logo
  1. Метафизическая война
  2. Судьба гуманизма в XXI столетии
ИА Красная Весна /
Если наши леваки на самом деле являются ответвлением международного левачества, и если это международное левачество на самом деле руководимо поклонниками тьмы, хаоса, равноденственной бури, — то есть предмет для серьезного разговора в рамках обсуждения судьбы гуманизма

Судьба гуманизма в XXI столетии

Андриес Сток. Ведьмы готовятся к шабашу. Ок. 1610
Андриес Сток. Ведьмы готовятся к шабашу. Ок. 1610

Совершив серьезную аналитическую ошибку, она же — принятие «ничтойности» наших леваков за их ничтожность, я был впоследствии побужден ходом реальных событий к тому, чтобы эту ошибку исправить. Исправляя ее, я довольно быстро обнаружил, что вопли леваков по поводу приверженности «Сути времени» к чему-то не вполне атеистическому, оно же — «красная духовность» и «красная метафизика», не являются нормальным отторжением всего неатеистического. Притом что такое отторжение для атеиста достаточно естественно.

То, что наши леваки кривляются на марксистско-коммунистический лад, то, что они на самом деле ненавидят Советский Союз и всё советское, а паче всего — всё сталинское, установить было нетрудно. Столь же нетрудно было установить и то, что эти леваки на самом деле являются даже не троцкистами, а стопроцентными анархистами. Этот несомненный факт одновременно объясняет и всеядность леваков, и их готовность притворяться, хоть бы и сталинистами. Потому что именно для анархистов такое притворство является частью естественной, хорошо разработанной политической стратегии.

Идя по анархистскому следу, мы быстро натолкнулись и на антисоветский анархизм эпохи существования СССР, и на то, что этот анархизм взращивал нынешних леваков.

Но мы натолкнулись и на другое. На явную связь этого анархизма с различного рода оккультными изысками. Тем самым обнаружилось нечто нетривиальное. Обнаружилось, что возмутительная неатеистичность «Сути времени», предельно возмущающая леваков, ничуть не мешает этим левакам заигрывать, например, с учением Алистера Кроули о равноденственной буре, с созданным Кроули орденом тамплиеров Востока (ОТО), с тем же оккультным нацистом Дугиным и его поклонниками.

Тем самым обнаружилось, что как минимум наиболее образованные (или наименее дикие) леваки на самом деле прекрасно понимают степень убогости так называемого научного атеизма. А также степень недопустимости приравнивания этого начетнического изобретения к настоящему марксизму. Понимая это, продвинутые леваки глубоко презирают нынешних совсем диких почитателей якобы канонического марксизма и готовы впаривать этим дикарям научный атеизм, для того чтобы порождать у них смятение по поводу идеологической чистоты таких своих конкурентов, как «Суть времени». Для себя же леваки берегут некий оккультизм, который может быть и кроулианским, и иным. В том числе и так называемым левым национал-социалистическим. При этом под левым национал-социализмом имеется в виду гитлеризм, исповедовавшийся Ремом, братьями Штрассерами и другими соратниками Гитлера, уничтоженными Гиммлером в пресловутую «ночь длинных ножей».

То, что тогда левые национал-социалисты не были уничтожены полностью, что к их числу относился, например, тот же Гесс, возглавлявший партийный аппарат НСДАП, что перелет Гесса в Англию повлиял только на судьбу самого Гесса, а вовсе не на кадровый состав партийного аппарата НСДАП и прежде всего разведки НСДАП, — нынешние неофашисты пытаются вывести за скобки. И предъявить до поры до времени тем, кто еще не готов восславить Гитлера, своих кумиров как жертв этого самого гитлеризма.

При этом очень быстро прославление Рема, Штрассера и других жертв гитлеризма оборачивается прославлением Гиммлера, по приказу которого уничтожались Рем и Штрассер. Этот спор неонацистов между собой носит очень условный характер. Нас его детали не интересуют. А вот то, что леваческий анархизм очень легко спаривается с разными вариантами неонацизма, для нас существенно. И тут, конечно, фокусы с прославлением Кроули имеют первостепенное значение.

Насколько масштабен каждый из таких фокусников — не важно. Неизмеримо важнее другое — то, что не только наши леваки, но и мировое леваческое движение, крохотным аппендиксом которого является наше отечественное левачество, является по сути своей анархо-неонацистским. И именно в этом смысле имеющим самую серьезную глобальную перспективу.

В сущности, именно наличие этой перспективы и побудило меня обсуждать судьбу гуманизма в XXI столетии. Породив в XX веке зловещий гитлеровский нацизм, некое метафизическое чрево ушло от ответственности за подобное порождение и проявило способность вынашивать новых гадов в XXI столетии.

Анархо-неонацизм — это именно такой гад.

Изучение отдельных молекул анархического неонацизма, анархического черного оккультизма имеет смысл только в одном случае: если эти молекулы и впрямь могут поведать нам что-то о том целом, в которое они входят. И одновременно дать дополнительные доказательства глубочайшей глумливости апелляций разного рода кроулианских и сходных с ними анархо-неонацистских сект к любому атеизму, в том числе и к так называемому научному атеизму.

Я вполне при этом могу поверить в то, что есть настоящие атеисты, вполне готовые относиться скептически ко всему неатеистическому. Но леваки к подобной настоящей атеистичности никакого отношения не имеют. Как не имеют к ней никакого отношения ни анархисты, очень склонные к почитанию хаоса, ни левые национал-социалисты, склонные к почитанию того же самого.

Если наши леваки на самом деле являются ответвлением международного левачества, и если это международное левачество на самом деле руководимо поклонниками тьмы, хаоса, равноденственной бури, — то есть предмет для серьезного разговора в рамках обсуждения судьбы гуманизма.

Но как вести такой разговор? Можно ли свести его к обсуждению ряда общих проблем? К сожалению, даже если эти общие проблемы обсуждались выдающимися философами, очень сильно повлиявшими на мировоззрение международного левачества, одних этих респектабельных апелляций мало. Нужны более приземленные и конкретные сведения, которые и должны быть объединены с респектабельной философской рефлексией на природу левачества. Чуть позже я осуществлю такую респектабельную рефлексию, возвращающую нас напрямую к уже затронутой невероятно важной теме «ничтойности».

Ханс Бальдунг. Ведьмы. 1510
Ханс Бальдунг. Ведьмы. 1510

А сейчас я в последний раз оскоромлюсь конкретикой. Недавно российская ФСБ воспрепятствовала возвращению в Россию известной левой международной активистки Карин Клеман. Будучи интересной по причине своей близости не только к нашим левакам, но и к таким антилевым исламистско-нацистским деятелям, как покойный Гейдар Джемаль, Карин Клеман исследовалась нами еще и по причине ее прочных связей с опять-таки далеко не левыми чеченскими террористами. Но наиболее примечательно даже не это. Как только оказалось, что Карин Клеман не может въехать в Россию, началась международная кампания в ее защиту. Стали собираться подписи в поддержку Карин Клеман.

Международный политикум очень привередлив в том, что касается деления на правых и левых: правые редко поддерживают левых. Тем более что никаких особых горестей с Карин Клеман не произошло. Ее не держат в застенках. Но даже если бы ее и держали в застенках, это еще не аргумент для правых и ультраправых, предполагающий автоматическую поддержку Карин Клеман. Автоматически поддерживают, причем особенно в случае отсутствия тюремных репрессий, только своих. Левые поддерживают левых, правые — правых.

Анализ ситуации с Карин Клеман показал, что она для правых отнюдь не является нерукопожатной фигурой, в защиту которой нельзя выступить. И это вновь возвращает нас и к проблеме работы в «Левом фронте» очень правого и уж никак не атеистического Гейдара Джемаля, и к другим сюжетам сходного типа, один из которых я все-таки подробно опишу напоследок.

Категорически настаиваю при этом на том, что тот персонаж, к рассмотрению которого я сейчас перейду, во-первых, не является политическим гигантом и, во-вторых, не является даже крупнейшим представителем нашего отечественного анархистского движения.

Но этот персонаж, во-первых, кондовый анархист. И, во-вторых, ярчайший представитель антиатеистического анархизма, что вовсе не мешает ему входить в анархистское движение на протяжении весьма длительного срока. Поэтому имеет смысл, оговорив всё это, все-таки заняться этим персонажем, заранее запланировав построение мостов между подобной конкретной микроскопичностью и тем, что я называю высоколобым и масштабным философским обоснованием уже подробно обсужденной мной ничтойности.

Перед тем как к этому перейти, я обсужу некоего Илью Романова, калибр которого мной оговорен выше. Прискорбность нынешнего физического состояния данного лица никак не может быть препятствием для этого обсуждения, ибо обсуждается идеология и даже нечто большее, а также историческая подоплека. Только это — и более ничего. Но и этого, как мы убедимся, достаточно.

Известный нижегородский анархист Илья Эдуардович Романов родился 3 июля 1967 года в городе Горьком (с 1990 года город называется Нижним Новгородом).

Его отец — известный в городе кардиолог, профессор, доктор медицинских наук.

По словам бывшей жены Ильи Романова Ларисы Романовой (о ней самой — чуть позже), борьбу с властью Романов начал с 13 лет. Лариса рассказывает, что увлекающийся химией мальчик самостоятельно расплавил свинец, изготовил шрифт и создал дома подпольную типографию. Печатал листовки с призывами бороться с тоталитарным режимом и раскладывал их по телефонным будкам. В 14 лет был задержан КГБ и поставлен на учет, после чего ему пришлось сменить школу.

Сам Романов указывает, что еще в школьные годы он увлекся маоизмом.

После окончания школы в городе Горьком Романов поступил в местный медицинский институт, однако проучился всего три года — его отчислили за участие в акции с возложением венка из колючей проволоки к зданию КГБ.

В конце 1980-х годов Романов становится «неформалом». Создает анархистские кружки: Маргинальный анархический комитет, Нижегородский клуб «Коллаж» и др.

В 1989 году Романов вступает в Конфедерацию анархо-синдикалистов (КАС), читает лекции по анархизму и «новым левым» идеям, выпускает номер газеты «Солнце» и несколько номеров издания «Частное лицо».

Петр Рябов, один из лидеров отечественного анархистского движения, указывает, что познакомился с Романовым уже как с лидером горьковского отделения КАС. Романов оказывал помощь в издании общесоюзной анархистской газеты «Община». Однако Романов довольно быстро покинул ряды КАС.

В 1989–1990 годах он участвовал в работе нижегородского отделения «Демократического союза» — уж-ж-жасно «левой», как мы все понимаем, организации, созданной ярой антикоммунисткой Валерией Новодворской, поразительным образом оказавшей содействие созданию самых радикальных марксистско-коммунистических групп и движений и входившей при этом в далеко не левый «Народно-трудовой союз».

Конечно, в дальнейшем Романов и все другие леваки открещивались от своего ДС-совского прошлого и проклинали ДС.

Конечно, кто-то будет говорить об изначальной разноперости ДС, где находилось место для разных идеологических направлений.

Но эти «кто-то» или не до конца в материале, или сознательно искажают существо дела. Новодворская была очень жестким лидером и лишних в организации не держала. А лишними были все, кто не проявлял натуральной и окончательной решимости бороться с СССР и советизмом предельно жестким образом. Эта готовность проходила проверку. Прошел ее — играй на любом поле, хоть левом, хоть правом. Но это после того, как станет понятно, на кого и на что работаешь. При очень маловероятном несрабатывании фильтра имени Новодворской, фильтрацию продолжал другой фильтр — имени «Народно-трудового союза». А он был и жестким, и международным. А было еще несколько фильтров.

В качестве заметки на полях сообщаю, что в том же нижегородском ДС состоял тогда и правозащитник Станислав Дмитриевский, сыгравший позже столь значительную роль в формировании нижегородского гражданского движения и нижегородского левачества. То, что впоследствии Романов и Дмитриевский как бы разошлись, — есть часть игры, в рамках которой осмысленно создаются как бы конфликтующие друг с другом микродвижения.

В том числе коммунистические и антикоммунистические.

В начале 1990-х годов Илья Романов с товарищами аж пытался организовать пролетарскую коммуну в одном из сел Нижегородской области.

Всё быстро рассосалось по причине специфичности собравшегося контингента, не предполагающей какого-либо коллективизма. Но игра на левом поле, как мы видим, велась с использованием самых разных возможностей.

В 1990-е годы Романов очень активно участвовал в анархистском движении и создаваемых этим движением социально-экологических затеях.

При этом он взаимодействовал не только с анархистами, но и с троцкистами. В частности, в 1993 году продавал на Красной площади троцкистскую газету «Рабочая демократия».

Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Магический круг. Ок. 1882
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Магический круг. Ок. 1882

По оценке анархиста Дмитрия Жвании, связанного, по его признанию, и с ОТО Кроули, и с международными структурами сходной направленности, Романов был в 1990-е годы «пожалуй, самым энергичным российским анархистом».

Протестная активность Романова была достаточно эффективной и разноплановой. Романов участвовал и в экологических, и в студенческих, и в шахтерских протестных акциях конца 1990-х годов.

Относительно мирные протестные акции не устраивали ни Романова, ни его вторую жену, принадлежащую к анархо-коммунистическому движению.

Степень вовлеченности в различного рода террористическую деятельность уже к концу 1990-х годов была достаточно высока.

В декабре 1998 года Романов был арестован за хранение наркотиков и отправлен на лечение в Нижегородскую психбольницу. Направления Романова именно в Нижний Новгород сумел добиться его отец, известный врач-кардиолог.

Через два с половиной года Романов вышел на свободу.

В январе 2002 года он в качестве почетного гостя (к этому моменту он был уже заметной в анархистском движении фигурой, к тому же «пострадавшей от властей») участвовал в прошедшем в Нижнем Новгороде учредительном съезде анархистской организации «Автономное действие» (АД).

К лету началась новая волна претензий к Романову. В результате он бежал на Украину. Там деятельность террористического характера была продолжена.

Освободился Романов в 2012 году. Его деятельность на Украине трактуется по-разному в зависимости от того, кем его необходимо представить тем, кто осуществляет эту трактовку.

Поскольку интерес к Романову в данном случае порожден его анархо-оккультистскими выступлениями, то небессмысленным является ознакомление с данными, представляемыми анархо-оккультистскими источниками, согласно которым Романов поддерживал киевский майдан 2014 года, а не противостоящий майдану Донбасс. Однако такие анархисты, как Романов, обладают способностью к противоречивой идеологической мимикрии.

В декабре 2012 года Романов, выйдя на свободу, вернулся в Нижний Новгород.

А 26 октября 2013 года в ходе неудачной подготовки теракта ему оторвало руку. При этом Романов был арестован. Участвовал ли Романов при этом в создании некоего органа под названием «Арийский террор. Журнал по практической подготовке белых террористов»?

Сам Романов это отрицает. Но ему вменено участие в подобном специфическом начинании.

Как бы то ни было, очень специфический ресурс Forum.msk.ru (читатель может ознакомиться с его деятельностью, прочитав мою книгу «Качели») прославляет Романова, именуя его одним из легендарных людей, «как будто шагнувших на землю с книжной полки с томиками серии «Пламенные революционеры».

Это наводит на определенные мысли.

Романов получил 10 лет колонии строгого режима. Причем эта мера наказания была вынесена ему 6 августа 2015 года выездной коллегией Московского окружного военного суда.

Находясь в заключении, Романов достаточно внятно выражает свою позицию по отношению к происходящему на Украине. Эта позиция не так уж далека от всего, что говорили проукраинские леваки.

Романов утверждает, что Украине «вряд ли возможно будет это сделать, находясь в союзе с Россией, над которой Путин «простер совиные крыла». То есть нечего делать Украине в путинско-назарбаевских ТС, ЕЭП и ЕврАзЭС. Вступая туда, можно ведь не только «русскость» усвоить, но и «казахскость».

Романов отрекомендовывается в качестве сторонника итальянского теоретика красного радикализма Антонио Негри, создавшего группу «Рабочая автономия» (вспомним об анархистской организации «Автономное действие»). Эта группа являлась мозговым центром движения «Красные бригады», окормлявшегося ЦРУ и неонацистами и прославившегося рядом провокационных террористических актов, в том числе убийством лидера христианских демократов Альдо Моро. Негри является автором таких работ, как «Труд Диониса», «Империя». Очевидно провокационный псевдокоммунизм Негри оказался крайне привлекательным для постмодернистов. В этом смысле интерес для нас представляют размышления одного из самых далеко идущих постмодернистов Жиля Делеза (1925–1995), который прочно взаимодействовал с анархистом Феликсом Гваттари (1930–1992). Делез и Гваттари являются соавторами знаменитого трактата «Анти-Эдип. Капитализм и шизофрения».

Насколько классический марксизм в его сколь угодно глубоких и ориентированных на будущее вариантах может быть сочетаем с подобными постмодернистскими построениями — надо обсуждать отдельно. По мне так ничего более далекого от классического марксизма, чем подобные постмодернистские изыски, нет и не может быть.

Но есть иные точки зрения. И я по этому вопросу здесь дискутировать не буду, поскольку меня сейчас интересует другое. А именно — глубочайшая связь подобных псевдомарксистских, как я считаю, вариаций и с кроулианством, и с любыми другими очень далеко идущими и имеющими практический, анархо-террористический смысл, антигосударственными построениями в духе апологетики хаоса и того, что я называю ничтойностью.

Джон Уильям Уотерхаус. Магический круг. 1886
Джон Уильям Уотерхаус. Магический круг. 1886

Романов дополнительно обвиняется в выкладывании на интернет-ресурс исламистско-террористического ролика. Что породило в 2017 году еще одно уголовное дело. Но не этот ролик побудил меня ознакомить читателя с данной фигурой. А то, какие именно оккультные обряды проводил выдающийся и, конечно же, в отличие от некоторых, совершенно атеистический анархо-коммунист Илья Романов. Речь идет о знаменитых романовских антипутинских оккультно-колдовских манипуляциях, в которых находится место для всего на свете: и для кроулианства, и для культа вуду, и для колдовской черной магии. Для всего на свете, кроме атеизма.

23 апреля 2017 года некий Журавлев по просьбе Романова помог ему выложить в Фейсбук «ролик с ритуалом», направленным на то, чтобы оккультным образом уничтожить президента РФ. Романов с этой целью проводит ритуал, в ходе которого сжигает некий «магический треугольник», содержащий проклятье Владимиру Путину, а также протыкает иглами фигурку, символизирующую Путина, с той же целью — проклятие Путина.

На втором видео, выложенном в интернет 30 апреля 2017 года, голос Романова за кадром произносит молитву к «великому творцу Вселенной»: «Сейчас мы начинаем нашу оккультную атаку. Заклинаю тебя, обрушь гнев твой и возмездие твое на нечестивого кесаря Владимира. Просыпь на голову кесаря пылающие угли и свяжи язык его».

В третьем ролике голос Романова за кадром призывает зрителей «выполнять ранее показанные ритуалы с фигуркой и прославлять великую лунную богиню Диану». «Веселых вам полетов на метле», — добавляет Романов.

Поскольку Романов все отрицает, то наиболее представительным следует считать ролик, в котором Романов, так сказать, натурально и неоспоримо присутствует.

Ниже приводится дословно текст, произносимый Романовым, присутствующим в кадре и произносящим все соответствующие заклинания.

Хочу подчеркнуть, что меня здесь вовсе не интересует степень преступности совершаемых Романовым оккультных действий — не мне ее оценивать. Меня интересует совсем другое — степень атеистичности и невовлеченности в темный гностический оккультизм представителей псевдокоммунистического, анархо-коммунистического и иных провокационных движений. Интересует же это меня по двум причинам.

Во-первых, несомненная вовлеченность в это не только Жвании, но и многих других, при том что подобные направления вне этой вовлеченности невозможны и не нужны. Поскольку эта вовлеченность велика, то особо ясным становится природа антисутевских воплей анархистов, отрекомендовывающих себя в качестве марксистов.

А во-вторых, все это весьма небезобидно не в плане того, что Романов сулит, то есть результативности колдовских действий, а в плане сугубо рациональном. Если, конечно, под рациональностью иметь в виду то, что, собственно, и планируется — насыщение оккультным содержанием политического протеста.

«Оккультизация» политического протеста — это очень далеко идущее и вполне рациональное действие. Его мы обсудим отдельно. После того как ознакомимся с тем, что произносит представитель анархического, анархо-коммунистического негрианства, обвиняющий «Суть времени» в недостаточной атеистичности. Буквально произносится следующее:

«После предложения, которое мной было озвучено, — провести со мной вместе в вальпургиеву ночь совместную атаку оккультную на Вована — много поступило вопросов такого плана, что «мы люди, далекие от оккультизма, но тоже бы хотели принять какое-то участие и свой внести посильный вклад».

На это можно сказать, что да, каждый может свой посильный вклад внести, потому что существуют магические ритуалы, доступные абсолютно каждому человеку. И вот как раз ими мы сегодня и займемся. Большое спасибо всем, пожелавшим принять участие, и за поддержку, потому что коллективными усилиями мы успеха несомненно добьемся.

С чего начнем? Во-первых, мы должны находиться в помещении, в которое нет доступа посторонним. Нам посторонние не нужны здесь. И чтобы не допустить постороннего оккультного тоже влияния, очертим магический круг. Настоящий магический круг, конечно, строится он долго, сложно. Но нам в данном случае достаточно белым карандашом очертить окружность вокруг себя. Как мы из Гоголя даже помним, Хома Брут, в церкви когда находился, где летающий гроб был, очертил себя кругом, и его нечистая сила не видела даже.

В этом плане подготовились. Сперва займемся магическим треугольником — «треугольник Абракодабры». Папюс, сильнейший маг, около ста лет с небольшим назад который, значит, работал. Анри Энкосс, как Папюс больше известный, считал «Абракодабру» сильнейшим проклятьем. Сильнейшим, вот. Как использовать? Значит, это слово «Abrасоdabra» вписываем в основание треугольника. Через «о» — «codabra» — это «код». И, сокращая по одной букве с конца, мы поднимаемся строчка за строчкою. Вот это «Abracodabra» — «Abracodabr» — «Abracodab» — «Abracoda» и так далее, пока не останется одна только наверху буква «А» у нас. Это что такое? Это мы построили элементал.

Это предмет силы, содержащий в себе проклятие. И на обратной стороне мы пишем обращение к божеству. Значит, к кому относится это проклятие? Поскольку вальпургиева ночь, я немножечко отвлекусь, что это такое».

С тем, что «это такое» в исполнении Романова, я обязательно ознакомлю читателя. Я предоставлю ему стенограмму второй части ужасно атеистического действа, исполняемого анархо-коммунистом Романовым. И — вот что примечательно — не вызывающего никакого отторжения в леваческой среде, лживо ужасающейся по поводу любой неатеистичности. Желающие могут лицезреть эту атеистичность а-ля Романов и Ко и убедиться окончательно, насколько нагло лгут ее адепты, отрекомендовываясь в качестве любителей советского образа жизни, советского государства и всего, что дорого тем, кто и впрямь почитает наше великое прошлое.

(Продолжение следует.)