Показав эффективность своей армии в Сирии, Россия смогла вернуть позиции на рынке вооружений, утраченные после распада СССР

Результаты сирийской кампании России очень видны на рынке оружия — интервью

Изображение: (сс) пресс-служба Минобороны РФ
«Орлан-10» в Сирии
«Орлан-10» в Сирии
«Орлан-10» в Сирии

30 сентября 2020 года исполнилось пять лет с начала российской военной операции в Сирии. Две ключевые цели вмешательства России в сирийский конфликт мы обсудили в первой части интервью:

Читайте также: Операция в Сирии восстановила имидж России на Ближнем Востоке — интервью

Что еще, кроме восстановления доверия к нашей стране в регионе и укрепления стратегически важной базы в средиземноморском регионе, стало результатом российской помощи Дамаску, читайте в продолжении беседы корреспондента ИА Красная Весна с со старшим преподавателем Школы востоковедения Высшей школы экономики (ВШЭ) Андреем Владимировичем Чупрыгиным.

ИА Красная Весна: Но были, конечно, и другие цели?

— Разумеется. Третье. Это рынок вооружений. В свое время, когда мы жили в периоде под названием «холодная война», СССР был номер два на рынке вооружений в мире — после США. С распадом СССР Россия, конечно, этот рынок существенно потеряла. Это плохо.

Можно быть трижды пацифистом, но это ничего не изменит — рынок оружия на сегодня и многие годы вперед — объективная реальность. Либо мы за него боремся, либо его потеряем.

Причем США благополучно расширяли свою долю на этом рынке за счет ниш, которые мы потеряли после распада Союза.

И это объективный факт — Россия в существенной степени вернула себе позиции, в том числе, и во многом, благодаря сирийской операции. Ну не будем брать неудачный поход «Адмирала Кузнецова» (тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» выполнял боевые задачи в Сирии из Средиземного моря с ноября 2016 по 6 января 2017 года — прим. ИА Красная Весна).

ИА Красная Весна: Вы считаете неудачный?

— Конечно. Абсолютно неудачный. И не только я, это считают все специалисты. Если оставить медиа-составляющую. Которая никуда не годится, потому что мы, в конце концов, должны научиться разумно смотреть не только на свои успехи, но и на поражения, иначе ничего хорошего не будет. Конечно, он подымил отлично в Средиземноморье.

ИА Красная Весна: Но два самолета потеряли.

— Но два самолета потеряли. И вообще неудачный поход, «Кузнецов» показал, что не готов к таким операциям. Но отрицательный опыт — это тоже опыт, однозначно.

Во всех остальных вопросах мы показали достаточную эффективность использованного в сирийском конфликте оружия. И сейчас это реально чувствуется — можно «пощупать руками» — доля России на рынке вооружений начала резко нарастать.

Это хорошо — деньги в бюджет и возможность дальше развивать науку и инженерное искусство. Ведь не секрет, что в США, Европе, у нас — все передовые технологии инженерные разрабатываются в оборонке, а потом переходят в гражданский сектор. Эта задача для нас может не до конца, но на стадии существенно выполненной.

Не очень морально говорить, что операция в Сирии сыграла роль рекламы нашего оружия. Тем не менее — это факт. И его надо учитывать.

ИА Красная Весна: Но этими целями все не ограничивается?

— Дальше целый ряд других задач. Очень важный для России и политический, и морально-этический фактор защиты восточного христианства, которое в результате появления и роста экстремистских настроений и организаций стало съёживаться. Христиан выдавливали с Ближнего Востока последние 20 лет.

А режим Асада — единственный полностью светский режим на Ближнем Востоке. Что тоже очень важно для России в плане протягивания руки помощи. И Асад традиционно всегда защищал, ютил и обеспечивал жизнь христианским общинам.

Это тоже очень важно. И в морально-этическом, но и повторюсь, политическом смысле. Потому что христианский фактор играет существенную роль в раскладах на Ближнем Востоке.

Наконец, конечно, это в большой степени противодействие террористическим группировкам.

ИА Красная Весна: Я уж думал: когда вы это назовете среди достижений?

— Обязательно назову. По простой причине: этот фактор однозначно работал как «звоночек» необходимости вмешательства. Слишком много выходцев из РФ оказалось в рядах разных террористических группировок. Не только ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), и «Джебхат Ан-Нусра» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), но и ряда других.

ИА Красная Весна: Например, запрещенная «Исламская Партия Туркестана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) никуда не делась из Идлиба до сих пор.

— Абсолютно. Эти группировки периодически меняют названия, но они до сих пор там есть.

Понятно, что антитеррористический дискурс очень громок в США и Европе, но Россия, в отличие от Европы и тем более США, находится на расстоянии, что называется «вытянутой руки» от территорий, где оперирует эта братва. Конечно, нам было крайне важно попытаться дотянуться до них там, чтобы с тем или иным успехом не пустить их сюда к нам.

И еще одно соображение, о котором никто не говорит, хотя должны были бы говорить. Вы ведь помните, что альянс во главе с США (возглавляемая США международная коалиция против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — прим. ИА Красная Весна) начал работать там против ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в 2014 году?

ИА Красная Весна: Да, конечно.

— У них ничего не получалось на самом деле. Получалось не очень хорошо.

ИА Красная Весна: Опять престиж — показать, что они не могут, а мы можем?

— Нет, я подозреваю, что мы хотели отвлечь на себя большое количество бандформирований, работающих на территории Сирии. Позволить курдским отрядам, поддерживаемым США, в общем успешно воевать против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не отвлекаясь на нападения с тыла.

Об этом никто не говорит. Было это в числе наших задач, не было, но фактически это сработало именно так. Если бы не наше вмешательство в 2015 году, я думаю, ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) до сих пор находилось бы, пусть в рамках не таких больших территорий, но в рамках территориальных анклавов в Сирии.

ИА Красная Весна: Вы считаете, что после освобождения остальной территории Асаду не хватило бы сил отбить Заевфратье к востоку?

— Я думаю нет. Он столкнулся бы там с еще большим сопротивлением. И что значит «Асаду хватило бы сил»? Асаду сейчас хватает сил? Если бы не было поддержки нашей, Ирана и «Хезболлы» — Асаду хватило бы сил?

ИА Красная Весна: Поддержка ведь могла бы быть и в Заевфратье потом?

— Но это сослагательное наклонение. Если бы Асад, например, договорился с американцами, а не отправлял их куда подальше — может быть и они бы его поддерживали.

ИА Красная Весна: Но они все время говорили, что «Асад должен уйти», как с ними договориться?

— Они такое говорили, потому что он не хотел с ними договариваться. Говорил, что он их не любит. Если бы он бросился к ним в объятия, я вас уверяю, было бы иначе.

Американцы на уровне спецслужб, как и мы, прекрасно и тогда знали, и сегодня тем более знают, что у Башара Асада поддержка на земле (в народе — прим. ИА Красная Весна) всегда была серьезная и всегда есть. Если бы ее не было — ни Россия, ни Иран, ни «Хезболла» ничего бы не сделали.

ИА Красная Весна: Можете тогда развеять мои конспирологические соображения? После победы на выборах Дональд Трамп в начале 2017 года заявлял: «Нравится, не нравится Асад — с ним придется договариваться». Но спустя пару недель после его слов появилась эта постановочная химатака (инцидент с химическим оружием в городе Хан-Шейхун 4 апреля 2017 года, в котором западные страны сразу обвинили Башара Асада. Расследование инцидента до сих пор не завершено — прим. ИА Красная Весна) , про которую ОЗХО (Организация по запрещению химического оружия — прим. ИА Красная Весна) так ничего и не нашло. И Трампу пришлось показательно ударить ракетами по одной из сирийских баз, чтобы поддержать имидж «борца с тираном». Не было ли это действиями части спецслужб США, которые просто не позволили начаться переговорам, хотя сам Трамп делал некий реверанс?

— Это не конспирология, это реальный факт. Да, мы с этим работаем и на это опираемся.

ИА Красная Весна: Выходит, если бы Асад попытался договариваться, ему могли силовики США еще какую-то провокацию устроить?

— На самом деле мешают не Пентагон, не ЦРУ и не РУМО (разведывательное управление министерства обороны США — прим. ИА Красная Весна). Мешает другая страна — Королевство Саудовская Аравия (КСА). Вся политика США, буквально вся, опирается абсолютно на желания саудовцев.

В этом для нас большая сложность всей ситуации — у США нет самостоятельной политики на Ближнем Востоке. Она была когда-то, во времена Брежнева. Кэмп-Дэвид, например (в 1978 году Израиль и Египет заключили предварительное соглашение о мире в загородной резиденции президента США Кэмп-Дэвид — прим. ИА Красная Весна). Тогда СССР противостояла понятная, выработанная, жесткая концепция политики США в регионе Ближнего Востока. И нам было даже проще работать.

Мы знали, с чем имеем дело. Но с позднего времени президентства Джорджа Буша-младшего (Джордж Буш-младший — президент США с 2001 по 2009 год — прим. ИА Красная Весна) у США нет внятной сформулированной и кодифицированной политики на Ближнем Востоке.

Они мечутся. Эта амплитудность всех ввергает в недоумение. И единственная константа в этой политике — всеми действиями США фактически работают на интересы Саудовской Аравии. И колеблются, раньше говорили «колебался с курсом партии».

ИА Красная Весна: «С линией королевства»?

— Да. И на начальном этапе в 2010–2011 году США проводили жесткую антиасадовскую политику. Без вариантов — «Асад должен уйти», немедленно, он «враг человечества номер два», после Усамы бен Ладена. Это происходило по целому ряду причин, из которых немалую роль играли субъективные — молодой Башар Асад позволял себе неуважительные выпады против некоторых членов королевской семьи.

Обратите внимание, действия США совпали с абсолютно жесткой позицией Саудовской Аравии, которая просто финансировала всех, кто был способен хоть в зубах держать оружие против Асада.

ИА Красная Весна: Да, прямо платила зарплату перебежавшим в различные группировки оппозиции офицерам сирийской армии.

— Конечно. И как только КСА и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) стали пересматривать свое отношение к ситуации, поняв, что Асад не уйдет. По целому комплексу причин. И потому что там Россия. И потому что они поняли: противодействовать Ирану на территории Сирии нужно не оружием, а деньгами на восстановление инфраструктуры. После этого и США сразу смягчили позицию.

Как результат — выступление Трампа о необходимости договариваться с Асадом, потому что он никуда не исчезнет и не уйдет.

Но тут возник новый всплеск противостояния между Ираном и КСА. Снова возникла попытка выдавить Иран через давление на Асада. Но обратите внимание, в последнее время градус этого противостояния уже совсем низкий. Даже введение «закона Цезаря».

ИА Красная Весна: «Акт Цезаря»?

— Да. С самыми жесткими санкциями против Сирии за последнее время. Все прекрасно понимают, что это предвыборная история в США. Потому вообще никто, кроме как в политическом поле, где надо это осуждать, «на земле» серьезно к этому не относится. Ищут способы это дело обойти. Все понимают, что уже антиасадовская кампания потеряла свой драйв, потому что потеряла основных толкачей — КСА и ОАЭ.

Кстати, в этом тоже одно из достижений кампании, которую провела Российская Федерация. Это тоже один из результатов — переформатирование отношений КСА и ОАЭ в отношении Сирии. Сейчас на очереди Иран.

Читайте также: Идлиб все равно вернется под власть Дамаска, но не скоро — интервью

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER