logo
Статья
  1. Война с историей
  2. Великая Отечественная Война
Дело дошло до грубых фальсификаций исторических фактов. К 75-й годовщине Курской битвы немецкое издание Deutsche Welle («Немецкая волна») опубликовало статью с подзаголовком «Битва под Прохоровкой: кому досталась победа?»

О чем шумит «Немецкая волна» к 75-й годовщине Курской битвы

Война с историейВойна с историей
Сергей Кайсин © ИА Красная весна

В последнее время в западных СМИ все чаще стали появляться публикации на тему Второй мировой войны. Во многих из них авторы стараются принизить роль нашей страны в разгроме германского фашизма. На первый план ставят боевые действия наших союзников по антигитлеровской коалиции. Пытаются убедить своих читателей, что такие крупные сражения, как Сталинградская и Курская битва, являются не переломными, а второстепенными, и никакого влияния на исход войны не оказавшими. Замалчивается тот факт, что ряд европейских стран были захвачены Германией и предпочли капитулировать в течение от одного дня до двух месяцев. И только Советский Союз в течение долгих 1 418 дней и ночей не только смог выстоять, но и внести решающий вклад в разгром фашисткой Германии. В переведенных на русский язык мемуарах немецких генералов и офицеров всю вину за проигрыш в войне они в большинстве случаев сваливают на русскую зиму, распутицу, плохие дороги и большие расстояния. Как будто не было массового героизма и самопожертвования советских солдат и офицеров с самого первого дня войны, начиная от обороны Брестской крепости, на захват которой немцы отводили несколько часов, а она продержалась почти месяц, и заканчивая штурмом Берлина. В разрушенном городе бойцы Красной армии фактически спасли мирное население от голодной смерти. Делились всем, что у них было и не дали умереть женщинам, старикам и детям. А ведь они прекрасно знали, как обращались солдаты и офицеры Вермахта на оккупированной территории с нашими гражданами. Из всех воюющих стран СССР понес самые большие потери — более 27 млн человек. Большая часть — это потери мирного населения. Эти факты старательно замалчивают. Всю вину возлагают на «бесноватого фюрера». Но кто тогда отдавал и выполнял приказы о массовых расстрелах наших мирных граждан, жег деревни, грабил? Об этом ни слова.

Дело дошло до грубых фальсификаций исторических фактов. К 75-й годовщине Курской битвы немецкое издание Deutsche Welle («Немецкая волна») опубликовало статью с подзаголовком «Битва под Прохоровкой: кому досталась победа?» В ней были представлены мнения только немецких историков, да и то не всех, кто занимается изучением Курской битвы. Маттиас Уль считает, что «в битве под Прохоровкой советские войска потерпели сокрушительное поражение. Однако их командование преподнесло итог сражения как победу и сообщило об этом в Москву. В свете окончательной победы Красной Армии в Курской битве это выглядело потом достаточно правдоподобно». По данным Карла-Хайнца Фризера: «в сражении участвовало 186 немецких и 672 советских танков. Красная Армия потеряла 235 машин, а немцы меньше десятка».

Приведенные данные являются весьма спорными, и это мягко сказано. Ведь в настоящее время историками изучено много архивных документов, как наших воинских частей, так и немецких, принимавших участие в Курской битве. Вероятно, проиграв войну, спустя много лет проигравшие пытаются переписать историю Второй мировой войны, как это уже делается в США и в подконтрольных им странах.

Обратимся к фактам. По каким-то причинам во многих публикациях занижается численный состав танков и САУ II-го танкового корпуса СС, наступавшего на Прохоровку. По данным архивных документов немецкого корпуса, хранящихся в Национальном архиве США — NARA, на вечер 11 июля 1943 г. в нем имелось 236 исправных танков. Штурмовых САУ StuG III и противотанковых САУ Marder III и Marder II — 101 шт. Кроме того, в боевых действиях в составе корпуса участвовали самоходные гаубицы Wespe, Hummel и Grille. От огня их 105 и 150 мм орудий было выведено из строя значительное количество наших танков и САУ. Об этом свидетельствуют документы наших воинских частей. По приведенным данным И. Небольсина в трех танковых дивизиях немецкого корпуса их было 73 шт. Итого получается как минимум 410 единиц бронетехники.

Современная историография расширила границы Прохоровского танкового сражения. 12 июля 1943 г. одновременно, с утра и до позднего вечера, ожесточенные и кровопролитные бои с применением большого количества бронетехники с обеих сторон разгорелись на участке фронта до 35 км и в радиусе 20 км от Прохоровки против двух немецких танковых корпусов, стремившихся овладеть станцией. С юго-запада наступление вел 2-й танковый корпус СС, а с юга 3-й танковый корпус армейской группы «Кемпф». Состав 3 танкового корпуса противника по разным оценкам историков насчитывал от 120 до 150 танков и САУ. Отражение наступления этого корпуса является составной частью Прохоровского танкового сражения. Таким образом, нашим частям 12 июля 1943 г. противостояло не менее 570 немецких танков и САУ.

Каков результат Прохоровского танкового сражения? 12 июля 1943 г. был сорван план немецкого командования по разгрому резервов Воронежского фронта. Прорвать третий оборонительный рубеж они не смогли. Захватить Прохоровку немцам не удалось ни 12 июля, ни в последующие дни. 17 июля 1943 г. начался отвод частей противника, а к 23 июля под натиском наших частей они заняли исходные позиции, с которых начали наступление в начале Курской битвы. По данным немецкого историка Й. Энгельмана на 13 июля 1943 г. во 2-м корпусе СС в строю оставались 131 танк и штурмовое орудие из 422, в 3-м танковом корпусе на 15 июля насчитывалось 69 танков и штурмовых орудий. У К. Хенрици несколько другие данные о наличии исправной техники на 13 июля во 2-м танковом корпусе СС — в строю осталось 157 танков и САУ и 11 трофейных Т-34. М. Коломиец и А. Томзов на основе анализа немецких документов пришли к выводу, что часть немецких танков и штурмовых орудий, получивших повреждения, была списана позднее — в августе. По данным председателя Российского военно-исторического общества М. Мягкова из 800 танков 12 июля 1943 г. советские войска потеряли 500 — 60 %. Немцы потеряли 300 танков из 400 — 75 %.

Да, наши части потеряли больше танков подбитыми и сожженными. Но главное на войне — люди. Готовность к самопожертвованию и воля к победе — вот, что определило судьбу нашей Родины. Именно они вели боевые машины по дорогам страны и Европы, освобождали Белгород и Орел, Киев и Минск, Вену и Бухарест и дошли до Берлина. Наши танки прошли победным маршем по улицам поверженного Берлина, а не немецкие по Красной площади. И это не вызывает сомнения ни у кого, но, по всей вероятности, не дает покоя многим.

Автор — научный сотрудник Государственного военно-исторического музея-заповедника «Прохоровское поле»