logo
  1. Мироустроительная война
  2. Ситуация на Балканах
Аналитика,
«Сербский народ на Балканах живет, в культурном смысле, между Востоком и Западом, потому-то здесь, на наших землях особенно ощущается экзистенциальный драматизм»

Черногорский писатель: никто, кроме России, не сможет потеснить НАТО на Балканах

Милутин МичовичМилутин Мичович
Сергей Кайсин © ИА Красная весна

Продолжаем интервью с известным черногорским писателем, поэтом и публицистом Милутином Мичовичем.

Первая часть интервью: Черногорский писатель: Косово — это сербский Иерусалим

Милутин Мичович хорошо знаком с Россией, он — частый гость в нашей стране, подолгу жил в Москве, очень любит этот город и русскую культуру с ее особым, как он считает, еще очень живым православным духом.

Мичович изучал экономику в Подгорицком и философию в Белградском университетах. Он является автором многих книг: сборников поэзии «Живая вода» (1987), «Врата» (1994), «Следы будущего» (2010); романа «Разоренный город» (1991); книг поэтико-философских эссе «Так говорили черногорцы» (1996), «Письма из Уранополиса» (2000), «Сербский лабиринт и черногорский минотавр» (2003), «Негош и современная Черногория» (2007). Его стихи входят в российские и зарубежные антологии современной сербской поэзии; переведены на многие языки.

Милутин Мичович — лауреат литературных премий и наград: «Марко Милянов», библиотеки «Негош» (Печь, Косово и Метохия), российской медали В. В. Болотова. Работал редактором в издательстве «Октоих».

На протяжении многих лет по понедельникам ведет культурно-публицистическую колонку «Культурный появник» в ведущей черногорской газете «Дан» (Подгорица), опубликовал там более 650 статей — «размышлений поэта» на разные злободневные и вечные темы. Заместитель председателя Союза писателей Черногории, председатель Литературного общества «Негош», основанного в 2004 году в Никшиче, главный редактор и автор ежегодных сборников этого общества «Дани Негошеви».

Корр.: Какими Вы видите сейчас отношения Сербии и Черногории с Россией?

Милутин Мичович: Что касается официальной Черногории, эти отношения весьма неудовлетворительные. Фактически дипломатические отношения между Россией и Черногорией полностью заморожены, черногорская власть безропотно движется в направлении, указанном Брюсселем и Вашингтоном. Нарушаются элементарные принципы демократии. Против народной воли признали нелегитимное албанское государство Косово, заключили договор с НАТО. По западным приказам ввели санкции против России, изгнали дипломата из русского посольства в Черногории, и прочее, и прочее. Можно сказать, что во многом официальная Подгорица (столица Черногории — прим. ИА Красная Весна) приняла за образец Украину и действует по украинскому сценарию. Но черногорская власть знает, что народ, несмотря ни на что, думает совсем по-другому. В народе естественно-историческим образом сохранилось сердечное отношение к русскому народу, сформированное за триста и даже более лет дипломатических, духовных и культурных связей с русской державой. Это подтверждается тем, что, когда русские приезжает в Черногорию на отдых или в командировку, они чувствуют себя здесь как дома. И этих русских множество.

Корр.: Какая ситуация в сербской и черногорской культуре сложилась в последние десятилетия? Есть ли в ней что-то, что дает надежду на укрепление нации и последующую успешную борьбу за себя и против НАТО?

М.М.: Сербский народ на Балканах живет, в культурном смысле, между Востоком и Западом, потому-то здесь, на наших землях особенно ощущается экзистенциальный драматизм.

Официальная Черногория после распада Югославии выбрала путь, полностью ориентированный на Запад. Этот путь противен ее истории, культурному наследию, славянско-православному характеру народа. И из-за этого в стране — хронические внутренние проблемы и непрерывная конфликтность в культурном и политическом пространстве.

В Сербии ситуация другая. Сербия в политическом смысле сохраняет свое положение между Востоком и Западом. Безусловно, она имеет твердую амбицию войти в Европейский Союз, однако она, по-видимому, останется нейтральной в военном отношении. Это дает ей возможность свободно сотрудничать с Россией и Китаем.

Косово — это наиглавнейшая проблема Сербии. Косово, эта духовная и культурная колыбель всего сербского народа, находится сейчас под албанской оккупацией, поддерживаемой военной силой НАТО. Видимо, сербский народ не в состоянии сохранить свою историческую идентичность, независимое государство без реального русского влияния на Балканах. Такой урок нам преподает история и современная жизнь.

Корр.: Как Сербия позиционирует себя в Европе? Кто ее союзники или полусоюзники?

М.М.: К тому времени, когда начался распад Югославии, уже все имели свой некий концепт, некий «модус вивенди» — все, кроме Сербии. Естественно, католические народы (хорваты и словенцы), имели западный концепт и мощную западную поддержку. Мусульмане, понятно, опирались на мусульманские силы с востока. Сербии же не на кого было тогда опереться, так как Россия, этот вековой исторический союзник сербского народа, в это время была занята своим собственным кризисом.

После бомбардировки Югославии и правления Слободана Милошевича нынешние сербские правители деликатно прячут сербскую национальную идею. Западный мир стремится привить чувство вины всему сербскому народу, сформировать в нем «комплекс вины». То, в чем обвиняли Милошевича и за что его судили, — все это перекладывается тяжелым моральным грузом на весь сербский народ. И этот комплекс вины стал постоянной угрозой для новых сербских правителей. Более того, этот комплекс вины стал регулятивной основой ведения всей современной политики Сербии. Милошевич, по крайней мере, имел характер героя, а те лидеры, что пришли после него, — это лидеры, которые расчитывают лишь на политический прагматизм и бесконфликтность.

Это вежливое сокрытие сербского национального лика служит новым сербским руководителям в качестве дипломатической тактики в отношениях с западными лидерами. Это они передали Милошевича западным силам и выслали его в Гаагу, потому что им было надо во что бы то ни стало жестко отмежеваться от Милошевича и даже более того, показать, что они сами обвиняют его. Они расчитывали, что таким поведением добьются политического успеха и снятия коллективной вины, возложенной Западом на сербский народ. Естественно, были и личные мотивы в поведении этих деятелей, стремившихся таким образом достичь доверия в глазах западного мира.

Именно в результате подобной дипломатической тактики стали возможными многие политические компромиссы, приведшие к отделению Косово.

Сегодня ситуация такова: сербские лидеры ищут в Европе и США союзников, но находят лишь полусоюзников. В современную эпоху глобальных конфликтов, когда малые страны находятся на грани небытия, Сербия, я думаю, имеет союзника лишь в лице России, это подтверждает и вся мировая история.

Корр.: Каковы реальные возможности потеснить НАТО на Балканах?

М.М.: Никто, кроме России, не сможет потеснить НАТО на Балканах. Но эта задача в настоящее время невероятно трудна. Я думаю, что Россия потеряла реальное влияние на Балканах во времена Горбачева и Ельцина. Я разговаривал со многими русскими людьми, в том числе и военными, они высказывали глубокое сожаление, что во время натовских бомбардировок 1999 года Россия не оказала помощи сербскому народу. Но сейчас Россия вновь растет как мощная мировая сила. Хочу выразить горячую благодарность русской дипломатии за то, что она в ООН блокирует международное признание Республики Косово, не позволила принять резолюцию, осуждающую сербский народ за «геноцид в Сребренице», как пытаются это сделать США и Европа. Русские представители также воспрепятствовали принятию непризнанной Республики Косово в ЮНЕСКО и тому подобное. Именно русская дипломатия через международные институты удерживает Косово в существующем неполноценном статусе.

Корр.: Что происходит во внутренней политике Сербии? Почему нация не готова или, наоборот, готова напрячься для достижения каких-то целей?

М.М.: Можно сказать, что одна часть народа (лучше сказать, власти) смотрит на Запад, другая — на Восток. Но истинное положение таково, что в глубине народного сознания есть великая задумчивость, тревога, но есть и невидимая борьба. Объективно, в мире идут глобальные процессы и на политической арене игру ведут мощные мировые державы. Малые страны и народы как будто не играют никакой роли и должны примкнуть к одной из великих держав.

Но я думаю, что внутри каждого народа есть запасы духовной энергии и она работает. В ситуации глобальной перестройки возникают духовные образцы, которые не могут быть уничтожены. Славянский православный народ неизбежно будет иметь единую судьбу, неизбежны также столкновения с другими великими народами и религиями. На невидимом, глубоком уровне идет и невидимая борьба, прежде всего духовная, которая хранит и возрождает сущность — неуничтожимую человеческую сущность.

Культура, религия играют самую важную роль как в жизни отдельного человека, так и в жизни народа. Моя надежда — на эту борьбу, на человека и на помощь невидимого вселенского стратега, видящего и знающего все и всех.