1. Экономическая война
  2. Поставки газа в Европу
Геннадий Барсуков / ИА Красная Весна /
Сложно представить, что инициатором конфликта по газу станет «Газпром». Гораздо вероятнее, что от новых контрактов с ним откажутся именно европейские покупатели

Повторится ли в ЕС газовый кризис 2009 года?

Изображение: Валентин Серов. Похищение Европы. 1910

Проблема снабжения ЕС газом остро стоит с сентября, хотя биржевые цены на газ росли почти весь 2021 год. На цены глобально влияет постпандемийное восстановление экономики в мире, а также уклон развитых стран в стремительную декарбонизацию, которая зачастую приводит к сложностям для их экономик в краткосрочной перспективе.

ИА Красная Весна ранее уже писало о том, как разворачивалась эпопея с ценами на газ на голландской бирже, когда цена за тысячу кубометров газа превысила $1,9 тыс. Затем она начала снижаться с уровня заоблачных для европейского рынка цен до просто очень высоких.

В начале декабря цены на январские фьючерсы держались на стабильно высоком уровне ($1 тыс. — $1,3 тыс. за тысячу кубометров), но с середины месяца они пошли вверх и 21 декабря превысили $2 тыс. за тысячу кубометров. После этого цены стали резко снижаться до ставших уже привычными $1,06-1,1 тыс. за тысячу кубометров.

Все эти скачки на рынке были вызваны не реальной ситуацией нехватки газа, а спецификой принятой в ЕС политики «прозрачных» закупок газа по спотовым ценам на бирже.

Несколько стран, в их числе ФРГ, покупали у «Газпрома» газ по ценам в несколько раз ниже, чем они были на рынке. Поэтому основные проблемы возникли у ярых противников заключения прямых контрактов с «Газпромом», а не у всего ЕС.

Помимо столкновения глобальных факторов — курса развитых экономик мира на декарбонизацию с избыточной опорой на «зеленые» источники энергии, с потребностями их собственных производств, которым не хватает энергии здесь и сейчас, — на непростую рыночную ситуацию в Европе влияют и чисто региональные проблемы.

Прежде всего, это доля участия России в снабжении ЕС голубым топливом и положение Украины как страны-транзитера, которое уже сыграло с содружеством злую шутку в 2008–2009 годах.

Напомним, 12 лет назад основной кризис снабжения Европы газом, вызванный экономическим конфликтом России и Украины, пришелся на Новый год и разгар отопительного сезона. И это заставляет задуматься: не будет ли повторения ситуации на рубеже 2021 и 2022 годов, особенно с учетом гораздо более худших отношений между Россией и Украиной?

По крайней мере, пока нет «Северного потока — 2», с точки зрения объективных возможностей импорта трубного газа в ЕС ситуация такая же, как в первом десятилетии нашего века. С той лишь разницей, что Украина получила возможность физически получать газ из Европы.

Газовый конфликт между Россией и Украиной в 2008–2009 годах

Во время правления президента Виктора Ющенко у Украины возник долг перед Россией в размере $2,4 миллиарда, ответственность за который он возложил на тогдашнего премьер-министра Юлию Тимошенко. Та, в свою очередь, заявила, что долг в два раза меньше — $1,3 миллиарда. И несет его компания-посредник «РосУкрЭнерго», а не украинское государство.

Акционерами «РосУкрЭнерго» были «Газпром» и организация, принадлежавшая украинским бизнесменам Дмитрию Фирташу и Ивану Фурсину. Еще в ходе переговоров между премьер-министрами России и Украины (главой правительства России тогда был Владимир Путин) президент РФ Дмитрий Медведев поручил «Газпрому» взыскать долг с украинской стороны. Что не было сделано.

Более того, 30 декабря 2008 года Ющенко подлил масла в огонь, запретив государственному «Нафтогазу» подписывать с Россией договор о новой цене в $235 за тысячу кубометров, о которых договорились главы правительств.

Тут уже президент РФ Дмитрий Медведев 31 декабря потребовал от Украины вернуть долг, а также выставил Украине условие о повышении цены на газ почти в два раза от оговоренной ранее ($450 за тысячу кубометров вместо $235). Другими словами, речь шла о переводе Украины на цену газа для ЕС за вычетом стоимости транзита.

В итоге 1 января поставки газа для Украины прекратились. 5 января сократились поставки газа для европейских стран, а 7 января весь транзит через Украину был остановлен.

Кризис завершился устранением фирмы-посредника из экономических взаимоотношений между государственными «Нафтогазом» и «Газпромом», как того требовала Юлия Тимошенко и что поддержал Владимир Путин.

Украина подписалась под ценой за газ в $232 за тысячу кубометров, что примерно совпадало с теми ценами, которые страны согласовали до демарша Ющенко, и 20 января транзит был полностью восстановлен.

Евросоюз тогда задумался о поисках альтернативных поставок газа. Ему даже удалось несколько сократить относительное участие «Газпрома» в общей структуре закупки голубого топлива для ЕС, но не кардинально.

У сегодняшней ситуации помимо календарной близости есть несколько черт, повторяющих ситуацию 2009 года.

Что было с газом на Украине тогда и сейчас?

У Украины к отопительному сезону 2008/2009 года оставались запасы газа в подземных газовых хранилищах (ПХГ) в размере примерно 14 миллионов кубометров. Сейчас у нее с учетом разных оценок даже несколько больше — порядка 18 миллионов.

Как заявляют на Украине, этого достаточно, чтобы пережить отопительный сезон. Это правда, но только при условии, что зима будет мягкой. Но Украине пришлось израсходовать очень много газа уже в конце ноября, и это говорит о том, что если у Украины и есть какие-то излишки по отношению к 2008 году, то они очень легко могут быть нивелированы плохой погодой. До марта еще далеко.

Второй момент: в 2008 году Украине принадлежали запасы угля Донбасса, которых теперь нет. А нехватка угля может резко ухудшить ситуацию, даже если зима будет идеально мягкой.

Если верить специальному докладу СБУ, который она подготовила для правительства страны, с углем ситуация на Украине очень напряженная. И в этом смысле Украина находится даже в более плохом состоянии, чем была в 2008 году. А значит, и возможностей для давления на Москву у нее меньше — хотя бы потому, что Украине станет совсем тяжело буквально за несколько дней без поставок хоть каких-то энергоносителей.

В 2009 году острая фаза конфликта, когда поставки газа через Украину были полностью прекращены, заняла примерно 13 дней. Сколько суток на голодном пайке за счет отбираемого у Европы газа Украина продержится сейчас — не понятно.

В 2009 году Евросоюз сдержанно поддерживал Украину, несмотря на то, что в некоторых странах были серьезные проблемы из-за газового конфликта. Некоторые представители ЕС говорили о том, что для них прошедший газовый конфликт не повлиял на репутацию Украины как партнера. Другие заявляли о том, что не встанут ни на чью сторону в этом конфликте.

На этот раз поддержка со стороны ЕС будет, конечно, значительнее, по крайней мере на словах. Но неясно, хватит ли этого, чтобы спровоцировать Украину на какие-нибудь «шутки» с транзитом. И готов ли сам Евросоюз на длительные перебои с поставками.

Кому сейчас нужен газовый конфликт?

На данный момент у России есть очевидный экономический интерес в виде сертификации газопровода «Северный поток — 2», которая затягивается на фоне противоречивых оценок этой сертификации от главного бенефициара этого газопровода в ЕС — Германии.

Берлин постоянно оговаривает, что не будет предпринимать никаких действий, которые лишили бы Украину транзита российского газа, но подчеркивает, что «Газпром» выполняет обязательства и ведет себя как надежный партнер.

Объективно суровая зима и недостаток газа в европейских ПХГ подталкивают ФРГ к сертификации газопровода. Но пока не происходит чего-то сверхординарного и снабжение ЕС остается на приемлемом уровне, сертификацию можно и затянуть.

А вот ситуация конфликта между Украиной и Россией с перекрытием транзита почти сразу приведет к шквальному росту цен из-за нехватки голубого топлива. Осенью проблемы были не с физической нехваткой газа, а со спотовыми ценами на бирже, которые выросли на фоне медленных темпов накопления запасов ЕС и переориентации поставок американского СПГ в Азию. А вот конфликт между Украиной и Россией или между Белоруссией и ЕС действительно может быстро привести к ЕС к проблеме обогрева своего населения — запасов у ЕС не слишком много, а у Украины просто мало.

В 2008 году Россия резко отреагировала на поведение Виктора Ющенко, фактически срывавшего договоренности между странами, которые велись загодя на протяжении нескольких месяцев. Кризис возник из-за того, что часть украинской элиты застопорила подписание нового контракта в момент истечения старого.

Сейчас контракт с Украиной на транзит еще действует, но истек контракт между «Газпромом» и некоторыми заказчиками из ФРГ и Франции. 25 декабря официальный представитель «Газпрома» Сергей Куприянов в эфире телеканала «Россия 1» заявил, что ряд клиентов «Газпрома» из Европы, в частности из Франции и Германии, уже выбрали свои годовые контрактные объемы в 2021 году, поэтому больше не выставляют заявок на поставку газа.

То есть технически в период между заключениями новых контрактов действительно возможна угроза повторения чего-то подобного кризису 2009 года. Только теперь всё зависит от действий ЕС, а не Украины.

Сложно представить, что Россия будет раскачивать ситуацию именно сейчас, когда идет сертификация газопровода «Северный поток — 2». Но вполне возможно, что кто-то в ЕС решит затормозить подписание новых контрактов.

«Газпром» сейчас ведет себя формально правильно и максимально прозрачно — мол, если в Европе никто не заказывает новый газ, то и мы не бронируем транспортные мощности. Это, конечно, заставляет европейских партнеров нервничать и повторять мантры о газовом шантаже.

Собственно, скачок цен на бирже, во многом спекулятивный, произошел ровно 21 декабря, когда газ, по словам Куприянова, перестал поступать в ЕС, а пошел реверсом в Польшу и, возможно, на Украину.

То есть страны ЕС обогреваются закупленным ранее у «Газпрома» газом по контрактным ценам, а не по спотовым. А дальше придется либо идти на сотрудничество с «Газпромом», либо искать газ где-то еще. И если страны ЕС не будут заключать с «Газпромом» новых контрактов, то им придется весь газ покупать по текущим биржевым ценам. Это может стать невыполнимой задачей для членов ЕС с не слишком мощными экономиками.

Ситуация с реверсом газа на Украину тоже отчасти напоминает 2009 год, однако тогда отбор газа для Европы производился на территории Украины. А реверс полностью контролируют страны ЕС.

С реверсом газа есть и технические сложности — инженерам нужно организовать определенную разность давлений в начальном и конечном пунктах транспортировки, а это требует наличия определенного количества технического газа, причем в нужных точках газопровода.

Конечно, страны-транзитеры могут пользоваться «виртуальным реверсом», просто отбирая часть газа, предназначенного какой-то стране ЕС, но эти возможности резко ограничиваются, если общий объем газа, который идет в ЕС, снижается. Поэтому без дополнительных источников газа ЕС не сможет резко отказаться от российских поставок.

В целом сложно представить, что инициатором конфликта по газу станет «Газпром», который сильно рассчитывает на сертификацию «Северного потока — 2». Гораздо вероятнее, что от новых контрактов с ним откажутся именно европейские покупатели, руководствуясь уже показавшей себя в этом году британской логикой: что бы мы ни делали, а виноваты русские.

Но и этим условным «ненавистникам российского газа» в Европе нужно будет объяснить — какими другими источниками тепла они хотят обогреть собственное население?

Тут им могут помочь только США, если перенаправят свой СПГ из Азии в Европу и тем самым сдержат рост биржевых цен. Причем всю последнюю неделю так и происходит — 29 декабря стало шестым днем снижения цен на голубое топливо на фоне информации о скором прибытии танкеров с СПГ из США.

То есть теоретически благодаря США Евросоюз может получить энергоресурсы, которые могут позволить ей не покупать газ у «Газпрома» и не сертифицировать «Северный поток — 2». Но даже если американский СПГ физически заместит российский газ в структуре закупа топлива для ЕС, это всё равно будет дорогим удовольствием для европейской промышленности и населения.

Даже текущие цены вблизи $1000 за тысячу кубометров в пять раз превосходят среднегодовые цены на газ за пять лет. Так что если в ЕС и решатся на прямой газовый конфликт с Россией, как это было в 2009 году, то экономические потери для блока будут огромны.

Читайте также: Снова виноваты русские? С чем на самом деле связан газовый кризис в ЕС

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER