Постепенно нацизм из «позора Германии» превращается в нейтральную «часть исторического прошлого»...

Берлинский синдром

9 мая мы отмечали День Победы советского народа в войне с величайшим злом в истории человечества — фашизмом.

Запад и наши либералы давно ведут тотальную пропаганду, целью которой является демонтаж Победы. И все черные мифы этой пропаганды вновь были озвучены ко Дню Победы.

Это, прежде всего, миф о «Пакте Молотова–Риббентропа», призванный уравнять как агрессоров СССР и гитлеровскую Германию, — миф, навязанный обществу в перестройку и уже сыгравший свою очевидную роль в развале СССР. Сегодня делаются настойчивые попытки перенести дату начала войны на 23 августа 1939 г. — день подписания советско-германского договора. Этот день объявлен Европарламентом «Днем памяти жертв сталинизма и нацизма». В реальности же, а не в пропаганде, договор отодвинул западные границы СССР, благодаря чему мы избежали быстрого и неминуемого поражения в войне. При этом аналогичные документы в то время были дипломатической нормой, отнюдь не СССР введенной. И коль скоро кому-то уж понадобилось изменять дату начала войны, то, казалось бы, прямая и очевидная логика требует признать таковой 30 сентября 1938 г. — когда премьер-министры Великобритании и Франции заключили с Гитлером Мюнхенское соглашение, отдавшее Чехословакию на растерзание Германии и Польши.

Однако логику современные наследники Геббельса подменяют многократными заклинаниями. И в ответ на сделанное министром иностранных дел России С. Лавровым заявление о непозволительности переписывания истории войны, 7 мая прозвучал наглый риторический вопрос Игоря Чубайса, брата наноинноватора и гигаприватизатора: «Дело в том, что историю переписывать, конечно, нельзя, но она у нас просто не написана … Война началась 22 июня или 17 сентября 39 года, когда советские войска вошли в Польшу?».

Еще один миф — о «взращивании СССР германской мощи». Эту тему особо активно разрабатывают американцы, в особенности Э. Эриксон (специалист по Солженицыну и издатель его писаний), сочинивший книгу «Взращивание германского орла: советская экономическая помощь нацистской Германии». Утверждается, что советско-германские торговые соглашения 1939–1941 гг. «взрастили» Гитлера. Это тоже ложь. Полученное от СССР зерно (плохое, кормовое!) и быстро расходуемое сырье (нефть, цветметаллы) немцев не спасли. СССР же получил от Германии жизненно необходимые образцы новейшей военной техники и промышленного оборудования, помогшие ему затем победить фашизм.

Еще одни миф — об «изнасилованных немках». Данный миф был рожден еще геббельсовской пропагандой. А в 1954 г. журналистка М. Хиллерс при поддержке писателя К. Марека (оба в свое время работали на пропаганду Третьего рейха) издала поклеп на советских солдат под названием «Женщина в Берлине». В том же 1992 г. две немецкие феминистки в результате ложных подсчетов довели цифру «изнасилованных» до 2 миллионов. Их поддержал историк Э. Бивор, построивший свою книгу на фальсификациях и поддельных ссылках. После чего западную прессу захлестнул вал лжи.

На самом деле, как хорошо известно историкам, насилие свободно осуществлялись как раз в американской и английской зонах оккупации. В советской же зоне до апреля 1945 г. действовали приказы на уровне фронтов, армий, отдельных частей, а затем с апреля 1945 г. и специальная директива Ставки Главнокомандования, согласно которым мародеры, насильники и «бессмысленные разрушители», которых было весьма ничтожное количество, карались судом «вплоть до расстрела».

Наконец, еще один миф — о «заваливании немцев трупами». Как причитал Н. Сванидзе 10 мая на «Эхе Москвы», «Постоянно снижаются цифры. Постоянно. Постоянно. Я помню, когда мы там бодались с Сергеем Кургиняном в этой программе … он все время снижал...». Но ведь не Кургинян же, а вполне либеральный историк В. Земсков рассказал прессе не далее чем за два дня до причитаний Сванидзе о подсчетах реальных советских военных потерь, составляющих 11,5 миллионов? Заодно Земсков объяснил, как манипуляторы изобретают фальшивую цифру военных потерь, доводя их до 27 миллионов. К примеру, занося в потери дважды тех, кто был призван полевыми военкоматами. Грубость этих манипуляций, казалось бы, ясна для любого вменяемого историка — но, понятно, не для пиарщиков указанных манипуляторов типа Сванидзе.

Однако сегодня все эти очерняющие мифы все больше вызывают обратную острую реакцию. Так, проведенный в апреле этого года компанией Research & Branding Group социологический опрос на Украине, показал, что, несмотря на многолетнюю тотальную пробандеровскую пропаганду, 82 % украинцев считают День Победы большим праздником.

В Прибалтике в этом году на 9 мая прошли стихийные массовые демонстрации. Бронзовый солдат на Военном кладбище Таллина, куда его сослало профашистское правительство Ансипа, и Памятник Освободителям в Риге буквально утопали в цветах.

Молодежь сопротивляется наглому очернению в российской прессе Великой Отечественной войны — как может. 9 мая группа хакеров под ироническим названием «Хомячки» заблокировала сайты «Эха Москвы», «Новой газеты», «Дождя», «Forbes» и «Московского комсомольца». Представитель группы заявил в интернете: «Сегодня — день Победы. И в этот день мы особенно хотим, чтобы память людей, отдавших свои жизни за нашу Родину, ничем не оскорблялась…»

Итак, очевидные «черные» мифы все больше отторгаются большей частью граждан. Но сегодня выдвинут еще один новый и весьма опасный тип мифа — миф о «хороших фашистах». К этому мифу наше общество не имеет иммунитета и, что наиболее опасно, отнюдь не всегда его распознает.

Немцы издавна романтизировали гибель под Сталинградом «несчастных, обмороженных страдальцев» 6-й армии Паулюса. Во время холодной войны, в 1950 г., в Германии были изданы «Последние письма из Сталинграда» — тенденциозная подборка писем весьма сомнительной достоверности. У нас они были опубликованы в 1990 г., в разгар перестройки. Подлинность этих писем вызывает глубочайшие сомнения у авторитетных немецких историков (таких, как Й. Эберт и др.). Во-первых, имена и данные авторов писем неизвестны. А версия анонимного издателя, согласно которой уничтожение имен и данных якобы было произведено на цензурном пункте почты вермахта — противоречит практике других цензурных пунктов, со скрупулезной немецкой точностью сохранявших такого рода информацию. Во-вторых, письма из сборника как на подбор проникнуты высоким духом, чем отличаются от других аналогичных писем немцев. В-третьих, их авторы явно владеют неким загадочным феноменом прозрения, будучи наперед твердо уверены в том, что битва под Сталинградом выльется в крах их жизни и гибель Третьего рейха. Ну и, в-четвертых, большинство авторов этих столь умиливших Германию писем... не одобряет нацизм. Каково?

А теперь о реальности. В подлинном письме с фронта в июле 1941 г. артиллерист Г. Гартманн гордо сообщал о том, что пехотинцы присвоили его подразделению имя «взвод палачей». Гартманн делился: «Четыре недели не видели ни одного неразрушенного города, почти нет людей, русских воспринимают как разновидность негров. Живешь, чтобы уничтожать».

Аналогичные картины воссоздают военные дневники, не говоря о позднейших интервью. Так, по воспоминаниям Д. Бирца, рядового дивизии генерала фон Зейдлиц-Курцбаха, «фюрер приказал стереть Сталинград с лица земли, и я видел, как наши самолеты бомбили не только заводы с вокзалами, но и школы, детские сады, поезда с беженцами».

Но, несмотря на явно достаточные знания о реальности, в 1993 г. на немецкие экраны вышел фильм «Сталинград», где солдаты вермахта были изображены натурально благородными романтиками.

В 2012 г. появилась песня «Сталинград» немецкой рок-группы Accept, в которой говорилось о двух бойцах, советском и нацистском: «Вот два солдата. Каждый погиб, Осознав, что больше — не враги».

Ну, а в нынешнем году на экраны в Германии вышел еще один, уже беспредельно наглый фильм «Наши отцы, наши матери». В фильме соединен миф о «хороших солдатах вермахта» с мифом о «плохих русских», а также прочих недочеловеках. «Хорошие солдаты вермахта» спасают еврейскую девочку из лап поляков. А русские — насильники и садисты — расстреливают госпиталь. То есть через 68 лет полюса добра и зла вполне однозначно поменялись местами!.. Немцы в фильме, правда, также иногда совершают жестокости. В связи с чем немецкий таблоид «Бильд» даже выразил сомнение: «Действительно ли немецкие солдаты были столь жестоки?». В целом же «Бильд» солидаризовался с версией фильма, заявив, что «в Восточной Европе антисемитизм был очень распространен», и «польские националисты в лице Армии Крайовы помогали нацистам убивать евреев». Возмущенное посольство Польши в Берлине направило в редакцию «Бильд» письмо протеста, свой протест послу Германии выразил и МИД России, но много ли от этих протестов толку? Фильм с восторгом встречен в немецком и мировом прокате.

Лидер Евросоюза Германия сегодня явно и недвусмысленно желает забыть о реальных жертвах войны. Накануне 9 мая «Аргументы и факты» опубликовали характерную беседу с В. Гессом, внуком заместителя Гитлера по НСДАП Р. Гесса: «А… сколько мирных жителей погибло в СССР?», — спросил внук Гесса. При ответе корреспондента «около 18 миллионов» Гесс «бледнеет»: «Неужели так много?!» … А затем «погружается в раздумья». «У нас редко об этом говорят, — вздыхает он. — Главная тема зверств нацистов — холокост». Решительно, «никто ничего не знает», даже человек с фамилией Гесс!

Нести свою вину в одиночку Германия больше твердо не желает. Недавно здесь прошел громкий процесс над бывшим надсмотрщиком концлагеря украинцем Иваном Демьянюком. Готовится процесс над поваром концлагеря литовцем Х. Липшисом... Как признал в интервью украинскому изданию немецкий историк из университета города Гиссен Н. Гуцул, процессы эти весьма показательны: «Немцам опостылело самим нести вину за войну. Хотят показать, что не только они были нацистами. Это способствует тому, что создают новые мифы о «коллаборационистах из Восточной Европы».

Еще одна новая тенденция — спонсирование Германией выставок о нацистах, на которых нейтрально и подробно представлен быт Третьего рейха: сапоги армии СС, пистолеты, продуктовые карточки и пр. По признанию немецкого историка С. Эрпель, «столь сильный интерес к нацистам, конечно, не нов, но вот что действительно является относительно новым явлением — это уровень официальной поддержки для таких выставок». Итак, постепенно нацизм из «позора Германии» превращается в нейтральную «часть исторического прошлого»…

При этом многие выставки строятся на сравнении немцев и русских — и никого в России это не смущает. Характерно высказывание Н. Мусиенко, замдиректора волгоградского музея «Сталинградская битва», по поводу одной такой выставки, посвященной Сталинградской битве и прошедшей в декабре прошлого года в Дрезденском военно-историческом музее: «Каждая страна имеет свой собственный взгляд на вещи. Но страдания, которые пережили два наши народа, на самом деле одинаковы». Нормально?

Нынче к 9 мая в Москве открылись еще две такие советско-немецкие выставки. Первая — «В годину суровых испытаний» в Музее современной истории России — демонстрирует, «насколько похожи были системы распределения продуктов и предметов первой необходимости двух противоборствующих сторон — СССР и нацистской Германии».

Вторая — «Сталинград» в Московском доме фотографии — представляет версии войны двух противников. При этом опять же никого не смущает, что фоном в выставочных залах звучат и советские песни «Темная ночь», «Синий платочек» — и фашистская «Лили Марлен».

Одновременно ноу-хау «русско-немецкого взгляда на войну» становится все более популярным, реализуясь и в жанре учебников (о чем мы уже рассказывали в газете), и в жанре мемуаров. Так, к нынешнему 9 мая в Москве прошла презентация книги «Одна война — две судьбы» российского и немецкого ветеранов войны В. Иванова и К. Куля. На презентации русский соавтор торжественно заявил: «Мы были противники в войне, но мы не были врагами»... Как вам?

Миф о «хороших нацистах», о том, что «русские и немцы равно жертвы войны» — чрезвычайно опасен. Известен так называемый Стокгольмский синдром — возникновение у заложников необъяснимой симпатии к террористам. Сегодня налицо попытка навязать миру, так сказать, Берлинский синдром — симпатию и сочувствие к фашистам.

Но эти попытки в России не пройдут. Низовое сопротивление возникло — и оно будет развиваться.

«Суть времени» уже выступила инициатором распространения по всей стране, в том числе в школах, «Писем с фронта». Из этих строк, запечатлевших голоса идущих на последний бой советских солдат, как нельзя лучше видна разница между советским солдатом, умиравшим за свою Родину, за свой дом и за счастье всего человечества, — и немецким насильником.

Ячейки «Сути времени» уже показывают во многих регионах советские фильмы о войне — хранящие, в отличие от современных фильмов, дух военной эпохи.

Но нужно делать больше. От создания «домов высокой культуры» в противовес «домам новой культуры» — где не будет на одной витрине омерзительного смешения образов советских воинов и фашистов — и до таких простых дел, как уход за рассеянными по России заброшенными памятниками павшим.

Потому что исполнить наш высший долг перед мертвыми и передать новому поколению наше отношение к Великой Отечественной войне, нашу способность различения добра и зла — не сможет сегодня никто, кроме нас самих.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER