logo
Статья
  1. Информационно-психологическая война
  2. Взаимоотношения Югославии и НАТО
Пока официальные представители США и НАТО оправдывают свое преступление 24 марта 1999 года, остальной мир уже не боится называть вещи своими именами.

Беспомощные обвинения в адрес НАТО 20 лет спустя после бомбардировок Югославии

Натовские бомбардировки ЮгославииНатовские бомбардировки Югославии
Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

Обзор заявлений политиков, экспертов и официальных лиц, посвященных 20-летию начала военной операции против Югославии подготовил корреспондент ИА Красная Весна.

Официальные лица: нападение НАТО на Югославию преступно

В официальном заявлении МИД России подчеркивается противоправность совершенного. «Впервые после Второй мировой войны совершена агрессия против суверенного независимого европейского государства. … Альянс не имел никаких легитимных оснований для таких действий. … Было положено начало подмене международного права … на право сильного».

Кроме того МИД РФ констатирует, что «косовская проблема решена не была — напротив, край остается главным источником нестабильности и кризисных проявлений на Балканах».

В заявлении МИД также осуждается покровительство НАТО геноциду сербов. «Под зонтиком натовских бомбардировок косовоалбанцы совершали чудовищные преступления. … Это пятно позора навсегда останется на репутации НАТО. Его не смоет усиленное втягивание стран региона в альянс», — подчеркивает внешнеполитическое ведомство.

Читайте также: Натовские бомбардировки Югославии 20 лет назад установили новый криминальный миропорядок

Нерешенность косовской проблемы, вплоть до настоящего времени, подчеркнул и президент Сербии Александр Вучич. Констатируя, что переговоры Сербии и Косово зашли в тупик, Вучич заявил в интервью Reuters: «Каждый день задержек создавал условия, в которых одна искра могла поджечь весь регион».

Представительство России при НАТО подчеркивает: «Конфликтный потенциал в регионе сохраняется, как и проблема с международным признанием Косово. К сожалению, как показали действия в Ираке и Ливии, уроки тех драматических событий на Балканах так и не были учтены».

Дополнительным поводом для комментариев политиков и экспертов стало заявление генерального секретаря НАТО Столтенберга, сделанное им в беседе с сербскими студентами в октябре 2018 года: «Мы знаем в НАТО, что у многих людей в Сербии всё еще есть плохие воспоминания о бомбардировках, авиаударах в 1999 году. Я подчеркиваю, что мы сделали это, чтобы защитить гражданское население и остановить режим Милошевича». А также — заявление министра иностранных дел ФРГ Хайко Мааса: «Мне до сих пор кажется, что немецкая интервенция была реализацией ответственного подхода. Тогда мы видели, как массивно нарушались права человека. Дело доходило даже до массового убийства. Я считаю, что интервенция НАТО была правильной. Я не хочу знать, что там ещё всё произошло бы, если бы интервенции не было».

Кристофер Блэк, адвокат Международного уголовного суда из Канады, комментируя слова Йенса Столтенберга, заявил: «У НАТО не было законных оснований для нападения на Югославию, что означает, что она совершила военное преступление против суверенного государства. Нападение НАТО на Югославию не имеет никакого отношения к защите кого-либо, поскольку заявления НАТО против правительства Югославии были ложными и были лишь предлогом для их агрессии».

А глава комитета Совета Федерации России по международным делам Константин Косачев, отвечая на заявление главы МИД Германии, подчеркнул: «Косовский прецедент, нравится это кому-то или не нравится, запустил новые сценарии и в Грузии в 2008 году, и на Украине в 2014 году». В 2014 году на Украине Россия не допустила массового попрания прав населения и гибели людей, отметил сенатор. «И в этом огромная разница между российской позицией сейчас и натовской позицией 20 лет назад». «Осталось совсем немного, и германская внешняя политика обретет искомую последовательность», — выразил надежду Косачев.

Экспертное сообщество: Россия поняла, что на Западе она чужая

Существенно более интересные оценки произошедшего дало экспертное сообщество. В своей англоязычной статье на сайте валдайского клуба Тимофей Бородачев, директор программы дискуссионного клуба «Валдай», отметил: «Больше всего в 1999 году Россия была потрясена единством Запада: Европа, которую Москва рассматривала как альтернативу „злым“ США, вдруг присоединилась к заокеанскому союзнику. Россия впервые поняла, что „Запад — это Запад“, и, несмотря на все прекрасные слова, Франция или Италия ближе к США в качестве соратников глобального военного господства».

Развивает эту мысль комментарий Веско Гарчевича — бывшего посла Черногории в НАТО и ОБСЕ, профессора Школы глобальных исследований имени Фредерика Парди в Бостонском университете. В своей статье «Вмешательство НАТО навсегда изменило Западно-российские отношения», он отмечает: «Воздушная война, начавшаяся 20 лет назад против Югославии в нарушение пожеланий Кремля, ознаменовала поворотный момент в связях России с Западом — и рождение более конфронтационных отношений». «Москва не хотела, чтобы Косово создало прецедент для дальнейших интервенций, в том числе в „ближнем зарубежье“ России. … Российская блокада Совета Безопасности … направила Западу мощный сигнал не вмешиваться во вторую войну в Чечне, которая проходила в то же время, что и война в Косово».

По оценке Гарчевича, «в глазах Кремля конструктивная политика России на протяжении 1990-х годов оказалась стратегической ошибкой: Москва не рассматривалась как равноправный партнер и ее интересы не уважались».

Приведем мнение Живадина Йовановича, министра иностранных дел Югославии в 1998–2000 годах: Агрессия НАТО имела «геополитическое значение для агрессоров», которые «хотели получить открытое пространство для применения стратегии военной экспансии на Юго-Восток». «Это была попытка обустройства базы на Балканах, чтобы … приблизить свои базы к западным границам России».

Джон Шиндлер, ветеран американских спецслужб, историк и писатель, отметил: «Для Кремля Косово представляло собой унижение, которое никогда больше не должно повториться. … Если бы в 1990-х годах у России был сильный Путин, а не пьяный Ельцин, трудно представить, как вообще могли бы произойти вмешательства НАТО в Косово или в Боснии».

Три призрака балканских войн

Шиндлер вводит дополнительную тему в обсуждение 20-летней годовщины нападения НАТО на Югославию. По мнению американского спецслужбиста, сегодня мы наблюдаем «возвращение призраков Балканских войн».

Первый призрак настиг Запад в начале 2000-х на Ближнем Востоке. «Победа НАТО над Белградом, достигнутая только авиацией, сделала Пентагон и связанные с ним мозговые центры легкомысленными. [Они решили, что] наконец-то наступила эпоха по-настоящему высокотехнологичной войны, сделавшая ненужным копающиеся в грязи сухопутные войска». При этом военные эксперты забыли, что авиация лишь поддерживала отряды косовских боевиков. «В результате американские военные вторглись в Ирак в 2003 году, неся в рюкзаке балканские иллюзии о магической силе технологии в войне», где дорого заплатили за свою ошибку.

Второй призрак — не кто иной, как Владимир Путин. «Никогда больше Россия не позволит себе быть в стороне, когда славянские православные „братья“ будут избиваться НАТО — это то, что Владимир Путин за последние 20 лет много раз говорил сквозь зубы».

Наконец, третий призрак — «жители Запада, которые не забыли» позорные события двадцатилетней давности. Для крошечного меньшинства балканские события стали чем-то вроде одержимости. Среди крайних левых и крайних правых западников нетрудно найти жаждущих осудить интервенцию НАТО 1990-х … Осуждение проводится в терминах, которые сильно напоминают кремлевскую критику недавних балканских войн. Такая балканская одержимость вновь проявилась в случае Брентона Тарранта, 28-летнего австралийца, который убил 50 невинных людей в прошлую пятницу. … В последние годы Таррант посетил Балканы в своеобразном донкихотском хадже, дабы почтить память своих героев многовековой борьбы с османским владычеством. … И эта странная сербофилия не уникальна для Тарранта. Андерс Беринг Брейвик, норвежский террорист, убивший 77 человек в 2011 году, также был одержим Балканами. … Брейвик находил вдохновение не только в древней истории. Он заявил, что его странная крайне правая идеология «была, в некотором роде, импортирована из Сербии». Он рассматривал сербов, погибших при бомбардировках НАТО во время войны в Косово, как «крестоносцев».

Как повлияли бомбардировки на граждан Сербии?

Газета Japan Times отмечает, что «20 лет спустя сербские жертвы взрывов НАТО чувствуют себя забытыми». «Многие сербы по-прежнему питают враждебность по отношению к НАТО и, в отличие от остальных ее балканских соседей, Сербия не имеет намерения присоединиться к НАТО», — констатирует издание.

Глава отделения нейроонкологии Клинического центра Сербии Даница Груйичич связывает аномальную статистику онкозаболеваний в Сербии с бомбардировками НАТО. По его словам, в Сербии раком болеют в среднем в три раза чаще, чем в среднем в Европе. А дети до 15 лет — в 2,5 раза чаще.