logo
Статья
/ Юрий Носов
Судя по пристальному вниманию первых лиц государства к теме пробной остановки аналогового телевещания в Тверской области, можно представить насколько серьёзно и трепетно власти относятся к повсеместному введению цифрового телевидения. Его хотят внедрить как можно скорее, тем более, что сроки не раз отодвигались

Плюс цифровизация всей страны

Цифровизация телевиденияЦифровизация телевидения
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Российское телевещание ждёт грандиозное по своим масштабам событие. В январе 2019 года российское телевидение полностью откажется от аналогового вещания и окончательно перейдет к цифровому.

В двух словах, отличие одного от другого состоит в том, что теперь для получения телевизионного изображения и звука, они должны быть не только приняты, но и преобразованы с помощью специального устройства. Устройство может быть как отдельным, так и встроенным в сам телевизор. Плюсом тут является то, что с помощью такого подхода можно достичь более высокого качества вещания и увеличения числа телеканалов в том же частотном диапазоне. Минус тоже очевиден — нужна замена оборудования вещателей и абонентов.

Руководство Российской телевизионной и радиовещательной сети полно оптимизма: «Покрытие территории России цифровым эфирным вещанием превышает площадь поверхности Плутона. До конца года РТРС включит все передатчики второго мультиплекса, и все жители смогут смотреть 20 цифровых телеканалов», — заявил заместитель директора РТРС Виктор Пинчук.

Тем не менее, есть и сложности: «На конец 2018 года в России будет от 16,2 млн до 33,7 млн телевизоров (или 13,5–30,6% от всех используемых ТВ в стране), способных принимать только сигнал аналогового телевидения, следует из экспертных оценок, подготовленных по запросу Минпромторга», — сообщает РБК.

Мы видим, что вещательная сеть готова к окончательному переходу на телевидение нового поколения, а с абонентами может возникнуть некоторая трудность. Возникает вопрос: стоит ли игра свеч? Давайте попробуем в этом разобраться. Для начала посмотрим, что из себя представляет современная телевизионная аудитория.

Скриншот с сайта fom.ruСкриншот с сайта fom.ru

По данным опроса проведенного Фондом общественного мнения за сентябрь 2017 года, молодежь не очень склонна смотреть телевизор. Из приведенных данных нельзя понять, связано ли это с тем, что с возрастом возникает какой-то повышенный интерес к телевидению или это связано с чем-то другим. Но отчётливо виден разрыв по границе 30-летнего возраста.

Чтобы уточнить вопрос о причинах этого разрыва, обратимся к данным аудитории видеохостинга YouTube в России. По данным хостинга, которые приводит рекламное агентство «Аверт Медиа»: «Возрастные группы российской аудитории YouTube распределяются в таком процентном соотношении: 12-17 лет — 10%, 18-24 года — 18%, 25-34 лет — 28%, 35-44 года — 20%, 44-54 года — 15% и 55-56 лет — 9%». Агентство так же отмечает, что большую часть популярного контента создают TV-каналы, кинокомпании, музыкальные лейблы, спортивные организации и видеоблогеры.

То есть, среди пользователей интернета наблюдается определённый перекос в сторону молодых людей и лиц среднего возраста. У старшего поколения интернет-телевидение напротив не пользуется популярностью. Но предпочтения в видеопродукции судя по всему остаются приблизительно теми же. Разница не столько в том, что смотрят, а в том, какими средствами доставляется видеопродукция.

Особенно это было заметно на примере Чемпионата мира по футболу FIFA 2018 в России. Генеральный директор Mediascope Руслан Тагиев отмечает изменение привычек в медиапотреблении: «только 61% жителей крупных городов смотрели трансляции матчей по телевизору. Остальная часть зрителей наблюдала за игрой не только по ТВ, но и с помощью вторых экранов (компьютеров, ноутбуков, планшетов и смартфонов) — их доля в аудитории составила 21%. Еще 18% зрителей смотрели матчи исключительно на компьютерах и мобильных устройствах».

Медийное агентство Total View сообщает о разнонаправленном тренде: «С одной стороны, часть населения включает телевизор реже, чем прежде. С другой стороны, увеличивается продолжительность телепросмотра среди ежедневных телезрителей».

И так, по мере отказа молодых людей от просмотра телевидения (что уменьшает охват), растет средняя продолжительность просмотра. То есть, телевидению остаются преданы в основном те, кто чаще и больше смотрел телевизор. Учитывая указанные выше тенденции, можно сделать вывод, что большая любовь старшего поколения к телевидению вызвана не самим по себе возрастом, а именно привычкой поколения. Современная молодежь с возрастом не начнет смотреть телевизор больше, она отдаёт предпочтение новым формам получения контента.

Таким образом, можно предположить, что те самые 16 миллионов человек, о которых говорят эксперты, нанятые Минпромторгом, не просто окажутся неподготовленными к смене формата телевещания, но это с высокой долей вероятности именно люди пожилого возраста, которые при этом не склонны к тому, чтобы гнаться за современными веяниями и являются основными «фанатами» телевизора.

Проблема тут в том, что это пожилая аудитория, а следовательно — значительно менее защищенная и мобильная. В каком-то смысле, их и так всё устраивает в аналоговом телевидении. Может быть, они не против улучшения качества телевещания, но в целом им это не особенно требуется.

И как ни странно, эта основная категория потребителей телевидения окажется в ситуации наибольшего дискомфорта при столь стремительном отказе от аналогового вещания. Несмотря на то, что региональные власти готовятся к переходу в «цифру» достаточно основательно, на практике всё не так радужно.

Более чем 16 миллионам человек придётся идти и приобретать видеоприставку для того, чтобы их телевизор просто продолжил работать так же, как он работал раньше. Ведь старый телевизор не будет показывать лучше, даже несмотря на то, что сигнал это позволяет. Для получения преимущества в качестве изображения и звука нужны более современные телевизоры. Но они дороже телеприставки в несколько раз.

Для кого же тогда государство реализует данный проект? Ядро телевизионной аудитории не получит в связи с переходом в цифру каких-либо значимых преимуществ и напротив будет вынуждено раскошелиться. Даже несмотря на то, что предлагаются компенсации на затраты в связи с приобретением телеприставок, это всё же создаёт беспокойство для людей. Им нужно будет отправиться на поиски этих самых приставок, а затем выбивать компенсацию. Их ждут хлопоты на ровном месте.

Скриншот сайта fom.ruСкриншот сайта fom.ru

И это на фоне того, что интерес к телевидению в целом падает год от года. Те, кто хотел перейти на цифровое телевещание, уже давно это сделал с покупкой более современного телевизора, подключив кабельное или спутниковое телевидение. Молодежь же попросту перестает пользоваться телевизором, предпочитая интернет.

Таким образом, переход к цифровому телевидению по всей видимости вызван не желанием как-то улучшить жизнь людей, а желанием избавиться от одновременной поддержки двух стандартов телевещания. И делается это путём навязывания услуги по меньшей мере 16 миллионам человек (что примечательно, с высокой долей вероятности, наиболее социально уязвимым).

В очередной раз государство, в стремлении снизить издержки, делает это за счет наименее защищенных слоёв населения. А поскольку о неготовности огромного числа людей заявляют не какие-нибудь там независимые эксперты, а именно эксперты, нанятые государством в лице Минпромторга, то нельзя сказать, что государство этого не знает. Оно это ещё лучше знает, поскольку вся эта статистика и рейтинги ими изучается ещё более детально и скрупулёзно.

В этом смысле, от того, что у нас состоится окончательный переход на цифровое телевещание, радости как-то не чувствуется. С тем же успехом наше государство могло бы победно рапортовать о том, что оно покрыло не только территорию, площадь которой больше, чем площадь поверхности Плутона, но и сам Плутон. Вот только зачем оно это сделало?