Советский авангард был пронизан стремлением создать архитектуру, которая будет существовать вне земного пространства, в космических сферах

Русский храм — это здание, устремленное в космос. Интервью

Александр Дейнека. Покорители космоса. 1961
Александр Дейнека. Покорители космоса. 1961
Александр Дейнека. Покорители космоса. 1961

В 2021 году исполняется 60 лет первого полета человека в космос. Освоение космического пространства изменило жизнь человечества, повлияло оно и на архитектуру Советского Союза и всего мира.

Корреспондент ИА Красная Весна побеседовал о космосе, строительстве и человеке с автором книги «Архитектура, вдохновленная космосом: образ будущего в позднесоветской архитектуре» Владимиром Ивановым.

ИА Красная Весна: Полет первого человека в космос оказал влияние на разные стороны человеческой жизни: были написаны песни, сочинены стихи, сняты фильмы, написаны картины.

Например, в живописи: знаменитый советский художник Александр Дейнека под влиянием первого полета человека в космос написал картину «Покорители космоса», выполненную в стиле футуризма, Владимир Высоцкий посвятил первому человеку, полетевшему в космос, стихи «Я первый смерил жизнь обратным счетом, Я буду беспристрастен и правдив». Даже повседневный быт советских граждан испытал это влияние: появились пылесос «Сатурн», часы «Ракета» и многое другое. А как повлиял полет в космос на развитие архитектуры в СССР и мире?

Владимир Иванов:  Мне хотелось бы сделать очень важную оговорку, что «покорение» космоса — термин для меня не вполне приемлемый. Для меня это — «освоение» космоса. Космос не враждебен нам, поэтому этот термин больше подходит.

Конечно, влияние полета Гагарина в космос на советскую культуру очевидно, и это влияние было глубоким.

Здесь есть несколько уровней. Например, поверхностный: появились здания, которые напоминают декорации к научно-фантастическим фильмам. Эти здания окружают нас, мы не всегда всматриваемся, но на самом деле в советское время строилось огромное количество зданий, например, в виде летающей тарелки. В Москве есть музей завода АЗЛК в форме летающей тарелки. В Санкт-Петербурге есть здание НИИ кибернетики и робототехники в форме ракеты. Оно помещено на обложку моей книги.

Изображение: (сс) Mikhail Shcherbakov
Здание завода АЗЛК, Москва
Здание завода АЗЛК, Москва
МоскваАЗЛК,заводаЗдание

Есть не вполне очевидные вещи, касающиеся строительства для детей. Когда я собирал материал для книги, я обратил внимание, что архитекторы стремились именно в постройках для детей передать ощущение близости космоса.

Например, дворец пионеров в Днепропетровске, построенный как некий межгалактический корабль. В Ленинградской области был создан пионерский лагерь, который изначально был проектом станции на Луне.

Также можно вспомнить малые архитектурные формы, знаки или игровые площадки, ту же «ракету», которая стояла в тысячах дворов по всему Советскому Союзу. Это тоже влияние полета Юрия Гагарина в космос.

Изображение: Фотография из книги "Архитектура, вдохновлённая космосом". Иванов В.Г.
Дворец пионеров в Днепропетровске
Дворец пионеров в Днепропетровске
ДнепропетровскевпионеровДворец

Есть и более глубокие влияния. Например, пристальное внимание к движению, к его пластике, к скоростям из советской живописи (от того же Александра Дейнеки) перетекло в архитектуру и повлияло на формообразование в архитектуре, стало ее передним краем. И не только в СССР: вспомним Заху Хадид с ее архитектурой как застывшим движением.

ИА Красная Весна: В Вашей книге описано, что популяризировал архитектуру СССР того периода французский фотограф. Архитектура СССР получила свое признание в тот период или уже после развала СССР?

В.И.: Архитектура, о которой я пишу в книге, известна в кругах профессионалов. Конечно, еще в советское время такие постройки получали премии, о них писали в журналах, но сказать, чтобы в массовом сознании такая архитектура получила какое-либо признание — наверное, нельзя.

Например, в известном фильме Эльдара Рязанова советская архитектура высмеивается, как серая и безликая, но и сейчас «космическая архитектура» — это, скорее, модная тема, пришедшая к нам с Запада благодаря книге французского фотографа и журналиста Фредерика Шобена.

Он ввел моду на Западе на советское архитектурное наследие, а потом эта вторичная уже мода пришла к нам. И пока это скорее ностальгия. Сейчас отечественные архитекторы ориентируются в основном на западные примеры, а не на наше недавнее прошлое, хотя исключения есть.

Изображение: TY-214
Казанский цирк
Казанский цирк
циркКазанский

ИА Красная Весна: Знаете ли Вы известных архитекторов, деятелей искусств, которые напрямую заявляли, что придумывали свои проекты под воздействием полета Юрия Гагарина и освоения космоса?

В.И.: Напрямую, наверное, нет. Хотя уже упомянутое здание НИИ кибернетики и робототехники было придумано под влиянием космического корабля «Восток». Но в целом было что-то такое в воздухе этого времени.

Изображение: Андрей Крижановский
ЦНИИ робототехники и технической кибернетики.
ЦНИИ робототехники и технической кибернетики.
кибернетики.техническойиробототехникиЦНИИ

ИА Красная Весна: Наверное, нужно разделить архитектуру общественных зданий и так называемых «хрущевок». В СССР в основном строили панельные дома по типовым проектам, утилитарным способом, в которых были отражены хотя бы минимальные человеческие потребности, и стояла задача максимально обеспечить население квартирами. А вот общественные здания строились в другой стилистике и им наиболее подходит название «космической» архитектуры.

В.И.: После реформ Никиты Хрущева было такое негласное правило, что жилье строится по типовым проектам, а крупные общественные здания — театры, музеи, библиотеки — строятся по индивидуальным проектам.

Конечно, были и типовые проекты, например, цирков. Но чаще всего это было так, и у архитекторов было больше творческой свободы. Но даже в типовых постройках часто изображался сам Гагарин: на торцах зданий, в павильонах метро, в общественных пространствах. Была даже создана иконография Гагарина, то есть канон его изображения — как правильно его изображать, в какой позе.

Была, например, история, связанная со светомузыкой — таким ушедшим явлением культуры 60–70-х годов, когда музыкальные волновые вибрации переводились в световые и часто об этом говорилось как об искусстве будущего, космическом искусстве.

Недавно в Санкт-Петербурге проходила выставка кинетического искусства, и там были показаны светомузыкальные установки, которые позволяли бы бороться с сенсорной депривацией, возникающей в космосе. Такие, например, вопросы рассматривали в советское время.

Для меня самым реальным примером связи архитектуры и космоса является пионерский лагерь «Прометей». Здесь космическая линия соединилась с советско-педагогической и метафизической. Это очень интересная, не до конца изученная история, когда в середине 60-х годов прорабатывался вариант создания станции на Луне.

Я так понимаю, что группе архитекторов — выпускников ЛИСИ (Ленинградский инженерно-строительный институт — прим. ИА Красная Весна) было дано задание проработать концептуально возможность создания станции в связи с лунными условиями.

Они занимались этой задачей под руководством архитектора Лазаря Хидекеля. Он осуществлял связь между архитектурой 60-х и архитектурой 20-х годов, был сподвижником Казимира Малевича, продолжал традиции Малевича в области архитектуры.

Хидекель благополучно пережил гонения на советский авангард и продолжал педагогическую деятельность. Это такая перекличка с советским авангардом.

Советский авангард был пронизан стремлением создать архитектуру, которая будет существовать вне земного пространства, в космических сферах: например, горизонтальные небоскребы Лазаря Лисицкого — что это, как не преодоление силы притяжения? Весь авангард жил космосом. И Хидекель был живым представителем авангарда, который руководил группой студентов.

Потом, когда проект лунной станции был свернут, чертежи были переданы для лагеря трудных подростков «Прометей» — такого учреждения в духе Макаренко. И трудные подростки сами, своими руками строили этот лагерь в карельской глуши по чертежам лунной станции, созданным под руководством сподвижника Казимира Малевича.

Пионерский лагерь «Прометей»
Пионерский лагерь «Прометей»
«Прометей»лагерьПионерский

ИА Красная Весна: Формы общественных зданий того периода сложны. Архитекторы и проектировщики продумывали новый образ жизни для людей, наподобие жилых единиц Ле Корбюзье?

В.И.: Это очень сложный вопрос, это очень древнее представление об архитектурной профессии. Раньше в профессию входило больше, чем сейчас, — например, инженерное дело, строительство кораблей, и много что еще.

Но если говорить об архитектуре, которая продумывает не только здание, но и образ жизни вокруг, то это переносит нас в советский авангард 20-х годов, который продумывает целую общественную среду.

В 60-е годы такого рода эксперименты ушли в прошлое. Архитекторы уже по большей части отказались от создания среды, хотя были и исключения.

Так, архитектор Игорь Василевский, сын маршала Александра Василевского, построил в Крыму санаторий «Дружба». Здание напоминает летающую тарелку и изображено на обложке французской книги: он придумал как здание «врастет» в крымскую природу и ландшафт, и использует все ее возможности, не вторгаясь в нее: начиная от солнечных батарей и заканчивая специальными сотовыми конструкциями, которые позволили «подвесить» здание на опоры и сохранить рельеф местности.

Изображение: Фотография из книги "Архитектура, вдохновлённая космосом". Иванов В.Г.
Санаторий Дружба в Ялте
Санаторий Дружба в Ялте
ЯлтевДружбаСанаторий

ИА Красная Весна: Остались ли в современной России отголоски этого стиля? И видите ли Вы в будущем развитие отечественной архитектуры в этом ключе?

В.И.: По большей части нет. Большинство отечественных архитекторов ориентируются на западную архитектурную традицию и в основном на второстепенную, но нельзя сказать, что нет исключений.

Например, павильон станции метро «Горьковская» в Санкт-Петербурге построен молодым архитектором из Петербурга, Ильёй Юсуповым, в виде летающей тарелки.

Никто не ожидал, но этот павильон, как ни странно, оказался уместным в центре города. Он отражает связь планетария и метро. Сделано очень интересно, это пример прямого продолжения традиции. Кроме того, я думаю, сейчас есть архитекторы, которые прорабатывают лунные станции. Это сохранилось, но, к сожалению, не является главным направлением.

Изображение: Florstein
Павильон станции метро «Горьковская» в Санкт-Петербурге
Павильон станции метро «Горьковская» в Санкт-Петербурге
Санкт-Петербургев«Горьковская»метростанцииПавильон

ИА Красная Весна: Какие здания из построенных в советский период можно отметить как наиболее соответствующие космической тематике?

В.И.: Я уже упоминал здания, которые отсылают к космосу: санаторий «Дружба», НИИ кибернетики и робототехники, Музей АЗЛК, Казанский цирк (причем на него проецировалась цветомузыка), дворцы пионеров, посольство СССР на Кубе.

Особо хотел бы отметить драматический театр Достоевского, построенный в Великом Новгороде — с одной стороны, как космический корабль, а, с другой стороны, — как переосмысление в инженерных формах древнерусской архитектуры Новгорода. Для меня это пример сочетания глубокой архитектурной традиции и устремления в космос. В моей книге о нем достаточно подробно написано.

Но на самом деле классический русский храм для меня является космической архитектурой — зданием, устремленным в космос и пронизанным им.

Изображение: (сс) Ss novgorod
Драматический театр в Великом Новгороде
Драматический театр в Великом Новгороде
НовгородеВеликомвтеатрДраматический

Читайте также: Почему Гагарин стал первым космонавтом?

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER