Турция под разными предлогами претендует практически на все греческие острова на востоке Эгейского моря

В Греции создали альбом территориальных претензий Турции

Август  Альборн. Золотой век Греции (фрагмент). 1836
Август Альборн. Золотой век Греции (фрагмент). 1836
Август Альборн. Золотой век Греции (фрагмент). 1836

26 мая глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу в очередной раз заявил, что Греция должна разоружить острова в Эгейском море, в противном случае Турция поднимет вопрос об их принадлежности.

Через две недели, 9 июня, президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что если Греция продолжит объявлять учения на островах с демилитаризованным статусом, ее ждут «катастрофический конец» и последствия, «о которых она пожалеет, как это случилось столетие назад», то есть в эпоху резни в Смирне.

В тот же день — фактически в ответ на все накопившиеся к тому моменту претензии — МИД Греции опубликовал альбом из 16 карт, показывающий расширение турецких притязаний в Эгейском море за последние 50 лет. На наш взгляд, это весьма ценная работа — не только своей новизной, но в первую очередь тем, что в ней собраны именно те претензии, которые Греция сама сочла серьезными и актуальными.

Возьмем за основу обзора именно эти карты, отказавшись, однако, от хронологической логики в пользу тематической. Первый, и, по-видимому, главный вопрос — вопрос принадлежности островов на востоке Эгейского моря.

Принадлежность островов в Эгейском море

Что говорят международные договоры о принадлежности островов

Первым современным документом, лежащим в основе греко-турецких отношений в Эгейском море, стал Лозаннский мирный договор 1923 года. Текст договора доступен на английском языке на сайтах МИД Турции и Греции.

12-я статья договора определяет, какие острова остаются за Турцией, какие передаются Греции, а какие признаются принадлежащими (на тот момент) Италии. Она ссылается на Лондонский мирный договор 1913 года, по которому Османская империя полностью уступает Британии право определить, кто будет владеть всеми османскими островами в Эгейском море, кроме Крита и полуострова горы Афон.

  • За Турцией остались находящиеся у входа в Дарданеллы острова Гёкчеада (Имброс), Бозджаада (Тенедос) и необитаемые Заячьи острова, а также, «если не оговорено иное», все острова в пределах трехмильной зоны от берегов Азии.

Отметим, трехмильная зона появилась здесь не случайно. Именно на такое расстояние вглубь моря простирался в те времена суверенитет прибрежных государств («территориальные воды»).

  • За Италией сохранялись занятые ею острова группы Додеканес, перечисленные в 15-й статье договора: Астипалея, Родос, Халки, Карпатос, Касос, Тилос, Нисирос, Калимнос, Лерос, Патмос, Липси, Сими и Кос, островки вокруг них, а также находящийся отдельно от них, расположенный всего в двух милях от южных берегов Малой Азии в Средиземном море остров Кастелоризо (греч. Мейисти или тур. Мейс).

Позднее по Парижскому договору 1947 года эти острова перешли от Италии к Греции.

  • Что касается всех остальных островов Эгейского моря, договор «подтверждал» решение, принятое Великими державами 13 февраля 1914 года в Лондоне, в тот же день «сообщенное правительству Греции» и «касающееся суверенитета Греции над островами Восточного Средиземноморья» (исключая уже названные выше Гёкчеаду, Бозджааду и Заячьи острова), «особенно над островами Лемнос, Самотраки, Лесбос, Хиос, Самос и Икария».

Решение от 13 февраля 1914 года состоит в том, что шесть держав решили вернуть Греции все острова Эгейского моря, «которые в настоящее время ими оккупированы», за исключением Гёкчеады, Бозджаады и Кастелоризо.

Итак, грубо говоря, полоса островов на востоке Эгейского моря была в 1923 году поделена на три части. Несколько островов на севере остались за Турцией, группа Додеканес на юге — за Италией, центральная часть возвращалась Греции.

Позднее, в 1932 году Турция и Италия в дополнительной конвенции уточнили суверенитет над островами в районе Кастелоризо, а также, что немаловажно, морские границы в районе Додеканеса.

Итоговую принадлежность островов, с учетом последующей передачи Додеканеса Греции в 1947 году, МИД Греции отобразил на следующей карте:

Изображение: МИД Греции
Карта 1
Карта 1
Карта 1

Инцидент у Имии

В декабре 1995 года у необитаемого островка Имия, находящегося в четырех милях от Турции, произошел мелкий инцидент с огромными последствиями: на мель сел турецкий сухогруз. Греческая береговая охрана, небезосновательно считая остров своим, предложила капитану помощь. Тот ответил, что это территориальные воды Турции, и даже поначалу отказался от помощи. Через некоторое время МИД Турции заявил, что остров принадлежит Турции. Греция напомнила, что статус Имии прямо оговаривается Конвенцией между Италией и Турцией 1932 года: остров прямо упоминался в этом документе как одна из опорных точек. Турция не приняла этот аргумент.

В январе 1996 года в борьбу включились гражданские лица, журналисты, а затем и спецназ с двух сторон. Стороны поочередно устанавливали свои государственные флаги. Дело кончилось гибелью военных с обеих сторон, после чего стороны решили прекратить эскалацию. В частности, Греция заявила, что офицеры погибли из-за аварии на вертолете.

Здесь стоит отметить, что к тому моменту мировая практика в определении пределов суверенитета в море изменилась, и стало принято объявлять территориальные воды шириной сперва в шесть, а затем и 12 морских миль. Фактически к этому моменту в Эгейском море действовали шестимильные зоны.

Изображение: МИД Греции
Карта 2
Карта 2
Карта 2

Теория «серых зон»

В том же 1996 году Турция стала продвигать теорию о том, что множество (в разных версиях от 18 до 3000(!)) островов Эгейского моря имеют неопределенный статус. Вот карта греческого понимания действующих претензий:

Изображение: МИД Греции
Карта 3
Карта 3
Карта 3

Здесь красным цветом закрашены острова с якобы неопределенным статусом. Вокруг них светло-красным цветом показаны причитающиеся им шестимильные зоны территориальных вод.

Стоит отметить, что в этот список входят уже далеко не только острова, которые, как Имия, находятся в шестимильной зоне от берегов Турции, но, к примеру, находящийся в 200 милях Гавдос у Крита.

Турецкая сторона по поводу этих островов говорит просто: «Эти острова не были переданы Греции», — и предлагает обсудить их статус. Греция, однако, от такого обсуждения отказывается: сам факт такого обсуждения означал бы признание их неопределенного статуса.

В декабре 2020 года турецкий отставной начальник штаба ВМС Турции, идеолог турецкой экспансии Джихат Яйджи дал интервью греческой газете Kathimerini. Он напоил греческого корреспондента чаем и показал ему карту турецкой «Голубой родины» (Mavi Vatan), по которому Турции принадлежит половина Эгейского моря. На вопрос, как после демонстрации таких провокационных карт можно продолжать нормальные дипломатические отношения с Грецией, он ответил, что эта карта является «академическим трудом», и заявил, что Греции «не были переданы» 152 острова, включая островки и скалы.

Изображение: (сс) Cihat Yaycı
Турецкая карта
Турецкая карта «Голубой Родины»
Родины»«ГолубойкартаТурецкая

Сравнивая две приведенные выше карты, можно отметить незамысловатость «академического труда» турецкой «Голубой родины» по сравнению с явно усложненной картой «не переданных» островов, и предположить, что список этих «не переданных» островов является плодом каких-то более сложных изысканий. Отметим, для примера, пару островов Псара-Андипсара (по карте к востоку от Хиоса: 38°34′ с. ш. 25°35′ в. д.). Турецкие мыслители — по крайней мере, так их поняли греческие дипломаты — пока не претендуют на более крупный и находящийся ближе к турецким берегам остров Псара, но оспаривают принадлежность более далекого от них и мелкого острова Андипсара.

В чем разница? Учитывая лондонскую оговорку 1914 года, можно предположить, что разница состоит в том, что на момент передачи островов Греции на Андипсаре не было населения. Дело в том, что в 1821 году во время Греческой войны за независимость жители Псары одними из первых включились в борьбу. В 1824 году турки вырезали на Псаре почти всех из семи тысяч постоянных жителей острова, а также около 20 тыс. прибывших туда беженцев. Немногие выжившие бежали. Аналогичная судьба постигла и в 10 раз меньшую Андипсару. Греция вновь завоевала Псару только 21 октября 1912 года. В 1951 году его население составляло около 700 человек. А на Андипсаре, по данным переписи населения, даже в 1991 году еще не было ни одного жителя. По последним данным, там живут четыре человека.

Режим демилитаризации

Статья 13 Лозаннского договора 1923 года оговаривала определенный режим в отношении островов Лесбос, Хиос, Самос и Икария:

  • Греция не должна размещать на них морских баз и фортификационных сооружений.
  • Греческим военным самолетам запрещалось пролетать над территорией близкой к этим островам Малой Азии, а турецким — над этими островами.
  • Военный контингент на этих островах не должен превышать обычный, связанный с военной службой, а силы полиции не должны превосходить пропорциональные размеры.

МИД Греции утверждает, что этот режим не был назван демилитаризацией: «Греческое правительство лишь приняло обязательство, в соответствии со статьей 13 Лозаннского мирного договора, не размещать там морских баз и фортификационных сооружений».

Статья 14 Парижского договора 1947 года, одновременно с передачей Греции островов группы Додеканес, прямо установила их демилитаризованный статус. В данном случае было сказано просто: «Эти острова будут и останутся демилитаризованы».

Кроме того, в Турции иногда ссылаются на требование демилитаризации островов Лемнос и Самотраки, якобы установленное Лозаннским мирным договором 1923 года. В действительности, как мы видим, такого требования в этом договоре нет. Требование демилитаризации этих островов (наряду с турецкими Гёкчеадой, Бозджаадой и Заячьими островами) было установлено принятой на той же конференции Конвенцией о проливах, которая позднее была прямо отменена заменившей ее Конвенцией Монтрё 1936 года, не содержавшей требования демилитаризации.

В октябре 2021 года Турция направила в ООН письмо, в котором заявила, что, поскольку Греция нарушила требования демилитаризации островов, записанные в договорах 1923 и 1947 годов, то она потеряла и право суверенитета над ними. В Турции заявили, что пока лишь призывают Грецию восстановить демилитаризованный статус островов, пояснив, что со временем намерены поставить под сомнение греческий суверенитет над ними. Именно эту линию и развивал Чавушоглу в заявлении 26 мая 2022 года.

Итоговые требования Турции по демилитаризации греческих островов, как их смог подытожить МИД Греции, показаны на карте зеленым цветом. Красный — все те же «не переданные» острова:

Изображение: МИД Греции
Карта 4
Карта 4
Карта 4

Как можно заметить, Турция под разными предлогами претендует практически на все греческие острова на востоке Эгейского моря: либо потому, что они якобы не были переданы Греции, либо потому, что они были переданы на условиях, которые Греция нарушила.

Не удивительно, что, осознавая реальный масштаб этих притязаний, греческие официальные лица не только не пошли на уступки, но и напротив, увеличили частоту торжественных визитов на свои приграничные территории, каждый раз вызывая недовольство «соседней страны». Отметим, именно в связи с активностью на этих островах президент Турции 9 июня пригрозил грекам новой резней.

Эжен Делакруа. Резня на Хиосе. 1824
Эжен Делакруа. Резня на Хиосе. 1824
1824Хиосе.наРезняДелакруа.Эжен

Как предположили 14 июня источники греческой газеты Kathimerini, летом 2022 года произойдет очередная серьезная эскалация конфликта, и первым реальным шагом Турции станет очередное обращение в ООН по статусу «демилитаризованных» островов.

Таким образом, начиная со второй половины XX века Турция стала последовательно подвергать сомнению суверенитет Греции над островами в Эгейском море, фактически пересматривая положения основополагающего документа греко-турецких отношений — Лозаннский мирный договор 1923 года.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER