К статье Натальи Севрюковой «Запад проигрывает, и значит, Россия должна сдаться» в № 260
Евгений Давыдов / Газета «Суть времени» №269 /

Буферные государства в геополитике

В своей статье «Запад проигрывает, и значит, Россия должна сдаться» Наталья Севрюкова рассматривает предложенное Западом разрешение конфликта, который возник в результате событий на Украине в 2013–2014 годах. Автор, подводя итоги, утверждает, что фактически в лице западных интеллектуалов России предложили сдаться путем постепенного отказа от своих непосредственных интересов в странах бывшего СССР. При этом страны якобы сохраняют за собой нейтральный статус, а реально превращаются в буферные государства, по типу государств-лимитрофов.

Напомню, лимитрофами со времен Древнего Рима назывались завоеванные территории, которые обязывали содержать римские войска, охраняющие новую границу. Так же называли и государственные образования, возникшие после 1917 года из окраинных обломков Российской империи. В 1991 году философ и политолог Цымбурский в своей доктрине «Великого лимитрофа» дал такое название совокупности государств, возникших после распада СССР и составивших своего рода «кордон», отделивший Россию от соседних цивилизационных платформ, будь то европейская, исламская или китайская.

«Великий лимитроф» Цымбурского не мог не сложиться после краха СССР, так как крупные осколки советского айсберга сразу начали притягиваться к другим цивилизационным айсбергам. В случае государств Средней Азии — это Ислам, прибалтийские государства резко отошли в сторону Европы.

История знает много примеров буферных государств, которые располагались между противоборствующими полюсами. Причем враждующие стороны пытались придать буферным государствам такие качества, которые должны организовывать токсичные воздействия на оппонента.

Так, в I в. н.э., после разгрома римских легионов под началом Красса войсками Парфии, Рим в качестве буфера выбрал Великую Армению.

Конец XIX — начало XX века ознаменовались борьбой в Центральной Азии Российской и Британской империй — это историческое противостояние с легкой руки Киплинга стало называться «Большой игрой», причем Афганистан стал тем буфером, который разделил Москву и Лондон.

На Дальнем Востоке при непосредственном участии Японии в начале 20-х гг. и с 32 по 45 гг. ХХ века роль буферных образований играли Дальневосточная республика и государство Маньчжоу-го.

Географическое расположение Монголии на границе азиатского и русского центров сил способствовало тому, что в 30-е гг. XX века родина Чингисхана выполняла роль кордона между Токио и Москвой, а впоследствии, когда в 50-е годы ухудшились советско-китайские отношения, между Пекином и Москвой.

Во время холодной войны роль буфера была уготована Финляндии.

Так чем же в таком случае опасно для России окружение буферными государствами? Тут все зависит от того, как в реальности так называемые «буфера» будут держаться истинного нейтралитета. В статье не зря оговаривается, что «нейтральные государства сохраняют свои права на участие в многосторонних операциях по безопасности в масштабах, сравнимых с теми, что проводились в прошлом, и даже в операциях под руководством НАТО». Далее по тексту авторы книги «Порядок из хаоса» утверждают, что НАТО не будет вести активную политику по включению данных государств в состав постоянных членов альянса. Но это слабое утешение, так как оговоренное в тексте «участие в военных операциях под руководством НАТО» — говорит само за себя.

Но и сами буферные государства могут быть разными. Одно дело — Финляндия времен прежней «холодной войны», и другое дело — современная Украина, которая уже является продуктом «новой холодной войны».

Украина в некотором смысле была буфером между Россией и Европой с 1991 года. На всем протяжении этого времени Москва и Брюссель вели борьбу за то, чтобы «советская житница» приняла нужное для них качество, то есть конкретно бы склонилась в сторону того или другого центра сил. И если мы вспомним события на Майдане, то они начались как раз в пылу этой борьбы в экономической сфере.

Напомню, в конце ноября 2013 года на саммите «Восточного партнерства» Киев должен был подписать ассоциацию с ЕС, но после визита в Москву намерения украинских властей изменились. После предъявления конкретного экономического ущерба от разрыва связей с Россией властная верхушка решила отложить подписание, что и стало спусковым крючком к полному переформатированию Украины.

И сейчас уже точно понятно, что буферное государство Украина до 2013 года и после — это абсолютно разные государства по своей антироссийской накачке. Но ведь и проевропейской Украина не стала, так как бандеровский субъект, подкрадывающийся к власти, вряд ли устроит современную Европу.

Збигнев Бжезинский в своей книге «Великая шахматная доска» в «уравнение» буферного государства с тремя «неизвестными» (буферное государство и два других государства, которые оно разделяет) ввел четвертое. По Бжезинскому, «буферное государство» должно ослаблять обе стороны, которые оно разделяет, в интересах четвертой стороны.

На данный момент имеется множество доказательств того, что украинские события четырехлетней давности были запущены спецслужбами США. Здесь даже особого смысла перечислять эти доказательства нет. В связи с вышеизложенным можно предположить, что буферное государство Украина не только затачивалось предельно антироссийски, но и в каком-то смысле антиевропейски. Экономическая выгода от связи ЕС с РФ была ощутимой для обоих политических субъектов. Российские газовые «потоки» в целом для Европы, безусловно, выгодны, так как потребление газа в ней будет только расти. Но их созданию, как мы видим, наиболее активно противодействуют американцы и проамериканские элитные группы внутри Европы.

Американский геополитик голландского происхождения Николас Джон Спайкмен, трудившийся в первой половине прошлого века, писал, что «Федеративная Европа обладала бы мощью, которая полностью изменила бы нашу (американскую — прим. Е.Д.) роль в качестве Атлантической державы и значительно ослабила бы наше положение в Западном полушарии». То есть чем больше объединяется Европа, тем больше будет возрастать напряжение между США и Европой. Сильная европейская объединенная держава с едиными вооруженными силами и единой внешней политикой просто не может не стать соперником США на международной арене.

Таким образом, можно сделать вывод, что в современном мире «буферные государства» используются «по Бжезинскому» — как инструмент подавления двух сторон третьей стороной. В этом смысле «проект Украина», конечно же, является источником хаотизации всего европейского континента, а не только России.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER