2
июл
2020
  1. Социальная война
  2. Война с образованием
Интервью ИА Красная Весна /
Очень хотелось бы верить, что этот эксперимент призван отработать технологии, а не навязывать их

Уровень внедрения «дистанционки» зависит от реакции общества — интервью

Об опасности того, что дистанционное образование может остаться «навсегда», говорили многие эксперты. Однако верилось в это с большим трудом. И вот в конце июня на федеральном портале проектов постановлений и нормативно-правовых актов появился проект постановления о проведении эксперимента по внедрению Цифровой образовательной среды в 14 пилотных российских регионах.

Что из себя представляет данный проект и какие риски он несет для отечественного образования рассказал корреспонденту ИА Красная Весна член совета по общему образованию и дополнительному образованию детей Комитета по образованию и науке Госдумы и генеральный директор некоммерческого партнерства «Родное слово» Константин Деревянко.

ИА Красная Весна: В конце июня был опубликован проект постановления правительства РФ о проведении эксперимента в ряде отдельных регионов по внедрению Цифровой образовательной среды в российские школы. Можете рассказать про планируемый эксперимент?

— Да, слышал. Собственно говоря, инициативы по внедрению тех или иных образовательных платформ в регионах России реализуются уже не первый год. Сейчас так системно на федеральном уровне решили за это взяться в связи с тем, что образование наше столкнулось с серьезным вызовом из-за пандемии. И требует ответа на случай обострения подобных ситуаций. Ну и вообще, в принципе, требует повышения квалификации, систематизации и повышения уровня технологии для обеспечения подобных форм образования.

Мне очень хотелось бы верить, что этот эксперимент призван отработать технологии, которые позволят в случаях чрезвычайных ситуаций максимально эффективно вести образование. Но ни в коем случае не заменить традиционное образование, если мы говорим про школу. Потому что даже сейчас тот эксперимент, который будет проводиться, помимо уровня оснащенности школ, требует решения множества вопросов и проблем, которые невозможно решить за текущее лето, да и вообще в ближайшие годы. Вопросы, связанные с переподготовкой учителей.

Даже не просто с переподготовкой, а с обучением нового поколения учителей, которые готовы работать в дистанционном формате. Это связано с практически нерешаемой проблемой создания соответствующих условий в домах, где проживают дети. Потому что одно дело, когда мы говорим про оснащенность школы, другое дело, когда ребенок учится дома.

Даже если эти условия находятся на уровне, мы все понимаем, что школа — это некий «социальный сейф», куда родители отдают ребенка, чтобы он там социализировался, чтобы он комплексно развивался, то есть не только получал конкретные предметные знания. И подобная форма образования никак не может решить эти вопросы.

ИА Красная Весна: Разговаривал с разными экспертами. Они говорят, что если не будет второй волны коронавируса, то в будущем будет сочетаться дистанционное образование с очным. Что-то слышали об этом?

— Мир развивается. Технологии двигаются вперед. И уже сегодня существуют в некоторых вузах такие интересные решения, как цифровые продвинутые лаборатории, с которыми можно работать удаленно из разных уголков страны. Это всё, конечно же, способствует повышению уровня образования. Но здесь не должно быть деления по принципу: один предмет — удаленно, а другой — очно.

Дистанционное образование стоит использовать для предоставления дополнительных возможностей, дополнительных заданий, дополнительной подготовки.

Беньямин (Бенджамин) Вотье. Снежная сцена (Дети покидают школу)
школу)покидают(ДетисценаСнежнаяВотье.(Бенджамин)Беньямин
Беньямин (Бенджамин) Вотье. Снежная сцена (Дети покидают школу)

Особенно на случай, если дети живут далеко от школы и им трудно ездить каждый день, то возможность комбинации очного и дистанционного образования здесь будет идти только в плюс. Но объемы пропорций таких комбинаций должны быть очень точно продуманы вместе со специалистами, с психологами и с педагогами для того, чтобы здоровье детей не страдало. Ведь количество времени, проведенного у экранов компьютера, оно ведь тоже отнимает здоровье. Поэтому это очень аккуратно должно делаться, и никоим образом не в один раз по всей стране. Должен быть индивидуальный подход. В том числе с учетом психологических особенностей личности конкретного ребенка.

ИА Красная Весна: Что делать с несоответствием норм СанПиНа, ограничивающих время работы детей за компьютером, и тем, что во время дистанционного обучения ребенок должен проводить за монитором очень много времени?

— Ну в принципе СанПиНы как таковые во всех сферах, в том числе в части детства, требуют серьезной корректировки. Очень многие СанПиНы, которые действуют в стране, не менялись несколько десятилетий. Практически в каждом СанПиНе есть нормы, которые невозможны к исполнению. И это объективная реальность. То есть СанПиНы, в принципе, должны быть пересмотрены.

Другой вопрос, что даже при их пересмотре никто, никакой специалист, вам никогда не скажет, что можно разрешить в течение дня ребенку сидеть перед экраном компьютера больше, чем несколько часов. Сейчас в требованиях вообще меньше одного часа. Тут необходимо, чтобы технологии развивались и сами средства коммуникации были более безопасными для того, чтобы можно было говорить об увеличении времени работы с ними детей. И многие вопросы из этой части должны быть еще изучены, потому что для понимания того, как это влияет на здоровье, и требуется время, то есть не месяцы, а даже годы за этим необходимо наблюдать. Потому что в течение жизни использование компьютера как-то сказывается на здоровье ребенка.

Одно дело зрение, другое дело развитие соответствующих нейронных связей, коммуникативные способности ребенка, как они формируются при взаимодействии ребенка с компьютером.

Мы совершенно точно знаем, что в дистанционной форме обучения есть множество проблем. И очная форма обучения однозначно опережает практически по всем параметрам. Поэтому то, с чем столкнулись и педагоги, и учащиеся в последние месяцы, не выдерживает никакой критики.

В целом эта картина, конечно же, характерна не только для нашей страны, но и для многих стран, потому что, в принципе, во всем мире на сегодняшний день нет тех апробированных и оптимальных решений в части цифрового образования, которое можно было бы позаимствовать. Даже в продвинутых азиатских странах. В той же самой Южной Корее. Осуществлялись эксперименты по внедрению цифровых технологий. Были попытки и полного перевода, в особенности студентов, на цифровое образование. Они не увенчались успехом, и вынуждены были откатиться назад и вернуться к традиционным формам.

Поэтому думаю, что как бы ни было желания и политической воли в том, чтобы образование перевести на дистанционный формат, я полагаю, что общество это не поддержит. Родители к этому не готовы. А будущее детей от такой формы обучения может сильно пострадать.

ИА Красная Весна: При дистанционном обучении его качество зависит, в том числе, и от качества оборудования, которое имеется дома. Получается, что гарантированное право на равные условия образования ставится в прямую зависимость от материального положения родителей. Будет ли этот перекос как-то устраняться?

— На сегодняшний день в постановлении правительства об этом речи не идет. Больше касается материально-технической базы непосредственно самих школ. Для того чтобы обеспечить равный доступ, необходимо оснастить каждого ребенка соответствующим оборудованием. Причем, в принципе, это не столько планшет, который может вспомогательную роль играть. Это скорее полноценный компьютер с большим экраном. А еще жилищные условия.

Ребенок должен работать в тишине, ребенок должен иметь возможность сконцентрироваться на материале. Если этих всех условий нет, то о каких равных возможностях может идти речь? Поэтому это и оборудование, это и жилищные условия. Эти вопросы так легко не решаются.

ИА Красная Весна: Преподаватели обращают внимание на то, что они не могут вести контроль за процессом образования при дистанционном обучении. Второй момент, на который обращают внимание, в регионы спустилось некое указание «не ставить двойки». Получилась такая ситуация, что дети целую четверть не выполняют никаких заданий, и, по идее, их надо оставить на второй год, но преподаватели им вынужденно ставят тройки. Также многие преподаватели обоснованно считают, что некоторые предметы нельзя вести дистанционно.

— Ну, конечно, понимаете, существуют так называемые Федеральные государственные стандарты. Основные тенденции в развитии образования заключаются в развитии межпредметности — это развитие компетенций, личностных компетенций. Это всё относится к формированию личности. И умения работать в команде, в группах, умение эффективно взаимодействовать, коммуницировать как со сверстниками, так и с детьми других возрастов и со взрослыми. И эту часть навыков и компетенций очень трудно будет развивать в цифровой среде. Просто непонятно какие должны быть технологии. Если представить себя в виде футуролога, то технологии должны дойти до абсолютного погружения ребенка в виртуальную реальность, в которой он будет надевать шлем, оказываться в виртуальном классе, где будет полностью смоделирована виртуальная среда. Но мы с вами прекрасно понимаем, что это вопрос либо очень далекого будущего, либо в принципе недостижимый.

Что касается указаний «не ставить двойки», то понятно, что это решение временное, связанное с тем, что все попали в форс-мажорную ситуацию. Просто допустить возможность низких оценок детям, которые по большей части просто действительно не могли быть готовыми к занятию из-за отсутствия должной технической оснащенности, могло привести к социальному взрыву. В общем-то, это нормальное решение.

Наверное, когда речь идет о более взвешенном эксперименте, в котором должны быть обеспечены все условия и оценки, и контроля, и условия, которые позволили бы ученику полноценно учиться, то такое положение может быть отменено, да и вообще должно отсутствовать.

Альберт Анкер. Пишущий мальчик с сестрой. 1875
1875сестрой.смальчикПишущийАнкер.Альберт
Альберт Анкер. Пишущий мальчик с сестрой. 1875

Другой вопрос, я пока не знаю технологии, которая могла бы лечь в основу цифровой среды, которая была бы максимально приближена к тому, чтобы удовлетворять все потребности и все запросы как родительского сообщества, так и педагогического. И при этом не откатывать нас назад, а двигать образование вперед. Очень много здесь не изученного, очень много здесь неподготовленного. Именно поэтому я очень надеюсь, что речь идет только о профилактике, о подготовке на максимально возможном технологическом уровне к тем кризисным ситуациям, которые могут возникать впредь, для того чтобы минимизировать потери. Но а в нормальной ситуации, в обычное время, найти те точки, которые позволят повысить эффективность. Потому что, конечно, на 100% отметать их не стоит. Потому что дети всё равно живут в цифровом мире. Всё равно они все используют гаджеты, пользуются интернетом. И в этом цифровом мире они тоже должны научиться ориентироваться, научиться работать. Ведь сейчас, после пандемии, многие работодатели переводят своих сотрудников на удаленный формат работы на постоянной основе. Потому что практика показывает, что существует определенный процент людей, которые вполне спокойно с этим справляются, достаточно эффективно справляются. И здесь очень много издержек можно сокращать. Поэтому будущие работники тоже должны быть к этому готовы.

ИА Красная Весна: Большинство учителей на дистанционном образовании работали из дома, используя собственную оргтехнику, тратя свою электроэнергию. Очень выросла нагрузка на зрение, что пагубно сказывается на здоровье учителей всех возрастов. При этом государство никак не компенсировало полученные издержки преподавательского состава. Должно ли государство компенсировать издержки учителям, работающим из дома, за использование собственной оргтехники и потраченное здоровье?

— Все дополнительные расходы, которые возникают в этом случае, а также риски должны быть обязательно учтены и компенсированы государством. Несомненно, я полностью с этим согласен.

Особенно если доказано, что деятельность каким-то образом вредит здоровью. Здесь вопрос очень сложный. Он глобального характера. Мы сейчас в принципе живем в цифровой среде и постоянно так или иначе получаем какую-то дозу облучения. От того, что на несколько часов больше мы стали сидеть у компьютера, возросли ли эти риски, то нужно, чтобы говорили об этом профессионалы. Нужны объективные исследования.

Но если это доказано, то компенсации, конечно, должны быть. Что касается расходов на интернет, на мобильную связь, то, конечно, государство должно компенсировать эти все расходы путем включения их в оплату труда.

ИА Красная Весна: Никита Михалков в своей передаче «Бесогон» выступал против цифровизации отечественного образования. Он приводил документы, которые свидетельствуют о том, что глава Сбербанка Герман Греф продвигает Цифровую образовательную платформу. Также Михалков высказал опасение, что цифровизация может стать прологом сегрегации российского образования по социальному признаку. На ваш взгляд, эти опасения оправданы?

— Вопрос, который осветил Михалков в своей программе «Бесогон», требует пристального анализа. Я не знаю до конца, кем была утверждена и на каком уровне программа 2030.

Могу сказать, что я в данном случае согласен с Михалковым и не согласен с положениями этой программы о том, что к 2030 году такое понятие как «книга» или «текст» — они должны быть нивелированы в сознании человека. Потому что это прямое действие на то, чтобы разорвать когнитивные связи в мозгу человека, сделать его самостоятельно не думающим, немыслящим. В этой части эта программа может очень серьезно навредить.

Насчет разделения по социальному статусу: если оно будет внедряться, то, наверное, так оно и будет. Если это будет полномасштабно внедряться на уровне всей страны. Я надеюсь, что этого не произойдет в силу того, что сегодня это чрезвычайно трудно сделать, потому что общество это не поддержит. Практически в каждой семье есть ребенок, и вы можете задать практически каждому родителю вопрос о том, готов ли он обеспечивать такое образование ребенка, фактически исключив его из «социального сейфа», и быть ему не только отцом или матерью, но и наставником, учителем — это просто невозможно. И реакция большинства будет соответствующей, что, надеюсь, позволит не воплотить это в полной мере в жизнь.

Кстати, Греф и Сбербанк занимаются образованием, и уже с прошлого года в некоторых регионах ведут эксперимент по внедрению их образовательной платформы, которая подразумевает индивидуальные траектории обучения. Пока нет никаких результатов об эффективности или неэффективности этой системы. Но я еще раз хочу подчеркнуть, что пока ни одна цифровая платформа в нашей стране и за рубежом не может в полной мере заменить традиционное обучение и показать свою абсолютную эффективность.

Анри Жюль Жан Жоффруа. В классе
классеВЖоффруа.ЖанЖюльАнри
Анри Жюль Жан Жоффруа. В классе
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER