Патент на вирус Эболы, который был идентифицирован 1974 году в Заире, принадлежит министерству обороны Соединенных Штатов

Эксперт провел параллели между эпидемиями лихорадки Эболы и COVID-19

Религия. Джулио Романо. Победа, Янус, Хронос и Гайа. 1532–1534
1532–1534Гайа.иХроносЯнус,Победа,Романо.ДжулиоРелигия.
Религия. Джулио Романо. Победа, Янус, Хронос и Гайа. 1532–1534

Поскольку за целый год так и не найден природный резервуар коронавируса COVID-19, есть все основания считать его искусственно созданным вирусом, считает международный эксперт по контролю зоонозных болезней и организации ветеринарного здравоохранения, лидер коалиции «Единое здоровье» (Армения) Григор Григорян. О ситуации с коронавирусом в мире и в Армении, а также об исторических параллелях с другими эпидемиями с экспертом побеседовал корреспондент ИА Красная Весна.

Джулио Романо. Победа, Янус, Хронос и Гайа. 1532–1534
1532–1534Гайа.иХроносЯнус,Победа,Романо.Джулио
Джулио Романо. Победа, Янус, Хронос и Гайа. 1532–1534

ИА Красная Весна: Пока в Карабахе шла война, в Армении на проблему коронавируса обращали мало внимания, хотя она не исчезла, а даже усугубилась. Кроме того, хотя в Карабахе перестали стрелять, война и против Армении, и против России продолжается другими средствами, в частности, никуда не делась биологическая угроза. Какая обстановка в этой сфере на сегодняшний день?

— Вы правы, война не закончилась, и, думаю, в ближайшее время не закончится. Судя по всему, зреет большая региональная война.

В отношении коронавируса я бы сказал следующее. Насколько мне позволило время, я изучил имеющиеся документы и сопоставил с данными, которые собирал с начала появления этого искусственного патогена. И предполагаю, что имеет место целенаправленная биологическая атака. Атака продолжается, и она модифицируется «архитекторами ковида».

В связи с этим вспоминается относительно недавняя история, которая, опять же, относится к патогенам и биологическому оружию. Я имею в виду вспышку Эболы в 2014–2015 годах в нескольких странах Западной Африки, в частности, в Нигерии, Демократической республике Конго, Сьерра-Леоне. Она унесла тысячи жизней африканцев. Но получилось так, что она вспыхнула именно в деревнях, расположенных в зоне, где есть огромные залежи полезных ископаемых, в том числе алмазов.

Мы наложили карты полезных ископаемых на карты с отмеченными районами вспышки Эболы, и получилась очень поразительная корреляция.

Была и еще одна странность. Соединенные Штаты высадили в этот район десант морских пехотинцев без каких-либо особых средств защиты, и они взяли в оцепление территорию, где была вспышка Эболы. Там, если мне не изменяет память, было около трех тысяч человек.

Тогда еще официально вакцины против Эболы не было. Наши коллеги работали там с экстремальными мерами защиты, в специальной униформе, в скафандрах, поскольку вирус Эболы — особо опасный патоген. Даже при этом были зафиксированы случаи заражения эпидемиологов. Было очень опасно.

И туда же пришли солдаты в своей солдатской униформе. Их спокойная работа и отсутствие страха перед этой болезнью в ее эпицентре уже наводили на мысль, что либо они вакцинированы, либо они душевнобольные. Я не думаю, что в Соединенных Штатах в специальных подразделениях держат душевнобольных.

Это не было подтверждено, но они там были и они взяли в оцепление всю эту зону, которая сейчас пустует. Де-факто установили контроль над зоной, в которой расположено огромное скопление полезных ископаемых.

Но наиболее интересно в этом отношении вот что. По международным медико-санитарным правилам, для того, чтобы декларировать зону свободной от той или иной особо опасной инфекции, необходимо три года проводить мониторинг. То есть Всемирная организация здравоохранения регулярно отбирает образцы среди животных, среди населения, в различных экосистемах, которые известны как природный очаг заболевания — и так три года.

После этого декларируют элиминацию (то есть объявляют, что инфекция исчезла среди животных и людей, но не исключают циркуляцию вируса в окружающей среде). Это значит, что случаев болезни нет, но вирус еще может присутствовать.

Чтобы объявить об эрадикации (то есть о том, что что инфекция искоренена и не циркулирует в окружающей среде), также необходим трехгодичный мониторинг. Три года мониторинга — это обязательно, это золотое правило для всех.

Но во время этой вспышки Эболы, как только прекратились случаи заражения людей в Нигерии, а потом в Демократической республике Конго, почему-то уже в октябре–ноябре 2014 года Всемирная организация здравоохранения резко и неожиданно декларировала, что эти страны свободны от Эболы.

Для меня это было шоком. Прошло всего лишь около года, и в ноябре 2014 года Всемирная организация здравоохранения уже объявляет, что Эболы там нет. Я подумал, может быть, что-то изменилось в правилах, просто я не в курсе. Посмотрел документы — нет, ничего не изменилось.

После этого случился очень интересный конфуз.

Патент на вирус Эболы, который был идентифицирован в 1974 году в Заире, принадлежит министерству обороны Соединенных Штатов. То есть они обладают исключительным правом на работу с вирусом и разработку вакцин от него.

Но у российских ученых тоже была культура этого вируса. Российская Федерация разработала вакцину против Эболы и сообщила о ней в 2015 году. Российская Федерация периодически очень неожиданно опережает другие страны в научно-технических разработках, несмотря на то, что Соединенные Штаты делают в разы больше финансовых вливаний в эти исследования. Наши ученые превосходят в полете научной мысли.

Как только Российская Федерация объявила, что у нее есть вакцина против этого вируса Эболы из Сьерра-Леоне, резко началась опять вспышка Эболы, но это был уже другой, модифицированный штамм.

Я вел технические беседы с очень многими экспертами, и они все в один голос твердили, что вспышка Эболы в Сьерра-Леоне вызвана каким-то другим вирусом Эболы, потому что его вирулентность, то есть способность вызывать болезнь, в разы превышает вирулентность вируса, изолированного в 1974 году. Это был вирус с усиленной вирулентностью.

Тогда я уже высказывал предположение, что обе эти вспышки вызваны лабораторными штаммами вируса. И повторная вспышка вируса Эболы, и нарушение медико-санитарных правил со стороны ВОЗ, на мой взгляд, вызваны желанием продвинуть фармацевтические компании Соединенных Штатов, так называемую Big Pharma в вопросе производства вакцин.

Конечно, это было мое субъективное мнение, но я до сих пор считаю, что обе эти вспышки были вызваны искусственно. Первая вспышка — с целью опустошить зону, где имеются полезные ископаемые и установить над ней контроль, вторая — с целью нивелировать достижения Российской Федерации в производстве вакцины.

ИА Красная Весна: Сейчас говорят о новом «британском штамме» коронавируса COVID-19. В чем его особенности? Он действительно существует или это раздутый информационный пузырь?

— Я не видел расшифровки генома нового штамма вируса, поскольку информация об этом появилась сравнительно недавно и она очень скупая. То есть никаких количественных данных, никаких диаграмм и так далее нет. Но я уверен, что это, опять же, модификация синтетического вируса, созданная в лаборатории и имеющая конкретные геополитические и экономические цели, служит задаче установления тотального контроля.

«Архитекторы ковида» сумели в буквальном смысле слова затерроризировать население всего земного шара и подорвать экономику многих стран.

Когда в мире начался этот ковидный психоз, очень много фармацевтических компаний наперегонки начали производство вакцин. Сейчас разрабатывается около 200 вакцин, различные вакцины находятся на различных стадиях апробации. Участвуют и Китай, и Соединенные Штаты, и Британия, и Россия.

К несчастью для наших коллег с Запада, Российская Федерация в вопросе производства вакцин вырвалась вперед. Наверное, такая карма — и в космосе так, и здесь так. Россия вырвалась вперед, и это очень не понравилось основным разработчикам вакцин — большим компаниям, таким как Pfizer, Sanofi и так далее.

Сейчас появился новый COVID, который называют «британским штаммом». Его вирулентность, то есть способность вызывать болезнь, а также патогенность, то есть заразность, по имеющимся данным, в разы превосходят штамм, который начал циркулировать в конце 2019 года и распространился в 2020 году. Обратите внимание, как и в случае с Эболой, речь опять идет о повышенной вирулентности.

У меня сейчас уже не осталось никаких сомнений, что COVID-19 — это синтетический штамм, над ним работают и его конструируют. Помните, я однажды вам говорил в интервью, что его конструировали, но не доконструировали?

Сейчас создатели пытаются завершить конструирование этого вируса, чтобы он обходил в данном случае вакцину, созданную Российской Федерацией. Это позволит выиграть время, произвести вакцину и против COVID-19, и против этого нового британского штамма, тем самым перехватив инициативу у России, которая уже начала поставлять вакцину в страны Латинской Америки, в страны СНГ, в том числе в Армению.

Россию пытаются вытеснить с рынка и обеспечить покрытие населения своей вакциной. Причем в России произвели вакцину и говорят, что вакцинируются только те, кто захочет. То есть это не будет принудительно, они предлагают выбор.

Западные компании хотят наложить жесточайший тотальный контроль. Если не будешь вакцинирован — не будешь покупать, продавать, выезжать, заезжать и так далее. Людей поставят в такое положение, чтобы они, даже не желая этого, вакцинировались, чтобы жить.

Это то, что было описано в Библии. Это мое личное мнение, я прошу это не учитывать как научное мнение.

Сейчас самое модное оправдание для продвижения своих планов — объявлять всё, что им противоречит, теорией заговора. Но это уже не теория, мы эту «теорию» чувствуем на своей коже каждый день, это уже практика. И эта жесточайшая борьба сейчас происходит.

ИА Красная Весна: Почему такая жесткая борьба идет за рынок вакцин против коронавируса? Понятно, бизнес, большие деньги, но их можно заработать и иначе, сотнями разных способов.

— Я думаю, что производители в данном случае не будут жалеть финансовых средств, потому что в вопросе COVID-19 тот, кто вырвется вперед, не только приобретет вес в экономическом и фармацевтическом смысле, но и получит геополитические рычаги давления на своих соперников.

То же самое могу сказать про поражающий не людей, а сельскохозяйственных животных вирус африканской чумы свиней, против которого еще не выработана вакцина. Сейчас различные научно-исследовательские институты трудятся над ее разработкой. Работа идет еще с середины прошлого века, но до сих пор успехом она не увенчалась.

Это такие препараты, создание которых позволяет решать вопросы на глобальном и региональном уровне. В том числе и геополитические вопросы. Я думаю, что гонка фармацевтических вооружений в вопросе COVID-19 обусловлена именно этим.

ИА Красная Весна: Как развивается ситуация с коронавирусом сегодня в Армении?

— Сценарий ковида расписывается заранее, и он не имеет ничего общего с эпидемиологией этой болезни. Человек, который вцепился в кресло министра здравоохранения Армении, Арсен Торосян, в конце декабря с очень умным видом заявил, что во второй половине февраля 2021 года ожидается вторая волна COVID-19 в Армении. Вопрос: откуда он это может знать, если даже аналитики ведущих научно-исследовательских институтов не могут этого предсказать, и многие из них отрицают гипотезу, согласно которой первая волна уже прошла, сейчас идет вторая?

Я уже не раз говорил, что, в частности, в Армении на COVID-19 списывается всё что возможно и невозможно. Вскрытия не проводятся, невозможно определить патогномоничные изменения во время инфицирования COVID-19.

В Российской Федерации издали уникальный атлас патоморфологических изменений при COVID-19, в том числе показана гистология внутренних органов и патологоанатомических поражений внутренних органов. Прекрасное пособие, которое дает возможность патологоанатомам отличать изменения, вызванные COVID-19, от последствий других инфекций. Но поскольку в Армении вопреки всякой логике вскрытие запрещено, возможно любую смерть списать на COVID-19. Даже если вас собьет машина, это можно списать на коронавирус.

ИА Красная Весна: Но зачем это делать, зачем все списывать на COVID-19?

— Потому что сейчас в Армении такая политическая ситуация. Захватившая власть в стране группировка находится в кризисе. Они испуганы, они чувствуют, что власть каждый день уходит из рук. Они применяют диктаторские методы правления, в том числе политические преследования несогласных, аресты и так далее.

Они видят, что сдачу большей части территории Арцаха народ им не простит. Они прекрасно осознают, что должны будут рано или поздно предстать перед судом и ответить за свои действия. И будет хорошо, если это будет законный суд, а не народный самосуд, вероятность которого сейчас очень велика.

Погибло очень много сынов армянского народа. В цифры, которые объявляют сегодня министерство обороны и министерство здравоохранения, лично я не верю. В них уже никто не верит. Более того, никто не верит и министерству обороны как таковому после всей лжи, которая лилась в течение всей сорокачетырехдневной войны. Народ попросту обманывали. И наше население имеет все основания не доверять этим цифрам.

Я думаю, что число погибших во время войны парней значительно превышает объявленную цифру, вдвойне превышает.

Почему министр здравоохранения предрек вторую волну? Я считаю, что ведется подготовительная работа для ограничения передвижения людей, ограничения протестных акций. С самого начала появления COVID-19 на территории Армении эта ситуация использовалась властями исключительно в политических целях. Наша власть доказала уже, что она готова на любое преступление против собственного народа, чтобы сохранить кое-какие преференции.

К несчастью, очень много специалистов, в том числе специалисты Национального центра по профилактике и контролю заболеваний, поддерживают эти преступные действия. Это мое мнение, прошу это учесть, что это лично мое мнение. Поддерживают эту политику и поддакивают всячески всем этим объявлениям и заявлениям, которые не имеют под собой ни малейшего научного обоснования.

Я хотел бы еще раз напомнить, что специалисты, причем ведущие специалисты Национального центра по контролю и профилактике заболеваний объявляли сначала, что карантина не нужно, карантин — это не действенная мера. Потом говорили, что карантин необходим, потом — что всем нужно вакцинироваться, чтобы не пришлось рисовать цифры. То есть таких, скажем так, абсурдных заявлений было полным-полно.

Я не хочу к ним сейчас обращаться, но каждое из этих заявлений свидетельствует о том, что действия, которые предпринимаются системой здравоохранения под руководством Арсена Торосяна и Национальным центром по контролю и профилактике заболеваний, не имеют ничего общего с эпидемиологией COVID-19 на территории Армении.

Но, учитывая, что Национальный центр по контролю и профилактике заболеваний полностью находится под внешним управлением, под управлением США через программу Пентагона по снижению биологических угроз, на что-то другое нам рассчитывать и не приходится.

Армения не суверенна с точки зрения биологической безопасности, и система биологической безопасности Армении является единицей системы биологической разведки США на территории Закавказья, как я уже неоднократно говорил.

ИА Красная Весна: Эта ситуация никак не изменилась после того, как в регионе увеличилось присутствие России, после ввода миротворцев в Карабах? Делается ли с этим что-то или на этот вопрос не обращают внимания?

— Российские миротворцы присутствуют в Арцахе, они обеспечивают обмен пленными и сдерживают агрессивный настрой, происходящие время от времени агрессивные выпады и со стороны Турции, Азербайджана, и привезенных ими в регион террористов. Я считаю, что оба эти государства во время войны доказали террористическую сущность своих притязаний, и Российская Федерация на данный момент стабилизирует ситуацию.

В вопросе биологической безопасности тоже были сделаны некоторые шаги, в частности, предоставление мобильных биологических лабораторий. Однако я считаю, что без тотального изменения системы управления и смены марионеточной власти в Армении, пока к власти в стране не придут патриоты-государственники, трудно будет предпринять что-либо в отношении системы биологической безопасности.

Я, опять же, повторяю, что 12 лабораторий в Армении, филиалы Национального центра по контролю и профилактике заболеваний, являются единицами программы Пентагона по снижению биологических угроз.

И есть также лаборатории в отдельных медицинских центрах, не задекларированные в качестве лабораторий, работающих с патогенами, однако они работают с патогенами. Это прямая угроза жизни и здоровью населения. Для нейтрализации этой угрозы необходимы очень четкие действия. Причем эти действия должны уже предпринимать не просто медицинские специалисты, а военно-медицинские специалисты совместно с военными.

На данный момент таких возможностей у Армении нет. Нет подготовленных специалистов, в том числе в сфере военной медицины и в военной сфере. И главное — нет политической воли. Те, кто сейчас находится у власти в Армении, напрямую выполняют заказы внешних сил. И смена этой власти является требованием номер один в политической повестке дня.

Я не связываю особых надежд с сегодняшней оппозицией, и у меня есть очень глубокие обоснованные сомнения относительно ее беспристрастности и ее заявлений касательно политического курса страны.

Я считаю, что необходима третья альтернативная сила, которая будет состоять из патриотов страны, людей, которые не пророссийски, а именно проармянски настроены. При этом на данный момент, в этот период истории, как и всегда, поддержка России и братские отношения между Арменией и Россией служат только во благо обеих стран.

То есть сейчас, если говорят, что человек проармянский, значит, он пророссийский, и наоборот. Я не разделяю эти понятия.

Сейчас уже появились такие разговоры, что Россия хочет поглотить Армению. На мой взгляд, России не нужно поглощать Армению. По моему глубокому убеждению, России необходима сильная суверенная Армения, союзная Армения. Не Армения в качестве субъекта Российской Федерации, а суверенная союзная Армения, на которую Россия сможет опереться в регионе.

ИА Красная Весна: Сейчас сменяется год, что бы Вы хотели пожелать в связи с этим?

— Я бы хотел пожелать нашему народу, чтобы они с честью, хотя и скорбя, проводили 2020 год и настроились на победы. Работали над собой, готовились к войне, готовились противостоять врагу.

Мы должны все объединиться, мы не должны разделять народ на различные страты. И я считаю, что и Армении, и Арцаху жизненно необходимо теснейшее военно-экономическое сотрудничество с Российской Федерацией.

Это то, к чему стремятся альтернативные силы, которые сейчас уже поднимают голову. Это патриотически настроенные люди, хоть и не очень известные армянскому обществу. И я надеюсь, возрождению Армении, усилению Армении будет положено начало в 2021 году. Мы победим. Армянский народ — это божий народ. Он проиграть не может.

Читайте также: «Ни СИЗов, ни аспирина, ни лечения…». В суде оценили работу COVID-больницы

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER