logo
  1. Политическая война
  2. Выборы в Мосгордуму - 2019
Аналитика,
В скандале вокруг регистрации кандидатов на выборы в Мосгордуму действия чиновников настолько непоследовательны, противоречивы и двусмысленны, что возникает подозрение об умышленной раскачке протестов

В столице пахнет «болотом»

Митинг оппозиции в Москве 20 июня 2019 годаМитинг оппозиции в Москве 20 июня 2019 года
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

В прошедшую субботу, 20 июля, на митинг оппозиции на площади Сахарова в Москве вышло около 20 тыс. человек. Для сытой и сонной столицы это, как ни странно, много. А если учесть, что сейчас идет сезон отпусков, то очень много.

Такого не ожидал никто. Непредвиденная политическая активность москвичей озадачила и представителей несистемной оппозиции, и городские власти. Тем более, что повод, по большому счету, был ничтожен: ряду представителей оппозиции отказали в регистрации в качестве кандидатов в депутаты Мосгордумы из-за претензий избиркомов к качеству и оформлению подписей для прохождения «муниципального фильтра».

Однако, с тех пор, как в 2013 году оппозиционера Алексея Навального, проходящего сразу по двум уголовным делам, зарегистрировали кандидатом в мэры Москвы при помощи той самой «Единой России», против которой он так несгибаемо боролся, у москвичей, кажется, не должно было остаться иллюзий относительно законности и честности проведения столичных выборов. Даже самые наивные в политическом смысле люди после этой истории поняли: «кандидатить» будут любого, кого скажут. А если нет, то нет. Вопрос о принципиальности и неподкупности несистемной оппозиции после этого случая отпал сам собой. Ответ был очевиден.

Но оказалось, что «превышение в подписных листах доли бракованных подписей над разрешенной законом», не выглядит убедительным доводом в глазах избирателей, которые уже давно не верят никому и ничему. А уж претензии к неправильно оформленным платежкам на подписные листы даже для аполитичной, увлеченной потребительством Москвы, оказались перебором по части цинизма. Некоторые жители столицы, несмотря на лето, выходные и ждущие на природе шашлыки, вышли на площадь митинговать.

Людей вышло много. В столице явно пахнуло «болотным» запахом. Опьяненная им оппозиция заметно оживилась, вдохновилась и начала призывать всех участвовать в дальнейших протестах. А властные структуры наконец сообразили, что им, волей-неволей, придется на всё это реагировать.

Тут мэр Собянин, при котором «так похорошела Москва», ожидаемо исчез из новостной повестки, в очередной раз демонстрируя, что, возможно, он и администратор, но точно не публичный политик. На передний план пришлось выйти федеральным чиновникам.

Во вторник, 23 июля, состоялась встреча 14 несостоявшихся кандидатов в депутаты Мосгордумы от оппозиции с главой ЦИК Эллой Памфиловой. Разговор, который транслировался в режиме онлайн в различных каналах YouTube, длился около четырех часов. По продолжительности он переплюнул прямые линии нашего президента, и лишь немного уступил им по популярности.

Самое удивительное, что в сложившейся напряженной ситуации разговор вышел вполне конструктивным. Памфилова не прогнулась под требования оппозиции, но показала свою готовность и к разговору, и к договоренностям. Часть оппозиции, в виде отца и сына Гудковых, Ильи Яшина и других, также демонстрировала, что готова договариваться. А вот более радикальные птенцы гнезда Навального умудрились выставить себя склочными, но слабыми и беззубыми оппонентами серьезных бюрократических зубров, взращенных еще в советское время.

Читайте также: Памфилову огорчил один момент на встрече с кандидатами в Мосгордуму

Казалось бы, на этом можно поставить точку в скандалах вокруг московских выборов: часть апелляций будет удовлетворена, часть завернута, оппозиция еще немного дежурно покричит на улицах и все войдет в относительно предсказуемое русло. Тогда процесс и результаты выборов становятся неинтересны не только для избирателя, но и для самих кандидатов. Ибо все уже расписано заранее.

Однако не тут-то было.

Первой ласточкой стало предупреждение столичной полиции о том, что акция 27 июля, которую оппозиционные силы наметили провести еще в прошедшую субботу, незаконна, и она (столичная полиция) не отвечает за личную безопасность граждан, которые решат принять в ней участие. Предупреждение было опубликовано еще 23-го, во вторник, когда команда отвергнутых выдвиженцев сидела за одним столом с Памфиловой. Поэтому сначала на него не обратили внимания. Как оказалось, зря.

Следующий день начался с утреннего ареста известного блоггер-оппозиционера Навального. Его обвинили в «призывах к несогласованной акции по допуску независимых кандидатов», и быстренько определили на 30 суток административного ареста за повторное «нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». За ним последовали другие.

После полудня среды появилось официальное сообщение Следственного комитета (СК) о возбуждении уголовного дела по ст. 141 УК РФ («воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий») в связи с несанкционированным митингом 14 июля, который проходил около Мосизбиркома. Как воскресный митинг мог мешать работе закрытого на выходные учреждения, не очень понятно, но, похоже, представителей СК это не смутило.

В сети и по телеграм-каналам поползла информация, что субботний митинг 27 июля перед мэрией будут «мочить». Возможно, даже из водометов.

А вечером стало известно, что одна часть оппозиционных лидеров удостоилась чести проведения у них обысков, а другая — срочного вызова на допросы. Пока в качестве свидетелей.

Итогом дня 24 июля стало: пятеро оппозиционеров (Алексей Навальный, Марк Гальперин, Константин Котов, Александр Арчагов, Олег Степанов) получили административный арест от 8 до 30 суток, у четверых (Дмитрия Гудкова, Ивана Жданова, Александра Соловьева, Николая Баландина) был проведен обыск, несколько получили повестки на допрос, включая Дмитрия Гудкова, Юлию Галямину, Любовь Соболь, Елену Русакову.

Собянин дежурно сделал вид, что «в Багдаде все спокойно». Жириновский и Зюганов привычно запели «В Москве майдану не бывать!». И тем самым лишь подтолкнули к мысли, что, судя по всему, именно к этому сценарию и пытаются подталкивать ситуацию в столице. Способность же партий КПРФ и ЛДПР на гражданском уровне противостоять майдану, пожалуй, уже давно ни у кого не вызывает сомнений.

Столица приготовилась к тому, что властные структуры выбрали жесткий вариант подавления протеста горожан.

Однако к середине четверга, 25 июля, ветер опять поменялся.

Известная своим безошибочным политическим нюхом Валентина Матвиенко неожиданно заявила, что среди недопущенных до кандидатского статуса выдвиженцев наверняка «есть люди, которые несправедливо не зарегистрированы».

Глава ЦИК Памфилова прокомментировала открытое в среду Следственным комитетом уголовное дело словами: «Я надеюсь, что Мосгоризбирком такие жалобы не подавал». И тем самым подвесила в воздухе правомочность действий столичного Следкома.

Налицо классическая раскачка протестных настроений, когда властный субъект начинает действовать как человек в состоянии острого приступа шизофрении.

Двусмысленность и непоследовательность позиций чиновничества различных рангов, противоречивые шаги по локализации протестов, несогласованность действий властей вряд ли следствие глупости и непрофессионализма исполнителей. Нельзя забывать, как четко и отлаженно отрабатывала вся государственная машина задачу по предотвращению массовых выступлений граждан после объявления о пенсионной реформе. А повод был куда более существенный, чем выборы в Мосгордуму! Нынешние же действия властей заставляют предположить о целенаправленном нагнетании, и без того разогретого, народного недовольства.

Читайте также: В две руки. Оппозиция и мэрия Москвы готовят к осени социальный взрыв

Сможет ли центральная власть остановить реализацию такого замысла без применения грубой силы? Это вопрос. Тем более, что после принятой пенсионной реформы, надеяться на новую Поклонную уже не приходится.