Российские сырьевые компании в своих проектах сделали ставку на покупку готовых западных технологий и оборудования, что уже сейчас влечет много проблем

Опора на западных поставщиков несет риски в переработке газа в Сибири

Сергей Милорадович. Путешествие Аввакума по Сибири. 1898
Сергей Милорадович. Путешествие Аввакума по Сибири. 1898
Сергей Милорадович. Путешествие Аввакума по Сибири. 1898

Развитие российского сырьевого экспорта на восточном направлении активизировалось после 2014 года, когда обострились противоречия с западными «партнерами». Помимо строительства газопровода «Сила Сибири», на востоке России стали возводиться газоперерабатывающие и газохимические мощности, которые должны создавать продукцию с высокой добавленной стоимостью (гелий, сжиженные углеводороды, полиэтилен, полипропилен и т. д.). Однако ключевые технологии и оборудование продолжали приобретаться в готовом виде у компаний из Западной Европы и США.

Как мы писали в предыдущей статье, освещая строительство Амурского газохимического комплекса (Амурского ГХК), такой подход стал серьезной проблемой на пути завершения этого проекта. При этом Амурский газохимический кластер возводится очень крупными отечественными компаниями «Газпром» и «Сибур», тесно связанными с государством.

Читайте также: Что будет с Амурским ГХК после выхода западных «партнеров»

Рассмотрим, как реализуется и с какими трудностями сталкивается схожий проект на востоке нашей Родины, который ведет менее крупный представитель российского бизнеса — Иркутская нефтяная компания. Хочется понять, есть ли различия в стратегии реализации схожих газоперерабатывающих и газохимических проектов у отличающихся по своей структуре компаний.

О газохимическом кластере в Усть-Куте

Иркутская нефтяная компания (ИНК) занимается геологическим изучением, разведкой и добычей углеводородного сырья в Восточной Сибири — в Иркутской области, Республике Саха (Якутия) и Красноярском крае. В пределах участков недр расположены 24 месторождения углеводородного сырья.

В планах компании, которые она реализует с 2014 года, строительство нескольких предприятий: двух заводов по производству гелия, газоперерабатывающего завода (ГПЗ), Иркутского завода полимеров (ИЗП). Гелий является конечным продуктом и напрямую отправляется потребителям, в то время как ГПЗ фракционирует поступающую смесь, производя сжиженные углеводородные газы (СУГи), в частности этан. Полученный этан ИНК планирует дегидрировать в процессе пиролиза и полимеризовать в полиэтилен на ИЗП.

Из добываемого газа ИНК планирует получать конечную газо-химическую продукцию с высокой добавленной стоимостью. Завершение всех работ планируется в 2025 году. Сырьем для вышеперечисленных заводов будет газ, добываемый ИНК на месторождениях Усть-Кутского района.

Проекты ИНК: гелиевые заводы

В рамках выделения газовых фракций из добываемого газа ИНК планирует построить два гелиевых завода на Ярактинском и Марковском месторождениях в Иркутской области.

Как заявил заместитель генерального директора по финансам и экономике ИНК Яков Гинзбург, строящиеся предприятия будут производить 15-17 млн литров гелия в год, что выведет ИНК на второе место среди крупнейших производителей гелия в России.

Первыми в эксплуатацию планировалось ввести установки по производству гелия на Ярактинском месторождении. Ожидаемый объем этого производства — 10 млн литров в год. Основное оборудование уже доставлено. Изначально запуск завода планировался в 2021 году, теперь — в 2022 году. Второе предприятие на Марковском месторождении планируется запустить в 2025 году.

Строящиеся заводы по производству гелия плотно завязаны на западных «партнеров»: оборудование производит американская компания Cryo Technologies, договор на экспертную поддержку заключен с российским филиалом инжиниринговой компании ThyssenKrupp, а консультационные услуги по маркетингу гелия были оказаны компанией Kornbluth Helium Consulting.

Как видно на примере гелиевых проектов, ИНК работала в рамках курса, которым шло все государство, и который заключался в стратегической ориентации на западный мир с соответствующим подходом ко всему. В данному случае — к реализации гелиевого проекта. Несмотря на то, что после 2014 года западные «партнеры» уже вовсю вводили санкции против нашей страны, ИНК связала судьбу своего стратегического инвестиционного проекта с поставками технологий из государств, теперь ставших недружественными.

Стоит отметить, что в Советском Союзе имелись свои технологии производства гелия. Примером может служить Оренбургский гелиевый завод, выпускающий до 10 млн м³ в год. При этом гелий, полученный в Оренбурге, обеспечивает до 25% потребности Европы в данном газе.

Безусловно, Оренбургский газохимический комплекс создавался государством, обладавшим значительно большим техническим и научным потенциалом. Кроме того, после распада СССР часть крупных участников подобной стройки оказалась за границей — в независимых государствах.

Проекты ИНК: Усть-Кутский газоперерабатывающий завод

Усть-Кутский ГПЗ включает в себя газофракционирующую установку и комплекс приема, хранения и отгрузки СУГ. Здесь будут проводить разделение широкой фракции легких углеводородов (ШФЛУ) для получения технических пропана, бутана и стабильного газового конденсата, а также выделение этана, который будет использоваться в качестве сырья для Иркутского завода полимеров.

Мощность завода должна составить 0,9 млн тонн СУГ в год.

Летом 2021 года стало известно о начале пуско-наладочных работ на ГПХ. Тестовые отгрузки должны были начаться в августе 2022 года с выходом на стабильные отгрузки осенью.

Детальную информацию о всех ключевых поставщиках оборудования и проектных решений для Усть-Кутского ГПЗ найти не удалось, но существенная часть аппаратов, колонн и емкостей для этого предприятия производится в России на «Уралхиммаше».

По информации из открытых источников можно сделать вывод, что проекты ИНК по фракционированию добываемого газа находятся в наиболее близком к завершению состоянии. Например, Енисейское управление Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) летом выдало Усть-Кутскому ГПЗ заключение о соответствии построенного объекта капитального строительства (комплекс приема, хранения и отгрузки стабильного газового конденсата) требованиям проектной документации.

14 сентября 2022 года основатель и председатель совета директоров ИНК Николай Буйнов на VI Международном Байкальском риск-форуме (БРИФ-22) заявил, что до конца года будет запущено шесть заводов по подготовке газа (три завода находятся на этапе запуска, еще три — на этапе завершения строительства и пуско-наладке). Это и есть технологические линии по производству гелия и СУГ.

Как отмечалось выше, основное оборудование для производства гелия было доставлено на строящийся объект еще в 2020 году — задолго до введения нынешних жестких санкций после начала СВО на Украине. Оборудование же для ГПЗ было произведено в России в 2018 году и тогда же начало отправляться в Сибирь.

Иркутский завод полимеров

Иркутский завод полимеров (ИЗП) является последним звеном Усть-Кутского ГХК. Данное предприятие должно выпускать полиэтилен из этана, поставляемого с Усть-Кутского ГПЗ. В рамках завершающего технологического передела в рамках проекта ИНК этан с газоперерабатывающего завода будет отправляться на завод полимеров, где сначала он будет дегидрироваться на установке пиролиза до этилена, а затем полимеризоваться в полиэтилен.

Работы над проектом начаты в 2014 году, окончание запланировано в 2024 году. Производственная мощность должна составить 650 тысяч тонн товарной продукции в год.

Этот завершающий технологическую цепочку переработки газа проект ИНК уже полностью вписан в недружественные нам финансово-промышленные группы. Так, кредит на покупку оборудования в размере $871 млн выдал в конце 2021 года японский банк JBIC, также кредит дополнительно финансируется Deutsche Bank AG и Societe Generale через подразделения в Токио, а также Goldman Sachs Realty Japan Ltd.

Японское государственное экспортно-кредитное страховое агентство (NEXI) обеспечивает страховое покрытие для части финансирования, предоставляемой этими коммерческими банками. К строительству привлечена японская инжиниринговая компания Toyo Engineering, которая отвечает за проектирование и поставку оборудования и материалов.

По словам директора ИЗП Егора Фомина, ключевые технологические решения также куплены у компаний, относящихся к юрисдикции враждебных нам государств. Он заявил, что лицензия для установки пиролиза куплена у Lummus Technology (США), полиэтилен планируется производить по технологии UNIPOL компании Univation Technologies. Главным строительным подрядчиком выбрана турецкая компания Gemont.

Участие российских компаний в проекте оценивается в размере 50-60 млрд рублей и ограничивается объектами общезаводского хозяйства.

Установка крупнотоннажного оборудования была завершена осенью 2021 года. На начало 2022 года прогресс строительства ИЗП превысил 40%.

Ситуация с завершением строительства этого объекта сейчас неопределенная. Так, этим летом в одностороннем порядке расторгнут контракт с турецким подрядчиком Gemont. В мае 2022 года стало известно, что Toyo предварительно уведомила ИНК о возможном прекращении участия в проекте ИЗП, если будут приняты поправки об уголовной ответственности в России за исполнение антироссийских санкций.

Подведение итогов

Пока что ни один из начатых проектов ИНК не доведен до стадии промышленной эксплуатации.

Проекты по фракционированию добываемого газа с получением гелия и СУГ имеют все шансы быть завершенными еще в 2022 году. Заводы по производству гелия, хоть и строились с применением западного оборудования и технологий, вошли в завершающую стадию до введения нашими «партнерами» жестких антироссийских санкций, а ГПЗ активно применял оборудование российских компаний в своем проекте. ИЗП же начал возводиться позже и теперь с некоторыми ключевыми иностранными партнерами возникают серьезные сложности.

Пока уверенности в том, что начатые масштабные газоперерабатывающие и газохимические проекты на востоке России будут завершены в запланированном объеме, к сожалению, нет.

Прекрасно, что наши сырьевые компании (причем не только государственные) обустраивают выходы на новые (восточные) рынки сбыта. Еще лучше то, что они хотят выйти туда с продукцией c высокой добавленной стоимостью. Однако ни государство, ни государственный сырьевой бизнес, ни частные сырьевые компании не учитывали риски, которые несет в себе применение готовых технологических решений из враждебных России государств.

В ключевом для нашей страны топливно-энергетическом комплексе (ТЭК) было желание, в основном, идти тем же простым путем, которым хотело двигаться наше государство — путем покупки готового западного технологического оборудования без попыток создавать сложные производства самостоятельно или, хотя бы, диверсифицировать поставщиков оборудования и технологий.

Еще прискорбнее то, что за время следования прозападным курсом были утрачены многочисленные компетенции по реализации сложных, масштабных проектов. И теперь оперативно реализовать тот же гелиевый проект, используя отечественные технологии и оборудование, видимо, не получится. Потребуется упорная, длительная и кропотливая работа по воссозданию утраченных отраслей и компетенций.

Западноцентричный подход надо срочно менять на всех уровнях принятия решений. Необходимо срочно вспомнить, что у нашей страны есть опыт создания сложных технологий как самостоятельно, так и в партнерстве с дружественными зарубежными странами (например, в советское время была осуществлена совместная с ГДР разработка технологического процесса синтеза полиэтилена Полимир).

Возможно, осознание проблем, которые создает для нашей страны и бизнеса описываемый подход использования оборудования и технологий из враждебных стран, приведет к изменению парадигмы развития.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER