30
янв
2020
  1. Война с историей
  2. Взаимоотношения спецслужб
ИА Красная Весна /
Далеко не все рассекреченные документы любят упоминать в официальных изданиях, особенно предназначенных для широкой публики

Запад до сих пор хранит в архивах тайны о войне финской радиоразведки против СССР

Изображение: Сергей Анашкин © ИА Красная Весна
Финская радиоразведка
Финская радиоразведка
Финская радиоразведка

30 ноября 2019 года в центре внимания многих СМИ оказалась начавшаяся 80 лет назад советско-финская Зимняя война (1939–1940), продлившаяся 105 дней. Красная Армия победила и выполнила главную поставленную перед ней задачу — обеспечила необходимые для решения территориального вопроса условия.

При этом части РККА понесли большие потери. Так, к северу от Ладожского озера, в Карелии, несколько наших дивизий потерпели тяжелые поражения.

По мнению петербургского историка Вячеслава Никитина, ключевую роль в победах противника в Карелии сыграла финская радиоразведка. Именно этой спецслужбе будет посвящена его седьмая по счету книга. Автор ответил на вопросы корреспондента ИА Красная Весна и рассказал о результатах своего исследования истории финской радиоразведки.

ИА Красная Весна: Вячеслав Вячеславович, недавно Вы закончили исследование истории финской радиоразведки, которую Вы называете одной из наиболее эффективно работающих спецслужб в мире. По результатам проделанной работы Вы весной планируете издать книгу «Состязание с бурей. Финская радиоразведка против СССР». Расскажите, почему Вас заинтересовала эта тема?

Вячеслав Никитин: К теме я обратился совершенно случайно. Два года назад на одной из ежегодных научных конференций «Петербург и страны Северной Европы» меня заинтересовал доклад одного из выступавших. Известный питерский краевед Евгений Балашов мне сказал: «Тебе интересно? Займись, изучи этот вопрос».

Дело в том, что я по специальности радиотехник и много лет назад занимался созданием подобного рода радиоаппаратуры в интересах нашего государства. Я подумал: «Я немного в этом деле разбираюсь. Почему бы мне эту тему не разработать?»

Оказалось, что я пришел фактически в чистое поле, потому что законченных исследований в этой области у нас практически нет. В 2000 году в Петрозаводском университете была защищена диссертация «Специальные службы Финляндии и их разведывательная деятельность до начала Второй мировой войны». Ее защитил бывший работник Комитета госбезопасности Эйнар Петрович Лайдинен. Диссертация очень интересная, но она в значительной степени касалась агентурной деятельности.

Потом на базе этой диссертации Лайдинен и его научный руководитель Сергей Веригин издали книгу. В ней они касались вопросов радиоразведки, но весьма ограниченно. Было еще несколько статей на эту тему, которые были опубликованы в узковедомственных журналах, и которые практически неизвестны широкому читателю.

Я уже давно занимаюсь изучением боевых действий на Карельском перешейке. В журналах боевых действий финской армии я много раз сталкивался с тем, что планирование операций велось на основании данных радиоразведки.

Мне захотелось в этом во всём разобраться поподробнее и понять, что же из себя эта спецслужба представляла. Сначала я не собирался писать книгу, я просто начал изучать эту тему для себя.

Оказалось, что это огромный пласт очень интересной информации. И не только потому, что это история спецслужб, шпионская история, авантюрная, с какими-то неожиданными поворотами. Изучая историю финской радиоразведки, я узнал очень много интересных деталей об истории нашего государства, о том, что против Советского Союза существовал целый невидимый фронт в эфире, где, зачастую, объединялись самые непримиримые противники.

Когда этой информации скопилось достаточно много, мне захотелось познакомить с ней широкую публику. Так появилась идея написания этой книги.

ИА Красная Весна: Что представляла из себя ваша исследовательская работа?

Вячеслав Никитин: В Финляндии на эту тему выходило несколько книг, написанных профессионалами-историками. Самое простое было бы пересказать одну из этих книг своими словами, и этого, на первый взгляд, было бы достаточно. Но, изучая эти книжки, я понял, что о каких-то вещах авторы не договаривают, а о каких-то просто не рассказывают.

Историк всегда рассматривает то или иное событие под определенным углом. А история — наука общественная, и она всегда в себе содержит помимо познавательного еще и воспитательный аспект.

Историк всегда пишет по заказу того правительства, которое стоит у власти, с тем, чтобы воспитывать будущих граждан страны, молодое подрастающее поколение в правильном направлении. Естественно, в той же Финляндии при всех декларируемых свободах абсолютной свободы нет.

Это повлекло за собой необходимость обращения к первоисточникам. Я многократно бывал в финских архивах и убедился, что далеко не все рассекреченные документы любят упоминать в официальных изданиях, особенно предназначенных для широкой публики.

Финская разведка вообще, и радиоразведка в частности, взаимодействовала с целым рядом спецслужб различных государств. Пришлось изучить достаточно много материалов, хранящихся в архивах США, Великобритании, Польши, Эстонии. К счастью, сейчас есть возможность дистанционной работы в архивах, и это значительно помогло.

Конечно, пришлось взаимодействовать и с финскими историками. У меня сложились очень хорошие отношения с Карлом Геустом. Он мне очень помог, предоставил совершенно уникальные архивные данные. В первую очередь это касается личных карточек военнослужащих разведки, которые я вряд ли бы сам когда-либо получил.

ИА Красная Весна: Расскажите, с чего всё начиналось? Кто стоит у истоков создания финской радиоразведки? Какие цели перед радиоразведкой ставились? Какую информацию она собирала? Какие трудности были на начальном этапе работы финской радиоразведки? Каковы были ее первые значимые успехи?

Вячеслав Никитин: Как очень часто бывает в мире высоких технологий, а в начале XX века радиоразведка, безусловно, была одной из самых высоких технологий, успех в этой области связан с появлением одного энтузиаста. Все успехи финской радиоразведки связаны с именем одного человека — Рейно Халламаа.

Он с детства мечтал стать радиотелеграфистом, когда Финляндия еще была Великим княжеством в составе Российской империи. Он еще в школе изучил русский язык, затем окончил курсы телеграфистов и работал на железной дороге, работал в порту, заполняя грузовые декларации на русском языке. И таким образом он сочетал знание русского языка и всегда интересовался устройством радиоприемников.

Во время гражданской войны в Финляндии он примкнул к белому движению, был ранен. После гражданской войны он остался на военной службе и вместе с группой солдат был отправлен на остров Гогланд в конце 1919 года с целью ревизовать имеющееся там русское оборудование.

Изображение: (из личного архива В. Никитина)
Радиостанция русской императорской армии на острове Гогланд
Радиостанция русской императорской армии на острове Гогланд
ГогландостровенаармииимператорскойрусскойРадиостанция

Надо сказать, что Балтийский флот во время Первой мировой войны имел разветвленную сеть радиостанций и постов радиоперехвата. На острове Гогланд оказалась мощная радиостанция, и, восстановив ее, в порядке эксперимента солдаты стали слушать радиообмен кораблей Балтийского флота с Кронштадтом.

Один раз Халламаа повезло, потому что флотский радист дважды передал одну и ту же радиограмму, сначала открытым, а потом закрытым текстом. Сличив два текста, он понял, что в его руках оказался ключ к шифру.

Естественно, он доложил об этом по команде. Это произошло в начале 1920 года. Затем в течение долгих семи лет Халламаа убеждал руководство финской армии в том, что необходимо создать службу радиоразведки. А многие смотрели на него просто как на какого-то чудаковатого офицера, который заболел радиотехникой и считает, что она будет избавлением от всех бед.

Тем не менее, в 1927 году финский генштаб принял решение о создании службы радиоперехвата, и молодого лейтенанта Халламаа назначили руководителем вновь созданной службы. У него на тот момент не было ни кадров, ни оборудования.

Ну, а чтобы как-то ему помочь, из Германии были выписаны несколько специалистов, которые прочитали курс лекций, рассказали, как нужно организовывать дело, а потом пригласили самого Халламаа на учебу. Он отправился в длительную зарубежную командировку, кончил трехмесячные курсы криптоанализа в Германии.

После этого он посетил Австрию, где была сильная криптоаналитическая школа, посетил Польшу, которая славилась к тому времени умением взламывать советские шифры. Затем он посетил Италию, где удалось купить ряд оборудования. После этого он вернулся в Финляндию и начал постепенно развивать эту службу.

Изображение: (из личного архива В. Никитина)
Руководитель финской радиоразведки Рейно Халламаа. Фото 1920-х годов
Руководитель финской радиоразведки Рейно Халламаа. Фото 1920-х годов
годов1920-хФотоХалламаа.РейнорадиоразведкифинскойРуководитель

Удивительно, но до начала зимней войны противников у него было гораздо больше, чем сторонников. По иронии судьбы, самыми главными его противниками были тогдашний председатель госбанка Финляндии Ристо Рюти, который впоследствии занял пост президента страны, а также начальник генштаба Леннарт Эш и ряд других военачальников, которые считали новую спецслужбу ненужной игрушкой.

Самой большой проблемой на то время было выделение средств. Тем не менее за несколько лет, предшествующих началу Второй мировой войны, Халламаа удалось создать достаточно компактную службу, которая показала на деле свою эффективность и уже в конце 30-х годов смогла продемонстрировать первые значимые результаты радиоперехвата.

Надо сказать, что в предвоенные годы основной фокус был на трафике Балтийского флота, поскольку радиосвязь в Красной Армии мало использовалась. А вот наблюдение за кораблями Балтийского флота приносило ощутимые результаты, и уже в те годы сложилась школа по взлому советских воинских шифров.

Изображение: (из личного архива В. Никитина)
Подготовка финских радистов. Фото 1920-х годов
Подготовка финских радистов. Фото 1920-х годов
годов1920-хФоторадистов.финскихПодготовка

ИА Красная Весна: Каковы были союзники и партнеры у финской радиоразведки, да и в целом у спецслужб Финляндии, до Второй мировой войны? Как она с ними взаимодействовала?

Вячеслав Никитин: До начала Второй мировой войны ее главными партнерами были разведки стран (это касается и разведки вообще, так и радиоразведки в частности), которые образовались после 1917 года на территории бывшей Российской империи — Польша, Латвия и Эстония.

Первая важная конференция представителей спецслужб этих государств прошла в Хельсинки в 1925 году, и ее основной задачей был поиск форм и методов борьбы с коммунистическим влиянием в Европе. А в 1932 году состоялась еще одна крупная конференция высших должностных лиц Финляндии, Латвии, Эстонии и Польши.

Надо сказать, что уже в начале 30-х годов в этих странах был налажен регулярный обмен мнениями, регулярно проводились визиты представителей высшего командования и спецслужб друг к другу. Был налажен также и обмен криптоаналитической информацией по советским шифрам.

В 1937 году после интенсивных переговоров началось масштабное сотрудничество разведок Финляндии и Швеции именно в области радиоперехвата.

Шведы считали, что прямой военной угрозы Швеции нет, потому что шведский флот в середине 30-х годов был на Балтике самым мощным. Швеция не имела сухопутных границ ни с Германией, очагом войны, ни с Советским Союзом, который был страной с враждебной идеологией.

Шведы имели достаточно мощную армию. В какой-то момент оказалось, что они значительно отстали от финнов, которые опередили их в области радиоперехвата.

Шведы создали достаточно мощную оборонную промышленность. Швеция была реальным поставщиком вооружений во время советско-финляндской войны, а вот шведские криптоаналитики ездили в Финляндию учиться.

Во время Второй мировой войны главным объектом разведдеятельности Швеции стала Германия. Шведы очень боялись германского вторжения на свою территорию, и создали, наверно, самый мощный центр радиоперехвата в Европе, который был нацелен именно на Германию.

В 1938 году окончательно оформилось сотрудничество радиоразведок Германии и Финляндии. В 1938 году руководитель абвера (орган военной разведки и контрразведки Третьего рейха) адмирал Канарис провел несколько дней в обществе Рейно Халламаа и установил с ним дружеские отношения не только как официальное лицо, но и чисто на человеческом уровне. И в последующем он оказывал очень серьезную помощь финской разведке.

Надо сказать, что с Германией отношения складывались очень непросто. С одной стороны, Германия стояла у истоков финской спецслужбы, с другой стороны, в начале 30-х годов она взяла курс на сотрудничество с Советским Союзом, и финский генштаб практически прекратил с ней обмен разведывательной информацией.

Потом, перед Зимней войной, он был восстановлен. Во время Зимней войны Германия заняла подчеркнуто нейтральную позицию по отношению к советско-финскому конфликту, и обмен разведданными опять прекратился. А к моменту подготовки нападения на СССР Финляндия стала очень важным звеном в плане Барбаросса.

ИА Красная Весна: Вячеслав Вячеславович, спасибо за интересный рассказ! В следующий раз мы с Вами поговорим о деятельности финской радиоразведки во время Второй мировой войны.

Читайте также: Историк: в неудачах Красной Армии виновата эффективность финской радиоразведки

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER