1. Война с историей
  2. 75-летие Победы
Интервью ИА Красная Весна /
Против парада Победы выступают те, кто в глубине души до сих пор считают, что лучше бы победил Гитлер

На Параде происходит идентификация нашего народа с Победой — интервью

Изображение: Сергей Присекин. Маршалы Советского Союза Г.К. Жуков и К.К.•Рокоссовский на Красной площади 24 июня 1945 года. 1989 год

На параде Победы происходит идентификация человека с определенными началами: с Победой, с готовностью отстаивать свои ценности и сопротивляться врагу. Именно поэтому парад Победы невыносим для коллаборационистских групп внутри нашего общества.

В этом году праздник 75-летия Победы советского народа над фашизмом поневоле оказался смазан из-за коронавирусной эпидемии, а в мире очевидно назревают крупные мировые конфликты. Поэтому ответ на вопрос «Сможет ли Россия собрать силы и волю, чтобы отстоять себя?» зависит от того, будет ли стране сказано историческое: «Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».

Эти и другие вопросы ИА Красная Весна обсудило с философом, доктором политических наук, профессором кафедры истории и теории политики факультета политологии МГУ Сергеем Черняховским.

ИА Красная Весна: Парад перенесли на 24 июня с 9 мая. Как Вы оцениваете это решение?

— Здесь два среза. Первый. Я понимаю причины и основание переноса парада с 9 мая, хотя не уверен, что надо было переносить конкретно в этой ситуации. Разные могут быть подходы.

Второй. Вне зависимости от эпидемии существовали мысли, чтобы в этом году провести парад не 9 мая, а 24 июня — в честь первого Парада Победы, чтобы подчеркнуть значимость этой даты. И перевести парад в этом году из разряда повторяемых в разряд уникальных.

В этом отношении дата 24 июня выглядит достойно.

ИА Красная Весна: Как Вы считаете, как воспринимается мировой общественностью факт переноса парада?

— Мировая общественность — это вообще кто? В любом случае она не едина. Обычно, когда говорят о мировой общественности, имеют в виду враждебную нам общественность, которая будет на все реагировать негативно. По отношению к ней разговор всегда должен строиться с точки зрения демонстрации силы.

А вот Китай, думаю, отреагирует нормально. Он не вмешивается в чужие дела. Во всяком случае, в этой ситуации он особенного ревизионизма не увидит. Хотя понятно, что он считает и поздний СССР, и Россию ревизионистскими, ренегатскими государствами. Но на практических отношениях это почти никак не сказывается.

ИА Красная Весна: Сейчас в мире пахнет началом большого конфликта. Россия не сможет остаться в стороне. Мы слишком большие и еще слишком сильные. Впереди у нашей страны большие испытания. Как вы считаете не стоило бы восстановить проведение парадов на государственном уровне не только на День Победы, но и на 7 ноября?

— Парад 7 ноября — это, в первую очередь, парад в честь Октябрьской революции. Я бы желал, чтобы такие парады проходили. Но это слишком сложно для нашего руководства, да и вообще для всей социально-политической структуры современной России. Хотя большая часть общества это поддержала бы.

И к этому еще надо расчехлить Мавзолей на парадах Победы и дойти хотя бы до такого понимания роли Октября, как французы понимают день штурма Бастилии. До этого пока нашей власти далеко.

ИА Красная Весна: Парад перенесли из-за эпидемии коронавируса. Эта эпидемия, конечно, беда, но не сравнимая по масштабам с тем, что перенес Советский Союз во время Великой Отечественной войны. Как Вы считаете, современная Россия готова к подобному напряжению сил и воли для того, чтобы отстоять себя в надвигающихся мировых конфликтах?

— Как когда-то сказал Путин, если бы в 20–30-е годы в стране был бы режим, подобный режиму Николая II, вряд ли Россия или Советский Союз смогли бы победить в Великой Отечественной войне. Это, с одной стороны.

С другой, когда после революции во Франции американские послы добивались признания Соединенных Штатов французским королем, один из них в своих записках перечислял все беды и невзгоды Франции: брошенных детей, коррупцию, растущие налоги, дефицит государственного бюджета. И писал, что страна обречена, что перед ним — умирающая нация и будущего у нее нет. Со временем страна должна утратить свое значение и может исчезнуть с карты Европы.

Это было на рубеже 70-х — 80-х годов XVIII века. Как известно, через десять с небольшим лет Франция начала громить все европейские армии, а через двадцать она доминировала на европейском континенте.

Всем, кто выступает против парада Победы, ответ один — пощечина и презрение.

Поэтому сложно сказать, что сможет, а что не сможет Россия в ее нынешнем состоянии. Конечно, если она не будет меняться, то, безусловно, ничего не сможет.

Могла ли Россия противостоять практически всей Европе в 1929 году? Вряд ли. Но она поставила такую задачу — и ее решила. Потому что это была не Россия, а СССР. Вопрос в том, будет ли поставлена задача: либо мы прорвемся, либо нас сомнут через 10 лет?

Тогда данную задачу решила не Российская Федерация и не Российская Империя, а СССР.

И вопрос в том, может ли Россия решать подобные задачи, не став СССР? И в первую очередь — не в географическом, а в социально-политическом плане.

ИА Красная Весна: Как Вы бы ответили тем, кто выступает против парада 24 июня?

— Они всегда выступают против него. Когда-то выступали, говоря: а зачем нам эти танки? Потом — что это мешает автомобилистам. Затем: зачем нам Бессмертный полк, давайте сделаем бессмертный барак.

Парад — это определенное ритуальное действие, которое обеспечивает соединение с некими началами. Это идентификация человека и гражданина с Победой, с силой, с готовностью драться за свою идею, сопротивляться врагу.

Те, кто по тем или иным причинам говорит, что парад не нужен, в обоснование всегда могут выдвинуть что-нибудь. И он им действительно не нужен потому, что ни одно из этих начал им не нужно. Им не нужна ни идентификация, ни соединение с Победой. В глубине души они до сих пор считают, что лучше бы победил Гитлер.

Когда парадные коробки проходили по Красной площади, у присутствующих возникало впечатление, что здания на Красной площади качаются.

Предполагаю, что и Альбац, и Гозман, и Шендерович, как это ни парадоксально, в те времена оказались бы где-нибудь либо на работе в немецкой полиции, либо выпускали газеты на оккупированной территории с рассказами о верности фюреру. Их бы простили. Временно. Ведь были представители народов, которых временно нацисты прощали.

Что бы с ними стало потом — это отдельный вопрос.

Те, кто выступают против Парада, представляют собой коллаборационистские группы, для которых не нужен в принципе национальный суверенитет страны. Это те, кому ненавистно все советское прошлое. В частности потому, что оно не было связано с возможностью обогащения и самопродажи человека.

Я не вижу, зачем им отвечать как-либо иначе, кроме пощечины и презрения. Есть определенный процент людей, который всегда против определенных идентифицирующих начал.

ИА Красная Весна: А что бы Вы, возможно, изменили в самом параде Победы?

— Тут могут быть разные эстетические решения. Возможно, например, часть парада делать исторической, а часть современной.

Есть интересный момент: парадные коробки сейчас уменьшились. Когда-то они были 40 на 40. Когда такие подразделения проходили по Красной площади, иностранные журналисты отмечали, что у присутствующих возникало впечатление, что здания на Красной площади качаются. Такое было звуковое воздействие удара подкованных сапог по брусчатке.

Вот что-нибудь подобное было бы очень хорошо. Если бы парадные расчеты могли бросить знамёна украинских нацистов в этот день… Но мы, к сожалению, не подгадали одно к другому.

И ещё могу сказать, что если бы солдаты российской армии бросали к подножью Мавзолея флаги армии Власова, мне бы это понравилось. Но на сегодня это вряд ли реально.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER