19
авг
2021
  1. Социальная война
Татьяна Осипенко / Газета «Суть времени» №443 /
...усилиями масс-медиа и социальных сетей создан определенный образ врага — «антипрививочник» — существа недалекого, падкого на всякие слухи, верящего всему на слово и не способного критически мыслить

Какое будущее готовят немецкому здравоохранению? Часть III

Изображение: (cc) Frank Eckhoff
Институт имени Роберта Коха
Институт имени Роберта Коха
Институт имени Роберта Коха

Пока мы готовили продолжение своего исследования о будущем здравоохранения в Германии, в России ситуация качественно изменилась. А поскольку в глобализируемом мире нет «отдельных здравоохранений» (в чем мы убеждаемся последние полтора года), придется рассматривать идущие параллельно процессы. Кроме того, решение российских властей использовать обязательную вакцинацию в борьбе с распространением новых штаммов коронавируса не может не вызывать беспокойство у русских людей, где бы они ни находились.

Представим, что Россия — это поле боя, коронавирус — враг, а российские власти — генеральный штаб, который намерен защищать гражданское население. Учтем, что применение любого вида оружия — от карантина до вакцин — несет свои издержки. Кроме того, выбранный тип вооружения должен соответствовать поставленным целям. Перед тем как генеральный штаб примет решение о выборе оружия, он ведь должен как-то соотнести эти два фактора с ситуацией на поле боя, не так ли? Но ведь правильное решение возможно только тогда, когда генеральный штаб корректно оценил оперативную обстановку.

Поэтому нам очень бы хотелось узнать, насколько хорошо генеральный штаб — то есть правящая элита России — разбирается в происходящем. Насколько, например, точны данные статистики оперативного штаба по контролю и мониторингу ситуации с коронавирусом в Москве? В каких палатах лежат больные с диагнозом COVID-19? Не получается ли так, что из-за отсутствия достаточного количества специальных инфекционных боксов и наплыва таких пациентов больницы начинают превращаться в источник инфекции? И как всё это соотносится с рисками вакцинации против коронавирусной инфекции?

Говоря о рисках, мы имеем в виду такие опасные реакции, как антителозависимое усиление инфекции (АЗУИ). В этом случае иммунная система усиленно производит антитела, которые пристают к вирусу, но не в состоянии нейтрализовать его. Антитела при этом продолжают приманивать к себе некоторые иммунные клетки, что дает вирусу возможность заразить клетки иммунной системы. С подобными осложнениями сталкивались разработчики вакцин от ВИЧ, работу над которыми пришлось остановить, и от коронавирусов SARS-CoV-1, MERS-CoV, против которых никаких действенных вакцинных препаратов пока не получено. Так что беспокойство граждан по поводу развернутой в России обязательной вакцинации вполне оправдано.

И это не единственная проблема, связанная с повальным применением вакцин от коронавируса. В своей статье «Массовая вакцинация: каковы ее риски, и как их можно смягчить?» доктор медицины Лев Коровин отмечает, что массовая вакцинация может негативно повлиять на эволюцию SARS-CoV-2. Поскольку в таких условиях главным барьером перед распространением вируса становится получаемый с помощью вакцины иммунитет, то уход от этого иммунитета становится первоочередной эволюционной задачей. Другими словами, коронавирус, мутируя под действием прививок, может начать эволюционировать в сторону усиления. А это, в свою очередь, потребует разработки новых, более сильных, вакцин.

То есть, действуя в логике непродуманной массовой вакцинации, можно запустить спираль положительной обратной связи по принципу «более сильная вакцина — более сильный вирус» с очень печальными последствиями для эпидемиологической ситуации в стране. При этом у такого конвейера «беспрерывной вакцинации» будут и свои «благоприобретатели», и те, кто несет только издержки. Пока фармацевтические компании будут снимать сливки в виде доходов от продажи вакцин, жители России против своей воли будут выступать в качестве лабораторных мышей для тестирования этого товара. А российские элиты получат весь «набор удовольствий» в виде социального протеста и всё большего отпадения народа от государства. Что в конечном итоге может привести к «коронавирусному» бунту и уничтожению России.

Не утверждаю, что события будут развиваться именно по такому сценарию. Но это потенциальные риски «вакцинной» кампанейщины, которые надо бы учитывать, прежде чем заставлять граждан вакцинироваться.

Что касается ФРГ, то еще месяц назад речи о принуждении к вакцинации не шло. Если верить официальной статистике, половина немецких граждан жаждет привиться. Еще примерно 35% населения ФРГ, так сказать, присматриваются к товару, то есть к разнообразным вакцинам.

Эти цифры выглядят вполне правдоподобно. Для начала отметим, что нагнетаемая истерическая атмосфера очень сильно влияет на умонастроения немецких граждан — в первую очередь пожилых людей, которые подвержены более высокому риску заражения коронавирусом. А возрастная группа 60+ составляет около 29% всего населения Германии.

Во-вторых, немецкое общество устало от «отсидок» на карантинах разной степени строгости и жаждет восстановления нормальных форм социальной жизни. Эта жажда нормальности, тоска по нехитрым удовольствиям вроде посиделок в кафешке с приятелями, не отягченных необходимостью делать сомнительные тесты или надевать медицинские маски, подогревает готовность к вакцинированию. Немецкому обывателю жизнь без такой комфортности представляется слишком унылой.

На это накладываются очень сильные патерналистские настроения в обществе. Большинство жителей ФРГ почему-то уверены, что государство не станет их обманывать и действует исключительно из благих соображений. То, что немецкие элитные группы могут преследовать свои непрозрачные цели, никак не связанные с увеличением благосостояния немецкого народа, приходит в голову далеко не всем.

В Германии никакой альтернативы карантинам и вакцинам не предвидится. В стране действует несколько протестных движений. Подробную информацию о них можно найти в статье Тони Зиверта «Германия — коронавирусное инакомыслие и необъяснимая человечность» в № 404 газеты «Суть времени». Но эти группы не смогли сформировать единую повестку, сформулировать адекватный ответ на вызов «ковидной истерии» и подключить к себе более инертные слои общества. А это значит, что большая часть немецкого населения рано или поздно все необходимые прививки сделает. Если прививка — это обратный билет в спокойную, приятную нормальность, то им непременно воспользуются.

Хотя гражданам ФРГ стоило бы вспомнить о горьком опыте с седативным снотворным лекарственным средством талидомид, разработанным немецкой фармацевтической компанией «Хеми Грюненталь» (Chemie Grünenthal) в конце 50-х годов ХХ века. Препарат был официально выпущен в продажу в ФРГ в 1957 году. Терапевты хвалили его как безопасное успокаивающее и снотворное. Особенно подчеркивалась безопасность лекарства в случае передозировки. Талидомид рекомендовался и применялся для устранения неприятных симптомов, связанных с беременностью, таких как бессонница, беспокойство, утренняя тошнота. Одним словом, казалось, что будет обеспечено 100% комфорта и 0% риска.

Как было позднее установлено, это лекарство приводило к нарушению развития эмбриона, обусловленного как раз тем, что матери принимали талидомид во время беременности. В период с 1958 по 1962 годы только в Западной Германии родилось около 5000 детей с врожденными уродствами.

Трагедия произошла из-за недостаточной проверки препарата и его побочных эффектов в тогдашней ФРГ перед тем, как он был официально выпущен в продажу. А вот в «ужасном тоталитарном» ГДР Центральная экспертная комиссия по медицинским препаратам (Zentrale Gutachterausschuss für das Arzneimittelwesen) отказала в производстве и распространении снотворного на основе талидомида, поскольку оно не было признано достаточно проверенным.

Чем закончилась эта история — известно. Виновные так и не были наказаны. «Хеми Грюненталь» просто-напросто откупилась от пострадавших и по сей день продолжает свою деятельность на фармацевтическом рынке.

«Вакцинная» кампанейщина до боли напоминает историю с талидомидом, когда в обертке «полезности для здоровья» и «возвращения к комфортному потреблению» продают непонятно что. И часть немецкого населения вполне себе готова купить такой товар, не соотнося нынешние события с событиями историческими.

Нам скажут, что это было давно. Что с тех пор контроль за фармацевтической продукцией был ужесточен. Что мы приводим как пример лекарство, а не вакцину. Но ведь определенные параллели налицо. Так, профессор международного публичного права Филипп Сегюр французского университета ВИА Домиция Перпиньяна в интервью порталу FranceSoir пояснил, что для всех вакцин, применяемых в Европейском союзе (ЕС), разрешение на продажу является условным. А окончательные отчеты о клиническом исследовании вакцинных препаратов будут представлены производителями гораздо позже — в 2022 (AstraZeneca, Moder­na) или 2023 (Pfizer, Johnson & Johnson) годах. Другими словами, граждане ЕС участвуют в широкомасштабном эксперименте в качестве подопытных кроликов.

Так что о безопасности западных мРНК-препаратов говорить пока не приходится — их побочные эффекты, а значит и риски, не до конца исследованы.

Однако за последний месяц подход немецких властей к вопросу вакцинации населения радикально изменился. Причины такой резкой перемены абсолютно не ясны. Повторим, никакого яростного отторжения всеобщей вакцинации в немецком обществе не наблюдалось. И вдруг возникла тема якобы существования такого отторжения. Высказывания об этом базировались на июльских данных Института имени Роберта Коха (ИРК) о числе привитых в стране. А в августе ИРК вдруг объявил, что он, видите ли, что-то не так посчитал, и вакцинированных людей в ФРГ, видимо, больше, чем считали ранее. (Так и чувствуется профессионализм всех участников «вакцинной» кампании, не так ли?) А пока ИРК разбирался со своими данными, в Германии в буквальном смысле была развернута травля людей, которые по каким-то причинам не желают вакцинироваться. Их, напомним, около 15% всего населения страны. Это официальные данные, хотя мы уже не знаем, стоит ли им верить.

Непривитых людей обвиняют в эгоизме, лености, отсутствии сострадания к своим согражданам. Их укоряют в растрате денег налогоплательщиков (!) на бесплатные тесты, что, видите ли, перенапрягает бюджет страны. Впервые слышим, что существует взаимосвязь между готовностью впрыснуть в себя подозрительный препарат и своевременной уплатой налогов. Или непривитые — это маргиналы и безработные, сидящие на социальном обеспечении? Министр здравоохранения ФРГ вообще приравнял вакцинацию к акту проявления «истинной» гражданственности.

Казалось бы, гражданственность не определяется наличием отметки о прививке против коронавируса. Но немецких граждан, которые не привились, без разбора приравнивают к ковид-диссидентам и конспирологам. Если человек изначально поясняет, что не против прививок вообще, что он регулярно знакомится с публикациями по коронавирусной тематике, которые авторитетные ученые представляют в уважаемых изданиях, что он, наконец, не ослеп и не оглох, и видит, что сейчас творится в Израиле — стране с самой высокой долей привитых среди населения… Так вот, даже если человек всё это пояснит и на этом основании выразит сомнения в необходимости повальной вакцинации, он будет автоматически причислен к категории «ковид-диссидентов». Потому что усилиями масс-медиа и социальных сетей создан определенный образ врага — «антипрививочник», — существа недалекого, падкого на всякие слухи, верящего всему на слово и не способного критически мыслить. Атмосфера в Германии как две капли воды сходна с той истерией, которая сооружалась полтора года назад накануне первого всеобщего карантина.

Но ведь, похоже, и российским властям нравится участвовать в такого рода вакханалиях. Или они потом опять будут рассказывать, что их «западные партнеры» им что-то странное насоветовали?

В Германии представители правящей партии и основных оппозиционных партий, средства массовой информации и вся «экспертная» клика, лоббирующая вакцинацию, тиражируют сообщения только двух видов: угрозы и двусмысленные уговоры.

Радикально настроенные ораторы угрожают невакцинированым исключением из социальной жизни, ограничениями их прав и свобод. Некоторые «эксперты» договорились до того, что предложили дать привилегии привитым пациентам с диагнозом COVID-19 при переводе в отделения интенсивной терапии, если больничных коек и ИВЛ не будет всем хватать. Это уже попахивает легким безумием. С одной стороны, говорят, что вакцины обеспечивают чуть ли не 97–98% защиты от коронавируса. А с другой стороны, предполагают, что привитым и непривитым пациентам мест в больницах не хватит. Послушайте, либо вакцина защищает, а значит, такое развитие событий невозможно, сколь бы непривитых ни оказалось бы в Германии, либо вакцина не защищает! Но зачем тогда людей принуждать к вакцинации?

Более «интеллектуальные» пропагандисты используют вариант более мягкий. Дескать, с опасающимися надо разговаривать и убеждать их аргументами, — поучают эти «интеллектуалы», — ибо мы имеем дело с людьми недалекими, закомплексованными, фактически детьми. И далее пытаются уговаривать этих «детей» вакцинироваться. Согласитесь, найден самый «лучший» способ убедить взрослого, образованного, скептически настроенного человека в достоинствах вакцинации!

На этом фоне выделяется правопопулистская партия «Альтернатива для Германии» (АдГ). Она откровенно критикует решения правительства, называя их недемократичными. Что, заметим, скорее создает проблемы для непривитых, потому что их автоматически начинают причислять к правым радикалам. То есть действует принцип: кто против прививки, тот за АдГ, а значит, он чуть ли не правый экстремист. И это действительно сюрреалистичная ситуация, когда правая и очень скандальная партия, аналогичная партии Жириновского в России, вдруг выступает во всем этом паноптикуме как самая адекватная и трезвая — это отдает уже трагифарсом.

Но глубокую горечь вызывает не это, а поведение партии «Левые». Партия, которая должна была защищать угнетенных и восстанавливать справедливость, уныло лепечет о недопустимости избыточного принуждения к прививкам. Нет никаких попыток оформить социальный протест в политический, предложив свою стратегию и повестку, альтернативные ковидным экстазам большинства партий. Автор этой статьи с большим удовольствием переводил бы публикации «Левых», в которых аргументировано и подробно разбирались бы ковидные безумства в Германии. Переводил бы, но таких статей нет. И это удручает. Хотя бы потому, что в США консерваторы пытаются оформлять подобный протест и противодействовать карантинным кампаниям — в Германии же из официальных и респектабельных структур никто этого не делает.

Причем день ото дня шансы хоть как-то обосновать необходимость обязательной вакцинации тают. Витрина под названием «Израиль» уже разбита. Из Англии поступают сообщения о том, что привитые против SARS-CoV-2 заражаются этим вирусом и являются его распространителями. Немецким экспертам и ИРК приходится опускаться до сомнительного моделирования, на основании которого сообщают о якобы тысячах людей, спасенных вакцинацией. Видимо, немецкие власти, как, впрочем, и российские, уже вошли в административный раж и действуют согласно пословице «Снявши голову, по волосам не плачут».

Сюрреалистичность происходящего усиливается тем, что вопреки здравой логике, вытекающей из последних событий и говорящей о необходимости сворачивания тотального вакцинирования, немецкое и российское правительства усиленно его навязывают. Мы наблюдаем повторение событий марта 2020 года, когда правящие элиты разных стран ускоренно встраивались в общемировой тренд, именуемый «спасительный тотальный карантин».

На этом, пожалуй, закончим обсуждение прививочных кампаний в России и Германии и вернемся к проблеме «генерального штаба».

Задаваясь вопросом, насколько хорошо генеральный штаб — то есть российская власть — разбирается в оперативной обстановке на поле боя под названием «битва против COVID-19», мы ведь это делали не из праздного интереса. Вопрос родился во время долгих блужданий по аналогичному театру боевых действий в Германии.

Следует сразу прояснить несколько аспектов, касающихся всей коронавирусной эпопеи, разворачивающейся на территории Германии.

Во-первых, мы хотим подчеркнуть, что в ФРГ, впрочем, как и в других странах, истерия вокруг коронавируса была искусственно раздута. Одно дело — признавать серьезность и коварность коронавирусной инфекции, а другое — приравнивать COVID-19 чуть ли ни к чуме. Этим немецкие СМИ, Институт имени Роберта Коха (ИРК) и немецкие политики занимались особенно рьяно весной 2020 года. К февралю 2021 года градус коронавирусной истерики в ФРГ заметно снизился. А начиная с марта немецкие СМИ стали активно критиковать данные официальной статистики и действия властей.

Определенную роль в такой смене настроений, видимо, сыграла активизация политической борьбы между партиями за места в бундестаге, а значит — и за должность федерального канцлера. Очередные парламентские выборы состоятся 26 сентября 2021 года, и сейчас различные политические силы пытаются разыграть коронавирусную карту с наибольшей для себя выгодой.

В целом общественная жизнь в ФРГ продолжает задаваться рамкой «ужасности» коронавируса. Причем «ужасность» удерживается на заданном уровне. Он должен оправдывать поголовную вакцинацию граждан сомнительными мРНК-вакцинами, введение паспортов вакцинации, постоянное ношение масок в помещении и общественном транспорте, а при необходимости — ограничение гражданских свобод.

Существование рамки «ужасности» коронавируса дает очень специфический эффект. Немецкое правительство и проправительственные телеканалы и печатные издания действуют хотя бы последовательно в ими же созданных условиях, следуя мантре «коронавирус — ужасен, поэтому надо всех вакцинировать или отправлять на карантин». Но есть ведь вполне авторитетные СМИ, такие как ежедневная газета Die Welt или журнал Focus, чья информационная политика выглядит, мягко говоря, слегка иррациональной. Заслуженно критикуя данные официальной статистики о коронавирусе и результаты прогнозов, они приходят к парадоксальным выводам: вирус недостаточно опасен, чтобы устраивать всеобщие карантины, но достаточно страшен, чтобы всех граждан вакцинировать. Фактически же речь идет о «пропихивании» всё той же всеобщей вакцинации, но только под соусом «правдоискательства» и «истинной заботы о здоровье граждан».

Извините, но либо вирус не так ужасен, как его малюют, и тогда надо в принципе отказываться от карантинов, вакцинации и ношения масок. Либо всё совсем скверно, а значит, действия правительства оправданы. Так не пора ли определиться, в конце концов, с масштабом угрозы, чтобы понять, как с ней бороться?

Во-вторых, немецкие СМИ всё чаще и чаще сообщают о растратах, коррупционных схемах и финансовых махинациях, напрямую связанных с мероприятиями по борьбе с COVID-19 в Германии. Мы полностью согласны, что все виновные в таких противоправных действиях должны быть выявлены и наказаны. Однако не могут не удивлять экзальтированные причитания немецких корреспондентов по этому поводу. Потому что растраты и махинации были не просто ожидаемы, а фактически запрограммированы административно-бюрократической системой, действующей в ФРГ.

Дело в том, что при выплате финансовой помощи юридическим лицам или гражданам, как правило, действует простая схема: лицо, желающее получить такую помощь, подает все необходимые документы в соответствующую инстанцию и, если никаких формальных ошибок в официальных бумагах нет, получает просимое. А вот выяснять, кто же получал деньги, оправданно ли получал и как потратил, бюрократическая система начнет уже после того, как период выплаты финансовой помощи закончится. Хотя так называемый выборочный контроль возможен и до истечения этого периода.

При этом совсем необязательно все получавшие выплаты будут строго проверены, а все мошенники будут выявлены. Число тех, кому удастся выйти сухими из воды, определится желанием и умением бюрократической системы «ловить мышей». А поскольку она становится всё более закостенелой и всё сильнее деградирует, то и желания, и умения становится всё меньше.

На это накладываются особенности организации самого здравоохранения в ФРГ, которые мы уже обсуждали в предыдущих частях статьи. То, что немецкая система охраны здоровья сложная, запутанная, сильно бюрократизированная и слабо управляемая, а кроме того, содержит огромное число субъектов, — никак не способствует ее прозрачности и подконтрольности. Поэтому неадекватные запреты и ограничения, непродуманные процедуры и законы, постоянно сменяющиеся невнятные предписания будут способствовать хаотизации системы и разрастанию криминальных и полукриминальных афер внутри и вокруг нее.

Коронавирусная истерия, безусловно, способствовала созданию такой серой зоны. Именно в клубящемся хаосе легко скрыть растраты или финансовые махинации. А если поймают с поличным, можно оправдывать свои сомнительные действия «заботой о народе» в условиях «внезапно» разразившегося беспорядка.

Но кто помогал немецким властям устраивать этот хаос и раздувать панические настроения весной 2020 года? Случайно не «независимые» ли немецкие СМИ, которые теперь так яростно вопят о растратах и бездарном руководстве? Или у них случился приступ коллективной амнезии?

Обитатели чавкающего болота под названием «немецкая независимая журналистика» просто обожают критиковать отсутствие свободы слова в ГДР и СССР. В свете всего вышесказанного очень хотелось бы знать, кто-то собирается просить прощения у простых граждан за свои действия в 2020 году? Или «независимые» журналисты будут себя оправдывать тем, что их обманули и ввели в заблуждение, что они не предвидели такого развития событий?

«В-третьих» очень тесно связано с предыдущими двумя аспектами. Поскольку вся система здравоохранения непрозрачна, то подаваемые ею сигналы слабо поддаются проверке и оценке. А в силу своей противоречивости и неоднозначности они становятся основой для абсолютно противоположных интерпретаций. Поэтому разнообразные экспертные оценки и журналистские расследования, в которых, например, обсуждаются официальные статистические данные, явно носят на себе отпечаток политической борьбы за места в парламенте, где вскоре развернутся открытые и подковерные игры вокруг будущей реформы немецкой системы охраны здоровья.

Чтобы читатель не потерялся в этих противоречивых данных, мы будем приводить самые сжатые сведения об экспертах, чьи оценки здесь будут обсуждаться. Кроме того, заглянув в официальные данные ИРК и регистра Немецкой междисциплинарной ассоциации интенсивной и неотложной медицины (Deutsche Interdisziplinäre Vereinigung für Intensiv- und Notfallmedizin, DIVI), а также федерального статистического ведомства, поделюсь своими скорбными размышлениями о странных делах, творящихся в системе здравоохранения Германии.

Основной акцент сделан на рассмотрении положения дел в больницах во время «антикоронавирусных» кампаний, проводившихся немецким правительством. И потому, что лечебные учреждения — это главный элемент, вокруг которого раскручивалась карантинная эпопея. И потому, что хотелось бы понять, какое будущее ожидает всю систему больниц Германии.

На этом заканчивается вступление к обсуждению достижений немецкого правительства на поприще борьбы с коронавирусом. Вступление получилось очень развернутым, но иначе невозможно понять всю сюрреалистичность атмосферы, царящей в ФРГ.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER