9
март
2021
  1. Экономическая война
  2. Рыбная промышленность
Сергей Поляков / ИА Красная Весна /
В сентябре 2020 года Китай ограничил прием российской рыбы в связи с обнаружением «следов» коронавируса на упаковке. Обзор

Китай испугался коронавируса или объявил рыбную войну России?

Китай запретил ввоз минтая из России
РоссииизминтаяввоззапретилКитай
Китай запретил ввоз минтая из России
Изображение: Кременский Сергей

В сентябре 2020 года Китай заявил об обнаружении следов коронавируса SARS-CoV-2 на упаковке рыбы, импортированной из России.

30 сентября состоялось совещание рыбопромышленников, Росрыболовства и Россельхознадзора по проблемам ограничения китайской стороной импорта российской рыбы. Замглавы Россельхознадзора Константин Савенков сообщил, что китайская сторона «за последние две-три недели» направила в российское надзорное ведомство несколько официальных уведомлений о регистрации следов коронавируса на упаковке ввезенной из России рыбной продукции.

Савенков отметил, что предварительные анализы данной продукции на российских судах следов коронавируса не показали, однако китайцы утверждают, что после разгрузки этой партии в порту двое китайских грузчиков заразились коронавирусом. В результате прием рыбы в китайских портах с судов, доставивших рыбу в якобы зараженной упаковке, был запрещен на четыре недели.

Савенков сообщил, что Россельхознадзор плотно работает с китайскими визави, чтобы не допустить дальнейших ограничений на импорт российской рыбы. Представитель Росрыболовства Михаил Иваник предложил наладить дополнительный контроль рыбной продукции на наличие коронавируса у производителей и на судах, при необходимости проводить дезинфекцию упаковки. Россельхознадзор также предложил проводить дополнительные тесты рыбы и упаковки в своих лабораториях.

Отметим, что уже на этом совещании глава Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ) Герман Зверев назвал действия китайских властей необъявленной торговой войной.

«Уже сейчас средние цены в Китае на нашу продукцию упали на 20%, несмотря на то, что в этот период обычно экспортные цены на минтай существенно растут», — сказал Зверев и добавил, что китайские власти действуют «в диалоге» с соответствующим китайским бизнесом. Кроме того, Зверев заявил, что в случае введения подобных ограничений с китайской стороны к началу путины в Охотском море цены на рыбу упадут еще ниже.

Ранее в тот же день Россельхознадзор в ходе видеоконференции с главным таможенным управлением Китая запросил результаты анализов российской рыбопродукции. Китайские товарищи в ответ отправили надзорное ведомство РФ по бюрократическому этапу к властям того региона, где проводились анализы.

Отметим, что основной подударной рыбой оказался минтай. Охотоморская минтаевая путина начинается в январе и продолжается до апреля. Это так называемый «сезон А» добычи минтая, на который приходится основная часть вылова этого биоресурса. Поэтому тревога рыбаков за три месяца до начала основного сезона добычи была вполне обоснованна.

Традиционно до 70% рыбы, добытой в ходе путины в Охотском море, экспортировалось в Китай. В эту страну уходит на экспорт до 60% всей российской рыбы. Так, в 2019 году в Китай было поставлено 1,1 млн тонн рыбы на $3,27 млрд.

Из-за введенных Китаем ограничений цена на минтай уже к концу сентября упала на 20% от цены сентября 2019 года, до $1150 за тонну. В то же время добыча рыбы на Дальнем Востоке продолжалась опережающими темпами.

Например, рыбаки из Приморья увеличили годовой улов на 12% по сравнению с прошлым годом. «По состоянию на 15 декабря, приморскими предприятиями выловлено 833,7 тысячи тонн водных биоресурсов, из них минтая — 495,3 тысячи тонн, сельди — 111 тысяч тонн, иваси — 68 тысяч тонн, макруруса — 28,5 тысячи тонн, а также 44,3 тысячи тонн кальмара», — сообщила пресс-служба правительства Приморья. За 11 месяцев в страны Азиатско-Тихоокеанского региона из Приморья было отправлено почти 662 тысячи тонн рыбы и морепродуктов.

«Русская Рыбопромышленная Компания в 2020 году выловила 323 тысячи тонн рыбы. Это рекордный для компании объем добычи. Показатель прошлого года превышен на 3,15 тысячи тонн. РРПК обеспечила наибольший среди добывающих компаний абсолютный прирост (14 тысяч тонн) на основном объекте промысла — минтае — относительно 2019 года, полностью освоив квоту в размере 283,8 тысячи тонн», — сообщает пресс-служба рыбодобывающей компании.

Тем временем, к концу декабря, как раз к началу охотоморской путины, китайские порты для российской рыбы закрыли полностью. И дальнейшие переговоры российских регуляторов и органов власти с китайской стороной положительных результатов не принесли.

К середине января оптовая цена на минтай упала до $1000 за тонну, притом что годом ранее за тонну давали $1600. За 3-4 месяца охотоморской путины планировалось добыть, по разным оценкам, от 0,9 до 1,2 млн тонн рыбы, из которой на внутренний рынок должно было уйти около 250 тыс. тонн. Оставшийся объем рыбы должен был пойти на экспорт, львиная доля — в Китай. Однако, когда Китай отказался от российской рыбы, в отрасли сложилась сложная ситуация.

Свободных холодильных мощностей для хранения внезапно появившегося избытка рыбы нет не только на российском Дальнем Востоке, но и в соседних Южной Корее и Японии. Российские холодильники могут вместить не более 130 тыс. тонн при необходимости размещения порядка 700 тыс. тонн.

9 февраля на Дальний Восток прилетел полпред президента в ДФО Юрий Трутнев. Он сообщил, что для урегулирования китайских претензий к российской рыбе «правительство предприняло ряд мер, в том числе предложило их китайской стороне. Если честно, в основном они остались без ответа». Это заявление сложно интерпретировать иначе, чем солидарность с позицией Германа Зверева, высказанной в конце сентября, что Китай развязал против России торговую войну на рыбном направлении.

На начало февраля избыток выловленной рыбы на Дальнем Востоке России составил 180 тыс. тонн. Трутнев предложил стимулировать строительство рыбоперерабатывающих заводов в России, в том числе модернизировав программу «квот в обмен на инвестиции», а также распространить на эти предприятия преференциальный режим территории опережающего развития (ТОР). Кроме того, полпред поручил проработать механизм «рыбных интервенций» — закупки рыбы для государственных учреждений, а также субсидирование доставки рыбы с Дальнего Востока в европейскую часть страны по железной дороге, в том числе, для последующей переработки на местных предприятиях.

Рыбоперерабатывающие заводы, по словам Трутнева, могут быть построены и начать перерабатывать рыбу через 2 года. Однако глава Росрыболовства Илья Шестаков был менее оптимистичным и назвал срок 4 года. Куда все это время рыбаки будут сбывать выловленную рыбу — осталось загадкой, однако и чиновники, и рыбопромышленники высказали надежду на то, что после китайского нового года, в 20-х числах февраля, Китай возобновит прием российской рыбы.

Однако китайские новогодние салюты отгремели, всех злых духов распугали, а над призраком коронавируса оказались невластными. Сообщений о возобновлении импорта Китаем российской рыбы пока не видно. Напротив, 4 марта вновь появились сообщения об отказе Китая от даров российских морей вследствие обнаружения на них следов коронавируса. На этот раз китайцы ограничили импорт креветки из России.

Тем не менее стенаний о том, что российская рыбодобыча, благодаря экономическим атакам Китая, потерпит крах в обозримом будущем, в данный момент не слышно. Напротив, в середине января сообщалось о борьбе крупных рыбопромышленников Приморья за увеличение квот, притом что ранее рыбаки опасались не освоить уже имеющиеся квоты из-за проблем с экспортом в Китай.

А нам остается лишь напомнить, что, по данным Всемирной организации здравоохранения и Международного эпизоотического бюро, убедительных доказательств того, что вирус распространяется через продукты питания и упаковку, нет. Да и результаты китайских тестов, судя по сообщениям СМИ, российской стороне так и не показали. И что такое «следы коронавируса», тоже не детализируется, хотя очевидно, что «следами» заразиться невозможно.

Очевидно и то, что, если бы нового коронавируса не существовало, его стоило бы выдумать. Очень многие игроки по всему миру приумножили свое богатство и власть, прикрывая свои действия пандемией COVID-19. Кроме того, «рыбная торговая война» в очередной раз показала, что в любом конфликте в выигрыше всегда будет оставаться сильная сторона. И силу России по всем направлениям необходимо неустанно укреплять, не надеясь ни на Запад, ни на Восток.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER