1. Наша война
Газета «Суть времени» №477 /
Люди, занимаясь волонтерством, нашли в этом смысл жизни, и, несмотря на то, что среди волонтеров хватает аферистов, в массе граждан это порыв альтруистический и в чем-то созвучный русской жертвенности

Чему учит спецоперация на Украине

Рисунок 1. Схема Левобережного района Мариуполя. Все границы показаны условно, по застройке
Рисунок 1. Схема Левобережного района Мариуполя. Все границы показаны условно, по застройке
Рисунок 1. Схема Левобережного района Мариуполя. Все границы показаны условно, по застройке

Прошло шесть недель специальной военной операции России по демилитаризации и денацификации Украины. За эти недели произошло много событий, громких и не очень. Российские и донбасские части, пусть медленно (по мнению диванных экспертов), но наступают на численно превосходящего противника, занявшего оборону в укреплениях в бывшей зоне ООС ― операции объединенных сил, как Киев называл действия войск, которые творили террор против Донбасса. Там, где долговременных укреплений нет, ВСУ и украинские силовики располагаются в жилой застройке, прежде всего в бетонных сооружениях, которые противостоят тяжелым вооружениям значительно лучше, чем кирпичные или деревянные.

Такие сооружения, например, составляют значительную часть завода «Азовсталь» в Мариуполе. Промышленные здания вообще достаточно прочные, можно привести в пример трехэтажное (когда-то) здание на Авдеевской промзоне, которое занимало одно из подразделений ДНР с 2016 года по настоящее время. За эти годы враг выпустил по зданию бесчисленное количество мин и тяжелых снарядов, в здании уже не три этажа, а примерно полтора ― всё остальное снесено и разрушено, превращено в обломки и пыль. Тем не менее эта позиция остается в строю, ее защитники продолжают обороняться и наносить врагу урон. И это только одно здание в одной из горячих точек Донбасса.

Что же можно сказать об «Азовстали»? Завод расположен на левом берегу реки Кальмиус, занимает территорию размером примерно 3 на 3 км. Это 9 квадратных километров заводских цехов, надземных и подземных сооружений, коммуникаций, заблаговременно подготовленных противником к обороне (Рис. 1).

Можно отметить, что городская мариупольская застройка Левобережного района, который союзные войска преодолевали для подхода к заводу, имеет размеры где-то 3 на 5 км, причем почти половина площади ― это частная застройка, судя по видео и фотографиям из Мариуполя ― достаточно неплохо сохранившаяся. Из чего можно сделать вывод, что боев с применением тяжелой техники и артиллерии там почти не было, т. к. в таких боях одноэтажные домики сгорают или сносятся артиллерией и танками до основания целыми улицами. Можно предположить, что «Азов»* и прочие украинские формирования изначально засели в жилых многоэтажках, из которых их пришлось выбивать танками, гаубицами, минометами, авиацией. Фотографий разрушенных и сожженных многоэтажек как раз хватает.

А засели там нацисты именно потому, что бетонные сооружения куда как удобнее для обороны, кроме того, высотные здания позволяют вести наблюдение на значительное расстояние, создавать эшелонированную по высоте здания оборону, в квартирах с обратной от штурмующих стороны располагать склады, медпункты, места отдыха. Одним из примеров такой девятиэтажки является здание в Донецке на ул. Взлетная, 11, в котором сидели наблюдатели во время боев в аэропорту 2014–2015 годов (Рис. 2–3).

Изображение: Интернет
Рисунок 2. Девятиэтажка на Взлетной, 11, Донецк
Рисунок 2. Девятиэтажка на Взлетной, 11, Донецк
Донецк11,Взлетной,наДевятиэтажкаРисунок 2.
Изображение: Twitter
Рисунок 3. Это же здание изнутри
Рисунок 3. Это же здание изнутри
изнутризданиеЭто жеРисунок 3.

С такими же препятствиями пришлось встретиться штурмующим девятиэтажки уже в Мариуполе, где они прошедший месяц дом за домом и квартал за кварталом брали такие «девятки». Теперь наши войска вышли к заводской промзоне, которая не менее сложна для штурма, чем городские кварталы. Конечно, врагов стало намного меньше, у них осталось меньше вооружения, боеприпасов, возможностей, но и штурмующие понесли потери. Поэтому можно сказать, что бои в промзоне, где можно значительно свободнее применять тяжелые вооружения, всё равно не будут простыми и быстрыми.

Самый главный вопрос, который задается, гласно или негласно, российским обществом, ― почему так тяжело и медленно идет продвижение войск? Часть ответа видна на фотографиях выше. Но главная причина состоит не в том, в каких зданиях и сооружениях обороняются украинские боевики, и не в том, каким оружием они обороняются. Главная причина ― что украинское общество в своей значительной части стало антироссийским, оно породило из себя такие уродливые создания как «Азов»*, «Правый сектор»*, прочие нацистские формирования. Например, через «Правый сектор»*, по словам его командования, прошло свыше 10 тыс. человек, и даже если это преувеличение, то не очень большое.

Куда же делись эти люди? Многие из них пополнили ряды Вооруженных сил Украины, сформировали в них свои отдельные взводы, роты, иногда ― батальоны. Они поднимают свой бандеровский красно-черный флаг рядом с украинским желто-голубым, такие сочетания были неоднократно замечены на всей линии фронта в Донбассе.

Исключительно боевиками украинское сопротивление спецоперации не ограничивается. Для Украины очень характерен феномен волонтерства, когда гражданские в общем люди, в основном женщины, бросают свою мирную жизнь и переходят к жизни полувоенной, они знакомятся с боевиками различных воинских формирований и начинают их обеспечивать для более качественного ведения боевых действий. Многие волонтеры отошли от этой деятельности, но значительная их часть остается в строю, а с началом спецоперации их число кратно возросло. И сейчас, через полтора месяца после ее начала, именно украинское волонтерское движение закрывает множество потребностей воюющих подразделений украинских силовиков, поскольку минобороны Украины этого сделать не может.

Люди, занимаясь волонтерством, нашли в этом смысл жизни, и, несмотря на то, что среди волонтеров хватает аферистов, в массе граждан это порыв альтруистический и в чем-то созвучный русской жертвенности.

Еще одна существенная часть украинского общества, в которой очень сильно проросли корни бандеровщины, ― это украинская интеллигенция, от журналистов** и блогеров до врачей*** и учителей****. Постоянный читатель газеты знаком с истоками и причинами украинской ситуации из цикла статей «Украинство» и других материалов газеты.

К повестке интеллигенции и нацистов прислушивается остальное украинское население, потому что не прислушиваться на Украине нельзя ― за высказывание, а тем более отстаивание альтернативной точки зрения людям грозят арест, побои, тюремное заключение, некоторые несогласные и вовсе исчезли или были убиты, как писатель Олесь Бузина.

Переродилось ли украинское общество за 8 лет, с 2014 года, с переворота в Киеве? Нет, это не совсем так. Современное украинство взращивалось на протяжении десятков лет с участием лучших западных и украинских специалистов, в то время как российские элиты смотрели свысока на происходящее, искренне или неискренне считая украинский и российский народ одним народом, мол, никуда они не денутся. Украинские же прорусские силы были излишне патерналистски настроены, а также зря надеялись на «прорусских» политиков из различных партий. Опыт показал, что прорусскость этих политиков наносная: как только нацистский зверь показывает клыки, эти бизнесмены от политики быстро сматываются или перекрашиваются в нужные цвета.

Какие же можно сделать выводы по итогам первых недель спецоперации? Украинское население в большинстве своем приняло новую бандеровскую Украину, в противовес Советской Украине, где были рождены многие из нынешних бандеровцев. Российский ответ на явно антироссийский вызов оказался недостаточным и неэффективным, а еще запоздал на много лет. Это привело к серьезному оснащению украинских боевиков вооружением, техникой, в том числе западной, они обрели субъектность и готовы оказывать все виды сопротивления, от гражданского до вооруженного, причем не считаясь ни со своими, ни с чужими потерями. В эти, чужие для них потери, входит и гражданское население Украины, которое боевики истребляют абсолютно бестрепетно не только в Донбассе, но и в ходе провокаций в Буче, в других городах Украины, напрямую и косвенно ― подрывая дамбы, уничтожая мосты и пр.

Этот оформившийся консенсус крайне правых и прозападных сил необходимо уничтожить полностью, его выживших в боях участников наказать по всей строгости российских законов за геноцид и военные преступления, иначе на западных границах России будет развиваться химера куда хуже и опаснее, чем всё, с чем Россия до сих пор сталкивалась. Возможно, сдающиеся в плен боевики ВСУ, не запятнавшие себя военными преступлениями, могут и должны участвовать в походе против бандеровщины, чтобы искупить свою вину за молчаливое согласие со всем творящимся в стране беспределом, за то, что встали в строй бандеровской армии. Ведь нам после победы, которая будет далеко не через месяц и достанется дорогой ценой, нужно будет строить новое государство, новую Россию вместе с теми, кто ее столько лет пытался разрушить и уничтожить. Без искупления вины, считаю, сделать это невозможно.

Контрабас*****,

капитан Народной милиции ДНР


* — Организация, деятельность которой запрещена в РФ.

** Например, призывающий уничтожать русских детей ведущий с телеканала Ахметова, или ярая бандеровка Олена Билозерская.

*** Один из этих «врачей» призывал к кастрации российских солдат, попавших в плен к ВСУ.

**** Именно украинские учителя и преподаватели искажают историю Украины, в новой истории украинцы всегда воевали с русскими, годовщины некоторых битв на Украине отмечаются как памятные дни, например, день «героев» Крут или день УПА*.

***** Позывной.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER