15
апр
2021
  1. Политическая война
  2. Холодная война
Юрий Высоков / ИА Красная Весна /
«Не надо требовать от Байдена, чтобы он ходил по Вашингтону в футболке с портретом нашего президента и надписью „Крым — наш!“»

Кто натравил Байдена на Россию? Интервью

Эдвин Генри Ландсир. Бойцовские собаки сбили дыхание. 1839
1839дыхание.сбилисобакиБойцовскиеЛандсир.ГенриЭдвин
Эдвин Генри Ландсир. Бойцовские собаки сбили дыхание. 1839

Американские санкции против российского госдолга вступят в силу 14 июня. США рассчитывают, что ограничения скажутся на росте ВВП России и инфляции, что будет затронут рынок в целом, а кроме того, удастся заставить РФ тратить резервы.

При этом США объявили о санкциях всего через день после предложения о переговорах между Джо Байденом и Владимиром Путиным провести личные переговоры. Хитросплетения американской политики объясняет политолог, профессор ВШЭ Дмитрий Евстафьев.

ИА Красная Весна: Дмитрий, какие кланы в США выступают за конфронтацию с Россией, а какие — против?

Евстафьев: Это очевидно! За конфронтацию с Россией — это клинтонианцы. Они просто бегут впереди паровоза. Достаточно почитать выступления Блинкена и Бернса. Это люди, которые уже одели каску и сидят в этой каске по своим кабинетам.

Клинтонианцам нужна война потому, что только через военную конфронтацию они смогут возродиться. Ясно совершенно, что мы недооцениваем роль старика Байдена, который просто сидя на месте, занимая кресло президента, минимизирует шансы клинтонианцев на политический, по-английски называется came back, на возврат к не просто лидирующим, а к монопольным позициям в элите Демократической партии.

Байден, очевидно совершенно, и вся эта история с попытками Байдена начать диалог с Россией… Но вот мы тоже молодцы большие, извините, должен это сказать.

Когда Эрдоган за то, что турки сбили самолет, или за то, что турки устраивали на севере Сирии, извинялся витиеватым образом, у нас тут политологи сказали, что это такая восточная мудрость, что он не может извиниться напрямую.

А когда Байдена загнали в угол, да некоторые наши политологи, которые трамписты больше, чем Трамп, продолжают утверждать, что все это было заранее спланировано…

Да, это все было заранее спланировано. Но это было заранее спланировано клинтонианцами. И все, что делал Байден после этого — это попытка извиниться перед Владимиром Владимировичем Путиным, не извиняясь.

Потому что, ну, не надо требовать от Байдена, чтобы он ходил по Вашингтону в футболке с портретом нашего президента и надписью «Крым — наш!» Он извиняется перед Владимиром Владимировичем за свое крайне глупое высказывание. Крайне глупое, опасное — в тех формах, которые ему доступны. И это надо понять.

Не надо быть трампистами больше Трампа, нам не нужен сильный президент Соединенных Штатов. Этого наши трамписты никак не могут понять. И меня это очень пугает.

Так вот, Байден пытается извиниться перед Владимиром Владимировичем Путиным, и, по-моему, это последнее предложение о встрече — это более чем извинение. Это не означает, что он вдруг полюбил.

Байден — это человек, у которого руки в крови еще югославской. Но он войны не хочет. И теперь очень много будет зависеть от позиции новых левых, которые, конечно, нацелены на раскачку ситуации, прежде всего в США и в меньшей степени — в Европе.

А вот компания Камалы Харрис и эта вся цифровая мафия, которая вокруг нее, очевидно совершенно, кучкуется, — для меня это пока факторы неопределенности. Для меня это еще фактор такой, что цифровики, и это очень важно, но не в этом контексте, это не касается нынешнего расклада — у цифровиков не получилось захватить доминирование в американской элите нахрапом.

Теперь они думают, как они могут сделать второй заход. Мы им здесь абсолютно бесполезны, даже вредны, потому что для них вреден любой прецедент национализации национального сегмента, вернее, странового сегмента, глобального информационного общества, поэтому, я думаю, они будут все-таки играть на конфронтацию.

И мы, я думаю, увидим в самое ближайшее время, в том числе в контексте климатического саммита, какие-то антибайденовские выпады с этой стороны. Но, конечно, не напрямую.

Поэтому надо себя поздравить. Мы создали своей позицией в американской элите ситуацию хаоса — это хорошо.

ИА Красная Весна: В каком случае встреча Путина и Байдена все-таки состоится, а в каком — нет?

Евстафьев: Это, во-первых, хороший вопрос! Судьба встречи зависит в основном от краткосрочных факторов. От долгосрочных факторов она не зависит. Мне очень сложно представить, чтобы в ближайшее время американцы вообще стали говорить, что встреча — это вопрос недель.

Но я сомневаюсь, что в ближайшее время мы увидим, что будет выработана какая-то действительно стоящая повестка дня. Поэтому встреча будет в любом случае такая, знаете, информационная, такая протокольная, тем не менее, важная, которая даст сигнал о том, что конфронтация откатывается.

Но ее могут сорвать очень многие ситуативные факторы. Например, ее может сорвать господин Зеленский, спровоцировав обострение в восточных регионах бывшей Украины, ее могут сорвать люди на Ближнем Востоке, которые устроят провокацию, например, с использованием якобы сирийского химического оружия.

Ее может сорвать что угодно. Может сорвать болезнь Байдена. Ее могут сорвать возобновления каких-то расовых беспорядков в Соединенных Штатах.

Как Вы себе представляете старика Байдена, поехавшего в Европу — встреча эта будет, очевидно совершенно, в Европе — в момент, когда в Соединенных Штатах обострились беспорядки?!

Вообще американская элита крайне зависима сейчас от внутриполитической ситуации, поэтому, как на факторы, которые способствовали бы срыву этой встречи, я бы смотрел на то, что происходит в США.

А вот что способствовало бы проведению этой встречи — я думаю, ей могло бы способствовать какое-то фундаментальное предложение не по климату, климат — это вообще вредная история, политически и экономически, а вот по защите окружающей среды, по рациональному использованию природных ресурсов — тема, которая могла бы прозвучать с российской стороны, если нам, конечно, эта встреча с Байденом нужна.

Я бы оценил свое отношение — нужна не нужна — как 50 на 50. И я, честно говоря, не рвался бы. Американцам нужно выйти из ситуации конфронтации, в которой они проигрывают, ну, как говорится, welcome, давайте, что у вас есть.

Но в принципе, возможны определенные действия с российской стороны, которые сделают проведение этой встречи для Байдена более комфортной. Да, такие варианты есть.

Продолжение следует

Читайте первую часть: Будет ли встреча Путина и Байдена? Интервью

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER