24
июн
2020
  1. Война с историей
  2. 75-летие Победы
Евгений Найман / ИА Красная Весна /
Документы о секретных спецоперациях обнародовать нецелесообразно и даже опасно, но архивы надо открывать — чтобы каждый мог оценить добросовестность интерпретации тех событий историками

Те, кто наносит вред памяти о Победе, считают, что они неуязвимы. Интервью

Изображение: Студия военных художников имени М.Б. Грекова. Передача полкового знамени. 1970-е гг.

В Кургане помнят и чтут память о войне. Из Курганской области на фронт ушли более 220 тысяч человек, из них больше 117 тысяч не вернулось. Да и сама область была образована в военном 1943 году.

Даты 9 мая и 22 июня в Кургане всегда находят большой отклик в душах жителей Курганской области. В 2020 году, несмотря на отсутствие массовых мероприятий и карантинные меры, многие люди в эти дни пришли к Вечному огню, чтобы возложить цветы. И на салют — вопреки всем ограничениям — тогда вышли смотреть тысячи жителей Кургана.

Накануне парада Победы ИА Красная Весна побеседовало с доцентом, кандидатом исторических наук из Кургана Вячеславом Михайловичем Щуром.

ИА Красная Весна: Как Вы оцениваете решение провести парад Победы 24 июня?

 — Решение руководства страны о проведении парада Победы 24 июня я считаю правильным и обоснованным. Мы живем в мире знаков, символов и смыслов — и значение этого парада в годовщину Победы велико. Для меня это проявление уважения к ветеранам, живых из которых осталось уже очень мало, и дань памяти ушедшим участникам войны.

Я считаю, что решение о переносе проведения парада далось президенту Путину очень нелегко, ведь что ни сделай в этой ситуации — всё вызовет шквал критиканства, причем со стороны персонажей, которые не привыкли нести никакой ответственности не только за других людей, целые коллективы, но даже за себя лично.

ИА Красная Весна: Какие уличные или информационные акции Вы считаете необходимым провести 24 июня?

 — Если говорить об уличных мероприятиях, то, я считаю, что вполне достаточно, в сложившейся текущей ситуации, проведение парада Победы как в Москве, так и в наиболее крупных городах. Других уличных акций, особенно псевдооппозиции, любящей пропиариться по поводу и без оного, да еще и на грани нарушения закона и провокаций в духе попа Гапона, проводить нельзя. Ибо коронавирус.

Насчет информационных акций, я считаю, что государственные структуры организовывают много необходимых мероприятий. В этом деле важно тоже не переборщить, не перегнуть палку, чтобы не вызвать отторжение перебором государственных информационных акций.

Изображение: © ИА Красная Весна
У Вечного огня. День Победы. Курган. 2020 год
У Вечного огня. День Победы. Курган. 2020 год
год2020Курган.Победы.Деньогня.ВечногоУ

ИА Красная Весна: Не кажется ли Вам, что Россия нетвердо отстаивает правду о войне? Не так давно телеведущий Дмитрий Киселев, например, призвал увековечить память нацистского пособника генерала Краснова. На этом фоне стоит ли удивляться, что в Европе сносят памятник советскому маршалу? Что и как в этом отношении необходимо менять?

— Конечно, отдельные государственные мужи, поддерживаемые стоящими за их спинами элитными группировками, участвуют в информационных акциях, наносящих прямой вред памяти о Победе, как это было в случае с памятной доской Маннергейму, публичным покаянием отдельных властных группировок за мнимое убийство польских офицеров в Катыни, которое якобы совершили органы НКВД и т. п.

Причем эти государственные деятели уверены в своей неуязвимости, понимают, что какой бы информационно-идеологический вред они ни нанесли России своими действиями, это никак не ухудшит их должностного положения и статуса во властной иерархии.

И вот в этом случае должны подключаться общественные патриотические организации: проводить информационные акции, направленные на раскрытие правды об этих событиях, и указывать на тех представителей российской элиты, которые заняты пропагандой антироссийских ценностей и интересов.

То есть информационных акций должно быть больше, но подготовлены и озвучены они должны быть общественными организациями и даже частными лицами. Тогда они будут иметь серьезный кумулятивный эффект и смогут воздействовать на компрадорскую, глобалистскую часть российской элиты.

ИА Красная Весна: А что государство должно делать? Можно ли все отдать на откуп гражданскому обществу?

 — Со стороны государства я бы хотел увидеть большую открытость архивов. Понятно, что документы о секретных спецоперациях пока, возможно, обнародовать нецелесообразно и даже опасно. Но вот документы о пособниках врага, диверсантах (даже на Урале, за тысячу километров от фронта совершались диверсии), случаях предательства как индивидуального, так и коллективного (например, бандеровцев на Украине или прибалтийских фашистов), о дипломатическом фронте, о текущей рутинной работе руководителей страны (Сталина, Молотова, Берии, Кагановича и др.), о настроениях населения, как на оккупированной территории, так и в тылу, о методах организации промышленности следует рассекретить, обнародовать и активно изучать.

При этом, правда, возникнет проблема недобросовестной интерпретации информации из источников. Поэтому важна широкая доступность источников, чтобы люди могли сами, при необходимости, оценить добросовестность интерпретации событий тем или иным историком.

Также государственные структуры, например, Минкультуры, Минобрнауки не должны идейно и финансово поддерживать создание фильмов и спектаклей, искажающих общепринятый взгляд на войну. Они обязаны отказывать в присвоении ученых степеней и званий тем якобы ученым, которые оправдывают действия предателей и коллаборационистов, как это было в случае с защитой диссертации с «нетрадиционным» взглядом «историка» о деятельности генерала Власова.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER