logo
Статья
/ Светлана Моисеева

Есть ли у ребенка право на невинность?

Права детейПрава детей
Анна Малашенкова © ИА Красная Весна

22 ноября в Москве в Российском университете дружбы народов (РУДН) прошел межведомственный семинар, посвященный опыту, состоянию и перспективам имплементации Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия (Лансаротская конвенция).

Лансаротская конвенция («Конвенция») предложена Советом Европы для подписания в 2007 году. На сегодняшний день ее ратифицировали 42 страны. Российская Федерация ратифицировала Конвенцию в 2013 году «с оговорками по ряду статей».

Ратифицировавшие Конвенцию страны тем самым обязались «имплементировать» ее положения в национальные законодательства. А это подразумевает не только «аккумулирование сведений о потерпевших детях от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия в единой базе данных» (совместимую с международной), но и «профилактику» сексуального насилия в среде несовершеннолетних, что подразумевает, в первую очередь, сексуальное просвещение детей, начиная с младшего возраста.

Для того, чтобы страны охотнее подписывали Конвенцию и производили нужные изменения в национальных законодательствах, Совет Европы запустил информационную кампанию под названием «Каждый пятый» (One in five Сampaign), в которой утверждается, что «имеющиеся данные говорят о том, что около 1 из 5 детей в Европе являются жертвами какого-либо вида сексуального насилия. По оценкам в 70–80% случаев насильником являлся кто-то, кого ребенок знал и кому доверял».

То есть, не раскрывая статистических методов получения таких оценок, граждан пытаются убедить в том, что во-первых, в странах Европейского совета огромный уровень преступлений против несовершеннолетних (20% всех детей — не просто жертвы насилия, а жертвы сексуального насилия); во-вторых, подавляющая часть насильников принадлежат к ближайшему окружению детей. Исходя из этого делается два вывода: всех детей с младшего возраста надо охватить секспросветом, внушая ребенку, что для своей безопасности он должен при общении со своими близкими, воспитателями быть «начеку». Иными словами, используя взятые с потолка цифры ребенка развращают и лишают доверия к близким.

Как следствие — ребенка не только лишают права пребывать в детском неведении относительно того, что может нанести вред его психике, но и фокус борьбы с преступлениями на сексуальной почве против несовершеннолетних смещается фактически на родную семью, тогда как российская статистика говорит о том, что подавляющее количество насильственных преступлений против детей (в том числе, и на сексуальной почве) совершается чужими и незнакомыми для ребенка людьми. Так, по данным Следственного комитета, опубликованным в «Российской газете» за 29 сентября 2016 года, в 2015 году было совершено 10 942 преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, 690 из них — близкими к ребенку людьми.

То есть в реальности семья — самое безопасное для ребенка место, насилие приходит извне, однако ратифицировавшие Конвенцию страны обязаны бороться с преступлениями на сексуальной почве именно так, как указывает Совет Европы, — то есть, фокусируясь на семье.

В рабочем органе Лансаротской конвенции — Комитете Сторон по Конвенции («Комитет Сторон»), Россию представляет делегация, которую возглавляет директор Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Министерства образования и науки Евгений Сильянов, в составе делегации работают представители РУДН.

Введение секспросвета в школах вызывает сильное отторжение в российском обществе, поэтому встречи, посвященные анализу «имплементации» Лансаротской Конвенции, проводят, стараясь не привлекать лишнего внимания со стороны прессы или родительского сообщества.

В последние годы эти заседания проходят поздней осенью, так как в 2015 году Совет Европы решил, что 18 ноября будет считаться Днем защиты детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия. В этом году межведомственный семинар по опыту, состоянию и перспективам имплементации Конвенции прошел в РУДН 22 ноября.

Семинар открыл ректор РУДН, академик РАО, председатель ВАК Минобрнауки России Владимир Филиппов.

Он сообщил, что в РУДН обучаются студенты из 150 стран, которые «настроены» на международную проблематику, да и РУДН, в принципе, «заточен» на изучение международного опыта. Ректор поприветствовал участников семинара из различных регионов страны (Московской, Калужской, Ростовской областей, ХМАО, Республики Коми, Татарстана и др.) как людей, понимающих необходимость изучения международного опыта «на благо наших детей».

Важно только изучать международный опыт не как библию, а вкупе с результатами его применения, чтобы выяснить, какой опыт «на благо наших детей» лучше вовсе не применять.

Ректор обратил внимание на то, что события в России являются предметом пристального внимания международных комитетов. Отметив при этом, что эти международные организации всё с большим удовольствием принимают отчеты не от госорганов, а от НКО, которые дают им ту информацию, которая была им фактически заказана.

Филиппов считает, что Россия должна отстаивать в Комитете Сторон укрепление семейных ценностей, однако эти семейные ценности в мире оцениваются по-разному, поэтому среди представителей стран-членов комитета необходимо искать союзников, которые, как правило, когда приезжают в Россию и общаются в неформальной обстановке, становятся нашими друзьями.

В песне Владимира Высоцого «Марафон» рефреном повторяются слова: «Тоже мне — хорош друг, обошел меня на круг! А вчера все вокруг говорили: "Сэм — друг! Сэм — наш гвинейский друг!» Если все в неформальной обстановке такие друзья — почему не прекращается шельмование России за несуществующее притеснение ЛГБТ? Почему любимая тема на международных конференциях в ПАСЕ — мифические чеченские геи?

Ректор РУДН также заявил, что задача тех, кто внедряет Лансаротскую конвенцию — это «профилактика и недопущение», а также сообщил, что межведомственное взаимодействие на местах, особенно в сфере профилактики, курирует зампред правительства Ольга Голодец.

Затем выступил глава российской делегации в Комитете Сторон, директор Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Минобрнауки России Евгений Сильянов.

Сильянов заявил, что сильной стороной нашей делегации является хорошее знание английского языка, так как от того, как будет сформулирована рекомендация Совета Сторон, зависит очень многое, в частности — степень обязательности выполнения страной той или иной рекомендации.

Представитель Минобра заявил, что те страны, которые подписали конвенцию раньше, попали в «первую волну» мониторинга имплементации Конвенции, но скоро идет и «вторая волна», в которую попадает Россия.

По словам Сильянова, при анализе законодательства для Совета Европы важны конкретные примеры. Если конкретные примеры применения законодательства есть, то у экспертов отсутствуют к делегации дополнительные вопросы. Если же конкретных примеров нет, то эксперты делают вывод что национальное законодательство не полностью соответствует Конвенции и представитель страны вынужден оправдываться.

Интересно, мы подписали Конвенцию, чтобы побыть в роли ученика?

По словам представителя Минобра, в Комитете Сторон хорошая рабочая обстановка: России открыто не выказывают раздражение или недовольства, наоборот складывается такое впечатление, что нас многие страны поддерживают. Сильянов заверил, что во всех письмах российская делегация подчеркивает, что «мы стоим за традиционные ценности, чтобы в рекомендациях нашей стране не появлялись „различные формы семьи“ и так далее. РФ подписалась под конкретным документом, но не подписывалась под его извращенным истолкованием, и это имеет поддержку. Один раз возник вопрос по нетрадиционным вещам, мы один раз резко высказались, и это больше не возникало».

Заверив в приверженности к традиционным ценностям, которая для многих представителей власти уже стала «мантрой», не несущей в себе какого-либо содержания, Сильянов приступил к главному, к вопросу об «осторожном» просвещении детей, при этом он предупредил, что речь идет не о секспросвете, а о том, что «дети должны получать определенную информацию о том, как себя защитить».

Ну, давайте заменим слово «секспросвет» — «осторожным секспросветом» или «определенной информацией для детей». От этого секспросветом быть не перестанет.

Оказывается, Минобр совместно с РУДН готовит материалы по этому просвещению, но это будут не комиксы, а анимационные ролики, с помощью которых ребенку будет понятно, о чем идет речь. Перед распространением этих материалов обещал предварительно заручится поддержкой Минздрава, СК и других.

Основным выступлением стал доклад доктора филологических наук, профессора, заведующей кафедрой иностранных языков юридического института, члена делегации РФ в Комитете сторон по Лансаротской Конвенции Анастасии Атанбековой.

Член делегации подчеркнула важность правильного представления российской правоприменительной практики в международном контексте, так как в Комитете Сторон более 40 государств, каждое из которых заинтересовано в том, чтобы представить свою страну как можно лучше.

Атабекова остановилась на нескольких аспектах работы делегации по Лансаротской конвенции:

Во-первых, конвенция «уделяет большое внимание повышению осведомленности общества, образовательно-просветительской деятельности». При этом происходит расширение проблематики, сексуального насилия, появляются новые сферы ее рассмотрения.

В оправдание этого «большого внимания» Атабекова привела «данные Совета Европы», о которых мы писали выше, о том, что каждый 5-й ребенок является жертвой сексуального насилия со стороны своего ближайшего окружения.

Говоря иначе, «повысить осведомленность общества» — это значит довести до сведения широкой российской аудитории цифры Совета Европы, имеющие непонятное происхождение, чтобы под влиянием этих данных общество ужаснулось и согласилось с любыми предлагаемыми мерами. «Образовательно-просветительская деятельность» — это секспросвет.

Атабекова заявила, что решать задачу просвещения России придется и страна будет «деликатно двигаться» по пути информирования различных целевых аудиторий.

Профессор также рассказала, что в работе Комитета Сторон происходят постоянные попытки «динамически интерпретировать» текст конвенции (очевидно, для включения в конвенцию сверхновых веяний в области европейских ценностей). Поэтому российской делегации пришлось сделать специальное заявление, что Россия будет придерживаться текста конвенции.

Она сообщила о попытках Комитета Сторон вводить мониторинги по всё новым и новым вопросам. С введением каких-то мониторингов российская делегация соглашается, например, по теме защиты детей-беженцев от сексуального насилия в связи с европейским миграционным кризисом. А введение других вызывает у нее серьезную озабоченность, как, например, мониторинг «Защита детей от сексуальной эксплуатации и надругательства с помощью ИКТ» (информационно-коммуникационных технологий). Атабекова подчеркнула, что несмотря на то, что такая проблема существует и ее необходимо решать, мониторинг может послужить поводом для предъявления России «настоятельных требований» внести изменения в российское законодательство, что может противоречить национальным интересам страны.

Атабекова также рассказала о нарастающей тенденции привлекать несовершеннолетних в обсуждение вопросов, связанных с сексуальным насилием, что кажется ей неприемлемым. Профессор привела в пример одно из заседаний Комитета Сторон в Болгарии, на которое пригласили выступить «детей-ЛГБТ», вследствие чего российская делегация была вынуждена его покинуть.

Подтверждая свой тезис о новых сферах рассмотрения проблематики сексуального насилия, член делегации рассказала, что возникла новая тема, которая набирает обороты — сексуальное насилие против несовершеннолетних спортсменов.

Нужно ли гадать, в какой стране Совета Европы будет самый большой уровень такого насилия?

Атанбекова, в свою очередь, упомянула НКО, напомнив о том, что НКО бывают разные, и что информация, которая поступает от них в Совет Европы, тоже разная.

Заведующая кафедрой уголовного права, уголовного процесса и криминалистики РУДН, д-р юридических наук, профессор Людмила Букалерова заявила, что очень много проблем, которые поднимаются у нас, в том числе и в Общественной палате РФ, уже успешно решены за рубежом, поэтому Россия может пользоваться тем, что уже «апробировано» за рубежом и внедрять это в российское законодательство.

Букалерова предлагает внести в законодательство понятие «ближний круг», который необходимо расширить до любого родственника или обслуживающего ребенка лица. Туда же необходимо включить такую категорию как «сожитель». Принадлежность к «ближнему кругу» должно стать квалифицирующим признаком, как, например, в Турции, где такая принадлежность означает увеличение наказания на одну треть.

Завкафедрой считает необходимым ввести, как в других странах, ответственность юридических лиц за сексуальное насилие над детьми, если оно совершено в корыстных целях (порнография и т. д.). Над этим сейчас работает Следственный комитет. Букалерова считает, что формулировки для наших законов можно брать из законодательства Австрии, Португалии.

Практику и регламенты работы с несовершеннолетними жертвами преступлений можно заимствовать из регламентов Австрии, где несовершеннолетнюю жертву опрашивают лишь один раз, а потом используют аудио и видеозапись беседы. Необходимо также обязать СМИ, как это делается во многих странах, закрывать не только глаза на фотографии ребенка, но и все изображение, менять голос на аудиозаписи и не разглашать место проживания.

На предложения о прямом заимствовании западного опыта начальник отдела общеевропейского сотрудничества по правам человека Департамента по гуманитарному сотрудничеству и правам человека МИД Степан Кузьменков ответил, что изучать международный опыт безусловно надо, однако при этом следует опираться на отечественные организации, широкие слои населения, иначе эти заимствование заведут страну в «сомнительные неолиберальные концепции, которые не имеют поддержки среди нашего многонационального народа», заявил он.

Помощник заместителя председателя Следственного комитета России (СК) по особым поручениям, подполковник юстиции Юрий Немцов заявил, что Следственный комитет тоже занимается профилактикой (следователь выявляет условия и обстоятельства совершения преступления, а по итогам вносит представление об удалении причин, ведущих к преступлению), а также законотворчеством. СК — один из «локомотивов привлечения к ответственности юридических лиц», подчеркнул Немцов.

Рассказывая о законотворческой деятельности СК, его представитель упомянул принятый Республикой Саха (Якутия) закон об «ответственном родительстве»; внесение изменений в четыре закона Республики Карелия, которые касаются организации отдыха и мероприятий, а также подписанное с Минздравом Нижегородской области соглашение об информировании СК при обращениях по поводу нарушения половой неприкосновенности.

В России концепцию ответственного родительства продвигали НКО, связанные с Агентством по международному развитию США (USAID). По этой концепции у отсталых и некомпетентных родителей детей предполагалось отбирать. Какое отношение к этому одиозному проекту имеет Следственный комитет России?

Выступление старшего научного сотрудника ФГБУ «ИМИЦПН им. В. П. Сербского» Минздрава России Максима Каменскова касалось, в основном, узкоспециальной темы современного состояния сексолого-психиатрической экспертизы по половым преступлениям.

Тем не менее в его выступлении хотелось бы отметить следующее.

Во-первых, ученый сообщил, что количество преступлений на сексуальной почве против несовершеннолетних в мире растет. Количество таких преступлений на треть выросло в Канаде и США.

Как же так? Почему при наличии секспросвета количество преступлений растет, когда секспросвет придуман для их предотвращения?

На самом деле здесь нет противоречия. Не так давно британский журнал «Экономика здравоохранения» напечатал результаты исследования, которое показало, что когда в государственных школах проходили уроки секспросвета и раздавались презервативы, Великобритания занимала первые места в Европе среди подростковых беременностей. Однако, когда с наступлением кризиса 2008 года муниципалитеты перестали финансировать уроки секспросвета из бюджета, то с 2009 по 2014 годы показатели подростковой беременности упали на 42,6%.

Ученый обратил внимание на высокую рецидивность сексуальных преступлений. Он сообщил, что ему доводилось работать с лицами, совершившими около 3 тыс. (!) эпизодов.

Но вместо того, чтобы предотвращать рецидивы преступлений со стороны педофилов, мы будем развращать младшеклассников в угоду Совету Европы.

Очевидно, что в описанных условиях российской делегации крайне трудно лавировать. Традиционные ценности и требования Конвенции — две вещи несовместные. Зачем российская делегация плачет, колется, но продолжает грызть этот европейский кактус? Может быть, потому, что статус и командировки скрашивают этот неприятный процесс?

Продвигать традиционные ценности в мир в таких условиях, когда западные международные организации принимают решения на основе отчетов НКО, которые Запад и финансирует, немыслимо, при всем желании российской делегации. Можно одно — отступать с боями. Вот «лансаротцы» и предлагают, ссылаясь на информкампанию Совета Европы о «каждом пятом», «деликатно и осторожно» заниматься секспросветом, а также продолжать то, чем ряд российских законодателей занимались долгие годы: вставлять в наше законодательство переводные куски из законов и регламентов других стран.

Но бои дошли до той черты, за которую отступать уже нельзя. Ребенок имеет право пребывать в невинности, имеет право на то, чтобы взрослые оградили его от неподходящей ему по возрасту информации и занимались бы тем, чтобы виновные в преступлениях против детей не имели возможности их повторить.