COVID‑19

По данным Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) уже в феврале фактические мировые экономические потери составили 50 млрд долл., в том числе: ЕС — 15,5 млрд долл., США — 6,8 млрд, Японии — 5,2 млрд, Южной Кореи –3,8 млрд долл.

В настоящее время отмечается также рост безработных во всех странах. Закрываются предприятия малого и среднего бизнеса. Сокращается производство в крупных компаниях. Ряд машиностроительных и авиакомпаний в настоящее время находятся на грани или терпят банкротство. Продажи корпорации «Тойота» только в Китае снизились к середине марта на 70%. Экспорт Китая, по данным таможенной службы КНР, за 2 месяца 2020 г. снизился более чем на 17%.

Если не корректировать ситуацию и допустить ее развитие по худшему сценарию, то потери мировой экономики только непосредственно от COVID-19, по данным ООН, могут составить более 2 трлн дол. В Китае, по данным страховой компании «Ойлер Гермес», общие потери могут достичь 190 млрд дол. Но более точно потери можно будет подсчитать только после окончания пандемии.

Губкин. Двор в центре города
городацентревДворГубкин.
Губкин. Двор в центре города
Изображение: Сергей Аршинов © ИА Красная Весна

Помимо экономических потерь, мировое сообщество терпит культурные, спортивные и репутационные потери, которые могут быть минимизированы только благодаря эффективным мерам по предотвращению распространения COVID-19.

Таким образом, если проанализировать фактические и возможные социально-экономические и иные потери, то становится очевидным, что принятые руководством России и других стран меры нельзя считать избыточными — они вполне оправданы. От их достаточности и эффективности будет зависеть жизнь и здоровье многих людей. Соответственно необходимо и населению нашей страны относиться к противоэпидемическим требованиям с пониманием и строго следовать им. Тогда из данной сложной ситуации можно выйти с наименьшими потерями.

Ирина Щетинина, доктор экономических наук, профессор ВАК, г. Новосибирск

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 372