logo
Статья
«Нам не нравится олимпийское фехтование. Мы не хотим им заниматься. Мы хотим по-другому»

Физкультура или спорт? Фехтование олимпийское и неолимпийское

Эмблема клуба Условно-прикладного фехтованияЭмблема клуба Условно-прикладного фехтования
© fecht.ru

Сегодня, когда говорят о развитии спорта на государственном уровне, чаще всего имеют в виду спорт высоких достижений. Но олимпиады и чемпионаты мира, даже если не принимать во внимание «допинговые скандалы» — далеко не для всех.

Собеседник нашего корреспондента, тренер по неолимпийскому (историческому) фехтованию, руководитель клуба «Условно-прикладное фехтование», соавтор книги «Единый язык фехтования», Александр Зелендинов считает, что значительно большее значение, чем подготовка олимпийцев, имеет повседневная работа с обычными гражданами, детьми и взрослыми в спортивных клубах. Ведь здоровье народа формируется не только и не столько спортом, сколько физкультурой, активным образом жизни.

КВ: Александр, вы — тренер по неолимпийскому фехтованию.Что такое неолимпийское фехтование и как оно возникло?

А. Зелендинов: Неолимпийское, оно же историческое, фехтование возникло в начале 90-х как результат взаимодействия немногочисленных энтузиастов фехтования, желавших понять, «как оно было в далекие времена», и многочисленных энтузиастов ролевых игр.

Денег не было, тренеров не было. Люди просто объединялись, и возникало движение. На базе домов культуры, кружков по интересам. В каких-нибудь парковых зонах собирались и просто начинали друг с другом фехтовать. Потом из них выкристаллизовывались тренеры. Кто-то куда-то ездил, общался, привозил опыт. Сейчас, когда есть интернет, с этим стало гораздо проще.

КВ: Распространено ли историческое фехтование в малых городах или это развлечение жителей мегаполисов?

А. Зелендинов: Да, распространено. Не в каждом, разумеется, но во многих.

1996 год, осень, фехтуем у крыльца библиотеки1996 год, осень, фехтуем у крыльца библиотеки
© fecht.ru

КВ: Можно ли сейчас взять и с нуля открыть клуб исторического фехтования?

А. Зелендинов: Да, можно. Конечно, если смотреть на самых продвинутых, у кого много денег и у кого хорошее снаряжение, оборудование, то ничего не получится. Можно просто брать и начинать заниматься. Есть те, кто в малых городах начинают с подручных материалов и достигают хороших результатов. С одной стороны, обилие информации в интернете в чем-то ограничивает свободу творчества. С другой стороны, можно начинать что-то делать, уже понимая, что ты делаешь. Количество клубов со временем растет. По всей стране речь идет о десятках тысяч занимающихся.

КВ: Кроме личной инициативы, что требуется для того, чтобы дети и взрослые шли заниматься?

А. Зелендинов: На муниципальном уровне вполне можно давать помещение, финансирование. Но это нужно делать аккуратно. Потому что это могут быть энтузиасты, а могут быть и люди, которые ищут место, где можно весело провести время. Если собираются люди, которые чего-то хотят, и муниципалитет даст место, то они скажут спасибо. Если он даст место ещё и для мастерской, то будет просто великолепно.

КВ: Сколь значима платность/бесплатность занятий для родителей и детей?

А. Зелендинов: Я веду две детские секции. Одну платную, другую бесплатную. Для бесплатной секции школа закупила снаряжение, инвентарь и платит мне как тренеру зарплату. Для тех, у кого денег нет — это сплошные плюсы. А у тех, у кого деньги есть, бесплатная секция требует гораздо меньше ответственности. Если ребенок знает, что родитель платит, тогда тут же растет посещаемость, ответственность подхода. В бесплатной секции есть те, кто занимается регулярно, а есть те, кто заходит, когда захочется, один-два раза в месяц. В результате получается, что секция ушла по программе дальше, а разгильдяй отстал и сбивает всех с плана занятий. В этом, собственно, минус бесплатных секций.

Занятия детской группы Занятия детской группы "Спортивный меч"
© fecht.ru

КВ: Клуб «Условно-прикладного фехтования» располагается в школе. А какие еще возможности есть, чтобы открыть подобный клуб?

А. Зелендинов: У меня с этой школой очень давние отношения. Я в ней учился, потом я в ней работал. И потом, когда я обратился с предложением об организации секции фехтования, то встретил понимание. С тем же успехом можно было обратиться не в школу, а в детский спортивный клуб, где разные секции, правда, там залы маленькие для нас. Для фехтования нужны большие залы. А если делать платную секцию, то ещё проще.

Тренировки взрослых проходят на улицеТренировки взрослых проходят на улице
© fecht.ru

КВ: Что вы можете сказать о положении отечественного спорта?

А. Зелендинов: Ничего. Спорт меня не интересует. Во-первых, это шоу-бизнес. Во-вторых, это продолжение войны другими средствами. Если смотреть на спорт как на шоу-бизнес, то это зарабатывание денег, и тогда надо анализировать с этой точки зрения. Если это продолжение политики другими средствами, то понятно, что хорошо, когда у нас сильные спортсмены, мы завоевали много медалей. Но меня как физкультурника всё это слабо интересует.

КВ: И даже за олимпиадой не следите?

А. Зелендинов: Нет. Я никогда за олимпиадой не следил. Могу глянуть на общий медальный зачет, но в целом спорт высоких достижений меня не очень интересует. Это свой мир. Я могу много сказать негативного про него.

Мне интересно, когда ко мне приходят взрослые или дети. Они чемпионами быть не могут. Но их можно чему-то научить, они тебе за это спасибо скажут. Это мне интересно.

Мне интересно, если из тех детей, которые у меня занимаются, хотя бы двое или трое будут продолжать этим заниматься и продолжат развивать мою систему. А большой спорт — увы. Большой спорт — «Быстрее, выше, сильнее» — это, в зависимости от вида спорта, 20, 25, 30 лет — и всё. Закат карьеры.

Фехтование, кстати, — это один из самых «возрастных» видов спорта. Там высшие достижения даже в возрасте за 30 могут быть. Потому что там значительная доля в мастерстве — техническом и тактическом. Но всё равно в возрасте после 35 скорость реакции начинает снижаться. Тактическое мастерство растет, но все равно более молодые, более скоростные будут побеждать. На этом карьера заканчивается. Попутно чемпионы потратили здоровье, не все, правда; а множество чемпионами не стали, потратив кучу сил, времени, денег, здоровья.

По мне лучше, чтобы как изначально в том же СССР было, когда по стране много клубов, все занимаются. Да, они не достигают вершин, но все что-то умеют. Вспомним, как парады физкультурников проводились. А потом погнались за международным престижем, и потеряли массовость.

КВ: Как современные нормы спорта высоких достижений влияют на фехтование?

А. Зелендинов: Если говорить о фехтовании, то это очень яркий пример. Каждое конкретное изменение правил было логичным, но в итоге вся дорога, которая состояла из благих намерений, привела к тому, что зрелищность пропала. Когда двое в белом с проводами за спиной быстро прыгают навстречу друг другу, быстро тыкают, потом одному очко назначают, нормальный человек не понимает, что происходит. Кроме тех, кто разбирается в фехтовании, обычному зрителю годов с 60-х, 70-х смотреть стало неинтересно. Стала теряться массовость, интерес к трансляциям. Из олимпийских видов пока не исключили, но разговоры на эту тему уже идут.

Для того, чтобы повысить зрелищность, нужно вернуться немного назад, где всё немного более реалистично. На мой взгляд, интересно, когда идут длинные связки, где видно, как бьют, защищаются. Где за этим можно уследить.

КВ: Но олимпийский спорт тоже в каком-то смысле считается любительским...

А. Зелендинов: Изначально олимпийское движение создано для любителей. Потом было разделение спорта на любительский и профессиональный. И профессионалов в олимпийский спорт не пускали. Сейчас весь олимпийский спорт стал профессиональным.

Показательные выступленияПоказательные выступления
© sword.ru

КВ: В какой момент произошло превращение?

А. Зелендинов: На протяжении 20-го века. По разным видам спорта в разные моменты. В том числе СССР приложил руку. Международный престиж требовал, чтобы наши выигрывали. Наши спортсмены формально числились где-то работающими, а на самом деле они не работали, а только тренировались. Потом они побеждали иностранных соперников. Тем становилось обидно, и они в свою очередь шли тем же путем. Эта гонка и привела к тому, что спорт подменил физкультуру.

На мой взгляд, необходимо разделение спорта и физкультуры. В слове «спорт» намешано сразу много смыслов. Получается каша, в которой ведущую роль играет соревновательная составляющая.

Богатыри на зимней военно-спортивной игреБогатыри на зимней военно-спортивной игре
© sword.ru

КВ: Вы считаете, надо разделить на клубном уровне? Вот это физкультурный клуб, а вот это спортивный. Так?

А. Зелендинов: Да. Так надо разделять, иначе получается та ситуация, которая есть.

Проблема в том, что люди не разделяют понятие физкультура и спорт. И они, с одной стороны, на словах за физкультуру: «Да, мы хотим, чтобы приходило много людей, они занимались, учились для себя. Нам не нравится олимпийское фехтование. Мы не хотим им заниматься. Мы хотим по-другому».

Но поскольку в голове спортивный шаблон всё равно есть, в результате само собой всё выходит на те же рельсы. Люди попадают в ту же колею и не могут из нее выбраться, потому что изначально этого разделения нет.

В каком-то смысле это связано с общественными взаимоотношениями. Потому что, если мы живем при капитализме, и конкурентность — это норма, то в любой деятельности должна быть эта конкурентность, соревнования — кто первый. И это естественный процесс получается.

Например, человек начинает заниматься плаванием для себя. Но если он чуть-чуть выше средних способностей, то тренер за него тут же хватается, начинает его тащить на соревнования, занимать места и так далее. Не успел оглянуться — и уже бегает по соревнованиям. А человеку, может быть, этого и не нужно.

Тренер на автомате начинает больше уделять внимания самым перспективным, которых будет отправлять на соревнования и меньше уделять внимания неперспективным. Те, кто сейчас занимаются, делятся на три категории:

1. Потенциальные чемпионы, которым надо уделять максимальное внимание;

2. Спарринг-партнеры для чемпионов

3. «Бесперспективная» масса занимающихся, за счет которых клуб существует. Либо это те, кто платит за тренировки, либо, если это бюджетное финансирование, это те, за кого платит бюджет. С ними тренер вынужден как-то заниматься, чтобы деньги были, но основное внимание чемпиону и нескольким людям, на которых чемпион тренируется.

Если же подходить к тренировкам как к физкультуре, то есть развивать всех, то каждому уделяется примерно равное внимание.

А если кто-то хочет углубленно освоить, то можно заниматься дополнительно. Понятно, что если ты занимаешься индивидуально с тренером, то будешь расти быстрее, и не важно, чемпион ты или аутсайдер. Сначала занимаешься дополнительно, потом занимаешься самостоятельно, потом сам становишься тренером.

Изначально массовый спорт был нужен для мобилизационной подготовки. Если шире — то для оздоровления народа. Когда спорт становится профессиональным, большей части людей нет смысла им заниматься, и вместо этого появляются фанаты. Самый наглядный пример — футбольные фанаты. Футбол их уже не интересует. 30 лет назад в каждом дворе в футбол играли. Сейчас в нашем районе только в одном месте играют. Зато футбольных фанатов очень много.

На тренировкеНа тренировке
© fecht.ru

КВ: Каковы перспективы фехтования как массовой физкультуры?

А. Зелендинов: Есть более массовые виды физкультуры. Есть менее массовые. Понятно, что фехтование — это не для всех, оно просто не всем интересно. Так же, как альпинизм. Невозможно, чтобы в каждом дворе занимались скалолазанием. В футбол можно в каждом дворе играть, скалолазанием — не получится. Но при этом в каждом районе или в каждом маленьком городе может быть клуб, в который ходят. Это массовость, но не всенародная.