24
июн
2021
  1. Война с историей
  2. Великая Отечественная война
Интервью ИА Красная Весна /
Сильнейшими качествами советского руководства оказались способность сплачивать общество и готовность выстраивать важные союзы, как внутри страны, так и за ее пределами

Нужно хранить память о войне, потому что нацизм еще не побежден — интервью

А. Шибнев. Пленных ведут. 1947
А. Шибнев. Пленных ведут. 1947
А. Шибнев. Пленных ведут. 1947

О том, почему очень важно хранить память о Великой Отечественной войне и что для этого необходимо делать, ИА Красная Весна рассказал директор Военного музея Карельского перешейка, историк Баир Иринчеев.

ИА Красная Весна: Сегодня исполняется 80 лет трагическим событиям начала Великой Отечественной войны. Как вы считаете, почему немецкое руководство выбрало именно 22 июня? Это просто стечение обстоятельств или за этим выбором есть еще какой-то подтекст?

Баир Иринчеев: Я глубоко в этот контекст не погружался. Существует масса конспирологических теорий — например, о том, что был выбран день летнего солнцестояния. 22 июня 1941 года было воскресенье. В четыре часа утра все еще спят. Боеспособность воинских частей минимальна именно в связи с тем, что это выходной день.

ИА Красная Весна: Японцы тоже, когда на Перл-Харбор нападали, выходной выбрали, чтобы экипажи были не на кораблях. Вы, конечно, больше специализируетесь по войне на севере, но все-таки, что самое главное позволило Советскому Союзу выстоять в 1941 году и дальше?

Иринчеев: Говорить об одной причине сложно. Был целый комплекс мер, огромнейший, который был принят советским руководством после начала войны.

Это и эвакуация промышленности на Урал и за Урал — абсолютно беспримерное мероприятие, когда более тысячи заводов просто погрузили и перевезли в другое место. Эвакуированные заводы начали выпускать военную продукцию. С задержкой, конечно, но все равно, они начали ее выпускать. Нацисты не сумели выбить промышленный потенциал страны.

Второе — сразу было принято очень болезненное решение о том, что женщины, дети и пенсионеры будут работать на этих заводах.

Третье — конечно, беспримерное сопротивление Красной Армии, которая, да, проигрывала сражения, но при этом наносила нацистам потери, и постепенно это, конечно, начало сказываться. И замедление их наступления, и потери — все это привело к срыву молниеносной кампании, которую нацисты планировали. Все перешло в затяжную историю, затяжную войну, и здесь у Советского Союза было преимущество именно в количестве ресурсов.

ИА Красная Весна: Вы назвали очень масштабные факторы — если любой из них если убрать, то все могло обрушиться?

Иринчеев: Думаю, нет. Может быть, война продлилась бы дольше, и победа стоила бы большей крови.

Необходимо вспомнить и о правильно выстроенном общении власти со страной, с народом. Разъяснении того, что происходит, почему и зачем предпринимаются те или иные шаги.

Конечно, случались и провалы. У Ольги Берггольц в записях можно увидеть слова: «нас считают за идиотов, нам ничего не рассказывают». Но это ее личный дневник. Она, конечно, была в ужасном состоянии из-за положения, в котором оказалась.

Было принято очень непопулярное решение: фактически было свернуто все производство товаров народного потребления, сразу резко упал уровень жизни. Но государство сумело объяснить, почему этот шаг необходим. И это объяснение было услышано народом. Лозунг «Все для фронта! Все для Победы!» был не пустой, так и было на самом деле. Было сплочение всего народа вокруг партии и правительства для того, чтобы победить.

Крайне важное, сильное качество советского руководства — умение выстраивать союзы. Примирение с церковью и готовность идти на компромиссы с западными союзниками (Черчилль вообще Советский Союз ненавидел).

Возможность общаться и выстраивать временные союзы — и внутри, и снаружи — сыграла очень существенную роль. Советский Союз не оказался в международной изоляции. Он выстроил антигитлеровскую коалицию несмотря на все идеологические различия. Дипломатия хорошо сработала.

Плюс, конечно, технологические решения. Было очень четко принято решение о том, что мы массово выпускаем простое в производстве стандартное оружие, которое будет максимально простым в использовании, максимально простым в ремонте.

ИА Красная Весна: Очень технологичным.

Иринчеев: Да, очень технологичным. Об этом отлично рассказано в мемуарах конструктора Грабина, создателя пушки ЗИС-3. Сократили количество деталей, ликвидировали все «лишние» болты, по максимуму упростили конструкцию. Да, качество страдает — это понятно. Но если система, которую вы создаете, например, танк, подбивается через три боя и требует ремонта, то нет смысла его делать слишком качественным.

Советская инженерная мысль победила нацистскую потому, что у нацистов был другой подход. Им хотелось сделать какое-то супероружие. Оно будет суперкачественно, будет очень высокого класса и потому принесет победу. Но это оказался неправильный подход, нерациональный. В результате, они проиграли войну экономик.

Я назвал широкий комплекс причин, но, в первую очередь, это именно рационализм и трезвость в оценке того, что происходит, со стороны советского руководства, правильно выбранный стиль руководства и управленческие решения.

ИА Красная Весна: Решения, о которых вы говорите, различались по масштабам. Некоторые из них принимались непосредственно и очень быстро — при реакции на обстановку. Но многие необходимо было заранее спланировать и длительное время заниматься их воплощением?

Иринчеев: Фундамент победы был заложен в 1920–1930 годы. Это индустриализация и весь комплекс обновлений и реформ, запущенных большевиками.

Нельзя не вспомнить о ликбезе. Всем людям, вне зависимости от сословия, происхождения и богатства, дали возможность получить бесплатное образование. Было основано огромное количество вузов, научно-исследовательских институтов. Огромные ресурсы были направлены на развитие науки и образование людей.

Здесь нужно процитировать Эрхарда Рауса, нацистского генерала. В Первую мировую войну он воевал против Российской Империи, а во Вторую мировую — против СССР. Раус дважды упоминает, что Великая Октябрьская социалистическая революция была пробуждением творческих сил всего русского народа.

ИА Красная Весна: Надо же, нацист такое пишет!

Иринчеев: Он все же не нацист, он австриец. Карьерный офицер, профессиональный военный. В Первую мировую был гауптманном — капитаном австро-венгерской армии. В Великую Отечественную он командовал 6-й танковой дивизией вермахта и воевал под Ленинградом. Потом, в 1945 году, сдался американцам.

После сдачи он им сказал: «Я против русских все время воюю — давайте я вам напишу методичку, как их победить». И в этой методичке для американцев он пишет: «Если в Первую мировую русская пехота — это просто бесформенная масса, читать и писать не умеют, бегают туда-сюда, то во Вторую мировую все иначе. Они все, во-первых, умеют читать и писать. Во-вторых, они умеют пользоваться радиостанциями, водить танки, умеют свою технику ремонтировать. Это люди гораздо более образованные, чем в Первую мировую».

Мы часто говорим про индустриализацию, что была создана промышленность. Которая у Российской Империи была слабовата. Экономика Российской Империи не вытянула Первую мировую, страна оказалась не готова к войне.

Элементарно не хватало даже винтовок. Приходилось заказы размещать за рубежом и за это платить золотом, потому что не было возможности быстро нарастить свое производство. У нас в музее есть винтовки Мосина, произведенные на заводах Ремингтона, Вестингауза. Пришлось закупить винтовки Арисака у японцев.

«Одна винтовка на троих» — все-таки относится к Первой мировой, а не Великой Отечественной. У самых последних дивизий народного ополчения были проблемы с оружием. Но чтобы винтовок не хватало и чтобы мы просили винтовки у США и Великобритании по ленд-лизу — такого не было. Могли сами произвести.

ИА Красная Весна: И для этого пришлось колоссально потрудиться в 20-30 годы.

Иринчеев: В то время были очень хорошие плакаты. В Пермском краеведческом музее потрясающая коллекция советских плакатов и значков 20-30 годов. Я посетил их экспозицию и был восхищен тем, что они это все сохранили. Эти плакаты четко объясняли людям, что каждый завод в стране Советов — это крепость против мирового капитализма. Уже тогда готовились к войне и понимали, что рано или поздно на нас полезут.

Все 20-е и 30-е годы готовились. Понятно, что многое не успели сделать. Но, тем не менее, воевали не голыми руками. Страна очень изменилась и усилилась за эти годы. И в плане образования среднего и высшего, развития технической мысли, в плане технологий. В промышленности, сельском хозяйстве — много чего создали. Понятно, что догоняли.

ИА Красная Весна: Известная фраза Сталина про необходимость «пробежать дистанцию в 50-100 лет за десять лет, иначе нас сомнут»?

Иринчеев: У руководства страны было видение ситуации. Они понимали, что это надо сделать. Да, уровень жизни не так быстро поднимался. Это и связано с тем, что все «вбухивали» в оборонку уже тогда. Можно было, наверное, производить активнее товары народного потребления. Но тогда не понятно, чем было бы воевать в 1941 году. Это очень важно, что готовились и страну модернизировали десятилетиями. И встретили войну более подготовленными, чем в свое время Российская Империя.

ИА Красная Весна: Насчет исторической памяти. Вы сказали про общение власти с обществом, про способность доносить правильно, чего власть хочет ее способности сплачивать. Уже на 80 лет отстоит это трагическое событие от нас. Вы историк, водите экскурсии — как вы считаете, память передается или мы ее теряем постепенно?

Иринчеев: Есть такое мнение, что вот память об этой войне уйдет, как память об Отечественной войне 1812 года. Но Великая Отечественная война отличается кардинально от Отечественной войны 1812 года именно целями, которые перед собой ставили захватчики.

Задача вообще уничтожить государство — у Наполеона не было такой цели. Они могли договориться с Александром I. Наполеон не ставил своей целью уничтожение России.

ИА Красная Весна: И всех наших сограждан.

Иринчеев: Мы говорим о XX веке, когда очень большое количество документации есть, и документация велась хорошо. Больше количество фотографий и архивных документов самых разных, и свидетельства очевидцев.

Война коснулась вообще всех. Всех нормальных людей, всех семей в России. И в бывшем Советском Союзе тоже, давайте не будем про это забывать. Воевала не только Россия, вообще весь Советский Союз, весь советский народ.

Мне кажется, что адекватные люди все-таки понимают, что, если бы мы проиграли, то вообще бы ничего не было уже. Ни березок, ни русского языка, ни классической русской литературы, ни православия, ни социализма. Ничего бы просто не было, все было бы снесено и уничтожено.

Потому память сохранится. Учитывая массив информации, который у нас есть, и учитывая, что это было достаточно недавно. Среди нас еще есть и блокадники, и дети войны, и ветераны — дай им Бог здоровья, хотя, конечно, уже их мало осталось. Но, тем не менее, они есть среди нас, и им огромное спасибо, всем.

Надо просто больше рассказывать об этом простым языком. Очень важно, мне кажется, в наше время именно рассказывать о том, что планировали нацисты. За последние 30 лет в популярной «культуре», слово культура в кавычки возьмите…

ИА Красная Весна: Хорошо, обязательно.

Иринчеев: Мы хотим сделать ролик с товарищем Даниилом Ковалевым — просто взять список всех фильмов, которые вышли с 1991-го года за 30 лет Российской Федерации. И были проспонсированы Министерством культуры Российской Федерации и Фондом кино, то есть проспонсированные государством на деньги налогоплательщиков.

У меня есть гипотеза. Надо выверять, подтверждать, смотреть статистически, будут определенные критерии оценки этих фильмов. Но у меня есть гипотеза, что в 95% или даже 99% фильмов нацисты будут показаны хорошими, культурными европейцами, а Красная Армия, НКВД, коммунисты, руководство Советского Союза будут показаны в лучшем случае идиотами.

В каком художественном фильме, выпущенном в Российской Федерации, открыто рассказывается о зверствах нацистов, о массовом убийстве? Этого нет.

Наоборот, немцы показаны какими-то хорошими. И правильно Евгений Баженов сказал в своем обзоре на фильм «Зоя» — вообще непонятно, почему надо нацистов убивать, если они показаны такими хорошими? Они же вообще ничего плохого не делают.

ИА Красная Весна: Да, последовательно, во всех фильмах.

Иринчеев: Очень важно понимать, что нацизм никуда не делся. Победили германский нацизм, но дьявольское искушение людей поделить на сорта и сказать, что мы лучше всех, а вот этих людей можно в газовую камеру, потому что они не люди, — никуда не делось. Эти идеи живы. К сожалению, они периодически прорываются и сейчас. А поскольку антифашизм сейчас сделан…

ИА Красная Весна: Карикатурным?

Иринчеев: Да, карикатурным. Это просто клоуны, которые бегают по улицам и закрашивают свастики — это все несерьезно.

Поэтому нацизм есть и, мне кажется, чем дальше, тем больше восстанавливается. И очень важно напоминать людям о том, что это такое. К чему воплощение этих идей привело во время Второй мировой войны. Что было массовое истребление евреев, массовое истребление цыган и просто невиданные по масштабам убийства гражданского населения в Советском Союзе.

Можно только приветствовать, что Следственный комитет сейчас поднимает вопрос о том, что это был геноцид, что это были целенаправленные массовые убийства. Я с этим абсолютно согласен, это поддерживаю. Надо было делать это лет двадцать назад. Но очевидно, двадцать лет назад руководство Российской Федерации еще рассчитывало на то, что мы можем дружить с Западом и мыслило категориями «давайте не будем этот вопрос поднимать».

Сейчас мы с Западом поругались. Похоже, поругались надолго, поэтому вопрос поднят. Да, это политическая акция. Но надо заниматься этим в любом случае. Это моя личная точка зрения.

ИА Красная Весна: Понимаю. Спасибо Вам большое за нее. Я всецело ее разделяю.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER