Не окажется ли предстоящий референдум об объединении Архангельской области с НАО своего рода «спусковым крючком» новой «сепаратистской волны» на нашем Севере?

Что стоит за объединением Архангельской области и Ненецкого АО?

Врио губернаторов Архангельской области и Ненецкого автономного округа (НАО) Александр Цыбульский и Юрий Бездудный 13 мая подписали меморандум о намерении создать единый субъект Федерации.

Константин Коровин Архангельский порт на Двине 1894
1894ДвиненапортАрхангельскийКоровинКонстантин
Константин Коровин  Архангельский порт на Двине 1894

НАО — «матрешечная» часть Архангельской области с огромной территорией и большим хозяйственным потенциалом (нефть, газ, ценные руды, развитое оленеводство и рыболовство). И одновременно — с крошечным населением, чуть более 44 тысяч человек.

Карта Северо-Западного федерального округа России
РоссииокругафедеральногоСеверо-ЗападногоКарта
Карта Северо-Западного федерального округа России

При презентации идеи объединения врио губернатора НАО Бездудный заметил: «Бюджет округа на 90 процентов формируется за счет поступлений от недропользователей, он напрямую зависит от стоимости нефти… При этом у нас есть колоссальные обязательства перед жителями округа, которые мы к 1 июля, по большому счету, не сможем выполнять. Это льготы, субсидии и другие гарантии».

Казалось бы, все понятно. Первая и главная причина срочного объединения — экономическая.

Надо, мол, спасать бюджет и обязательства перед населением, и потому как можно скорее и теснее «прислониться» к более мощному и населенному (более 1 млн жителей) архангельскому старшему соседу. Однако всё не так просто.

Прежде всего, Бездудный слегка лукавит. Конечно, НАО — один из двух регионов России (второй — Сахалин), которые «кормятся от нефти» в режиме так называемых СРП (Соглашений о разделе продукции) и, продавая нефть, очень сильно зависят от цен на мировых рынках. Ненецкая нефть, с учетом отсутствия в регионе железных и даже автомобильных дорог, существенно повышается в себестоимости из-за сложностей доставки потребителям (в основном небольшими танкерами через единственный морской терминал в Варандее, построенный «ЛУКойлом»). И потому не может конкурировать по цене с нефтью других регионов. А значит, скорее всего, Россия будет исполнять свои обязательства по новому соглашению ОПЕК++, в том числе, и за счет сокращения или даже прекращения добычи ненецкой нефти.

Но бюджет НАО, по данным его росписи, формируется не только нефтью. Поступления от СРП в нем составляют около трети, и еще примерно четверть составляют налоги на имущество работающих в регионе очень богатых нефтегазовых и других сырьевых компаний — «ЛУКойла», «Роснефти», «Татнефти» и пр. В результате, для сравнения, бюджетные расходы по итогам 2019 года в Архангельской области составили примерно 100 тыс. руб. на душу населения (108 млрд руб. на 1,1 млн человек), а в НАО — почти 560 тыс. руб. на душу (24,5 млрд на 44 тыс. человек).

С подушевыми доходами также сравнение не в пользу Архангельской области. В НАО один из самых высоких в России уровень дохода на душу населения. Как сообщает Росстат, в 2019 году в НАО он составлял около 81 тыс. руб. в месяц, а в Архангельской области — почти втрое ниже, менее 36 тыс. руб. в месяц.

И это касается не только работников предприятий: у бюджетников в НАО уровень зарплат также заметно выше, чем в Архангельской области. А поскольку он рассчитывается от среднего по региону, после объединения бюджетники НАО также что-то потеряют.

Так что, как мы видим, обрушение цен на нефть — причина спешки с объединением может, и очень важная, но не единственная. Сопутствующие экономические и социоэкономические проблемы, возможно, не менее сложны.

Вторая группа проблем объединения Архангельской области с НАО, — конечно, политическая и не менее сложная.

Во–первых, сейчас уже понятно, что «дробление» федеральной структуры власти (и наличие лишних «ступенек» в принятии решений) в новой непростой политической ситуации в стране (и вокруг нее) — уже недопустимо.

Оно недопустимо с учетом возрастания военно-политических рисков вокруг Севморпути (наглядный пример — совсем недавний необъявленный «внезапный визит» эскадры кораблей НАТО в Баренцево море). Оно недопустимо и в связи с необходимостью форсированной организации дорожной, оборонной и иной инфраструктуры в приполярной зоне.

Речь идет и о проекте так называемого «Белкомура» (железнодорожной магистрали Архангельск — Сыктывкар — Соликамск), и об обеспечении полноценной транспортной доступности к уже создаваемым и проектируемым гражданским и военным объектам Севморпути. Огромные инвестиции, которые для этого нужны, не имеют права «вязнуть» (и просачиваться в неизвестные карманы) в длинной иерархии околовластно-чиновной бюрократии.

Во–вторых, о чем уже написал ряд СМИ, власти было бы очень важно и полезно отвлечь широкое общественное внимание от весьма болезненных «архангельских» проблем вроде протестного марафона вокруг пресловутой скандальной мегасвалки в Шиесе. Считают, что подготовка и проведение референдума по объединению (причем с учетом того, что присоединяют к области не нищий, а достаточно богатый регион) — вполне может служить такой цели.

В–третьих, недопустимо то, что вокруг населения чуть больше 40 тысяч человек «кормятся» около 3 тысяч человек губернских и иных чиновников. Но, конечно, нужно понимать, что эти чиновники, рискующие потерять свои места, не могут не оказывать идее объединения (и референдуму на эту тему) достаточно жесткое сопротивление. В связи с этим подчеркнем, что для успеха референдума за объединение должно проголосовать большинство граждан и в Архангельской области, и в НАО. (Здесь в скобках отметим, что работающие в регионе вахтовым методом, «понаехавшие» на время вахт, буровики, нефтяники, кабельщики и пр. — не в счет, они по закону в референдуме не участвуют).

Понимающие остроту проблемы поддержки референдума в НАО эксперты уже говорят, что, может быть, стоит не слишком трогать объединением местную элиту — например, сохранить в НАО при объединении свое территориальное управление. А иные эксперты в призывах к осторожности идут еще дальше и решительнее, предлагая использовать для объединения Архангельской области с НАО опыт Канады, где несколько слабозаселенных районов Севера получили статус «территорий», а не полноценных провинций с полноценным управлением.

Однако это — попытки с негодными средствами. «Свое территориальное управление» предполагает необходимость разработки и заключения особого (и непростого) договора между Архангельской областью и НАО, в котором легко увязнуть и запутаться в разделении полномочий и предметов ведения. А введение статуса «территорий» адресует к изменению Конституции РФ, в которой подобные возможности вообще не предусмотрены.

Но проблема действительно крайне сложная. Потому что есть у нее и еще одно, очень опасное, «сепаратистское» измерение.

В четвертых, при объединении не может не всплыть на поверхность публичной российской политики (в очередной раз!) так называемая «поморская» тема. Наше агентство уже обращало внимание на то, что в Архангельской области при очень активной зарубежной поддержке (прежде всего, норвежской, но и не только) уже много лет последовательно и настойчиво поднимается вопрос о наличии в России отдельного «коренного» народа — так называемых «поморов». Которые, кстати, якобы родственны поморам Норвегии и пр. и якобы имеют право на национальное самоопределение, наряду с ненцами, лопарями и так далее.

В связи с этим нельзя не отметить, что в НАО собственно ненцев, по последним переписям, менее 8 тыс. человек. Причем живут они за счет федеральной программы поддержки коренных малочисленных народов очень даже неплохо. А вот среди остальных жителей НАО (русских, украинцев, белорусов и т. д.) «поморский миф» достаточно распространен, прежде всего, стараниями архангельских «околонаучных энтузиастов». И нельзя не отметить, что и ненцы, и эти самые новоявленные «поморы» в прошедшем десятилетии, когда поднимался вопрос о возможном объединении НАО с Архангельской областью, высказывались резко «против».

И понятно, почему. Уже тогда было ясно, что регион — очень богатый. Сейчас это тем более ясно. Подтвержденные извлекаемые запасы нефти в НАО — более 1,1 млрд тонн, газа — более 600 млрд куб. м. Налицо более 90 нефтяных, газовых и нефтегазоконденсатных месторождений, добыча нефти составляет около 16 млн т/год. А еще есть месторождения марганца, никеля, молибдена, меди, золота, алмазов, бокситов и др. А еще есть самое крупное в стране поголовье оленей — почти 180 тыс. голов. А еще есть великолепные возможности для промышленного рыболовства в океане. Не случайно в некоторых региональных интернет-блогах уже шли разговоры о том, что НАО вполне мог бы жить очень и очень богато, не будь над ним региональной и федеральной российской власти…

И тогда вполне уместен вопрос: не окажется ли предстоящий референдум об объединении Архангельской области с НАО (причем в условиях почти неизбежного на фоне экономического кризиса обострения социально-политической ситуации в России) своего рода «спусковым крючком» новой «сепаратистской волны» на нашем Севере? Когда, например, заявления о мнимых фальсификациях на референдуме будут растиражированы всей мировой прессой как подавление стремления к независимости «коренных» поморского и ненецкого народов, а затем «наказаны» новыми санкциями против России, подкрепленными появлением в Баренцевом море флотов НАТО?

Так что, несомненно, объединять «Архангельскую матрешку» надо. Однако делать это нужно крайне аккуратно, с хорошей и детальной социально-экономической и политической подготовкой и отчетливым пониманием возможных острых проблем и рисков. И, видимо, главное (и самое непростое!) в такой подготовке — точно, квалифицированно и убедительно переиграть политических противников (внутренних и внешних) на информационно-пропагандистском поле.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER