logo
  1. Концептуальная война
  2. Христианство и коммунизм
Аналитика,
Русский народ играл ключевую роль как в советском, так и в досоветском периоде истории России. Поэтому воинствующий антибольшевизм и антисоветизм естественным образом развиваются в антирусскость и начинают бороться с православием

Бандеровская власть атакует православную церковь. Но «виноваты» большевики

Почаевская Лавра. Бандеровское настоящее и советское прошлое УкраиныПочаевская Лавра. Бандеровское настоящее и советское прошлое Украины
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Раскол между братскими украинским и русским народами яростно оформляется на Украине на государственном уровне.

Естественным продолжением процесса уничтожения на Украине русского наследия советского периода после принятия в 2015 году закона о декоммунизации стал набирающий силу процесс устранения русского наследия имперского периода. Идея сноса в Киеве памятника Суворову — лишь небольшой штрих в этой картине. Основная же атака направлена на православие, то есть каноническую Украинскую православную церковь (УПЦ).

Ключевым событием в этом процессе стал так называемый «Объединительный собор», оформивший 15 декабря новую религиозную структуру под контролем Константинопольского патриархата, идеологически лояльную действующей киевской власти, а, потому, с православием не совместимую.

В контексте происходящего проявилась еще одна мастерски проводимая линия раскола в постсоветском обществе по линии коммунизм-большевизм и православие на примере заявления братии Свято-Успенской Почаевской Лавры в связи с давлением со стороны украинских властей.

24 ноября братия Лавры опубликовала на своем сайте обращение, в котором заявила, что украинская власть использует «коммунистические» методы борьбы c церковью, провела параллель между современными украинскими партийными лидерами и большевистскими лидерами, отметив деятельность Троцкого. Таким образом братия фактически воспроизвела тезис концепта «двух тоталитаризмов», уравнивающий коммунизм и фашизм, который был сконструирован Западом для идеологической борьбы с коммунизмом и СССР, а сегодня используется украинскими властями для борьбы с советским наследием.

С одной стороны, братия, сохраняя верность матери-церкви, оказывается под ударом украинских властей, опирающихся на бандеровскую фашистскую идеологию. С другой, вместо того, чтобы назвать фашистов фашистами, она говорит «как коммунисты», и, воспроизводя ложный тезис о равенстве этих идеологий, оказывается на одной стороне с ведущей антироссийскую кампанию украинской властью.

А с фашистами нельзя быть на одной стороне и сохранять нейтралитет. Они рано или поздно приходят и ставят перед выбором — «Или ты с нами, или ты против нас», что мы сейчас и наблюдаем в отношениях между канонической УПЦ и властями Украины.

Глупо отрицать противоречие между советской властью и православной церковью, которое отчасти основывалось на воинствующем атеизме, отчасти было исторически обусловлено жесткой спайкой церковных институтов с властными институтами Российской империи со времен отмены патриаршества Петром Первым. Это противоречие требует глубокого изучения и понимания для учета ошибок в нашем историческом опыте.

Признание же сторонами себя непогрешимыми, бросание из крайности в крайность, от воинствующего атеизма в воинствующий антисоветизм, ни к чему хорошему не приведет. Более того, оно и дальше позволит работать на раскол в обществе антикоммунистическому концепту «двух тоталитаризмов», который в конечном итоге оказывается антирусским, поскольку Советская Россия и русский народ были в XX веке ядром коммунистического движения.

Великие исторические свершения XX века кровно связали русский народ с коммунизмом, и любая атака на коммунизм сегодня в конечном итоге оборачивается атакой на русскость. А, следовательно, и на православие, центром которого с XV века является Россия.

К сожалению, в нашем обществе, в Русской православной церкви до сих пор отсутствует единое понимание этой проблемы, выливающееся в воинствующий антибольшевизм и антисоветизм, то есть в войну с самими собой.