logo
Аналитика,
Страшно возвращаться в обыденную реальность, так как она обещает снова забирать ту живую жизнь, которой жили мы здесь. Но есть надежда приобщиться к этой жизни самому и приобщить своих товарищей, свою семью. Надежда и стремление

Свобода, равенство, братство!

Летняя школа «Сути времени» - 2019Летняя школа «Сути времени» - 2019

Хочу поделиться своими впечатлениями от участия в летней школе «Сути времени».

Для начала — о том, так что же меня все-таки заставило туда поехать.

Теперь, после школы, это странный вопрос, но есть люди, которые не могут поехать на школу по каким-то внутренним причинам. Для меня основной причиной ехать стало — паломничество: за отведенное мне время жизни можно не успеть приобщиться к высокому, далекому и зовущему. А оставшуюся часть жизни не хочется жалеть о том, что мог сделать, но не сделал.

Все же тяжело было оставить привычный быт и комфорт, отказаться от ежедневного проведения времени с семьей. Но решение принято, билеты куплены. Поехали!

Уезжали мы с невыполненной нормой по сбору анкет, поэтому решили собрать оставшееся в пути, насколько это возможно. Собирали в самолете, в аэропорту, на вокзале. Вроде бы 17 килограммов за спиной в виде походного рюкзака — не такая уж тяжесть. Но малознакомый город, хмурая погода и тяжелое отношение людей навевали мысль, что хватит уже ввязываться в такие авантюры. Мысль об авантюрности посещала меня и позже.

На вокзале при сборе анкет встретили группу сутевцев из Томска. Встретить идейных товарищей в незнакомом городе — приятная неожиданность!

Добрались до Александровского. Вот оно! Сакральное место, к которому совершает паломничество много увлеченных людей. А вот и другие паломники. Доброжелательные. Вежливые. Что-то общее у нас есть.

Видя жизнь школы, понял, как воплощается лозунг «Свобода, равенство и братство». Каждый участник вкладывает равное количество времени в обеспечение жизни школы: дежурство несут все, вне зависимости от того, сколько времени считаешься участником движения, сколько у тебя знакомых и друзей. Никто никого не заставляет, все происходит на полной самосознательности. Это — свобода. А братство заключается в том, что тот же банальный сотовый телефон можно оставить на столе в беседке и забрать его на том же месте хоть через сутки. Кто-то потерял тысячу рублей, и два дня всей школой искали потерявшего. Что это, если не братство?

Быт участников школы походный, жили в палатках. И все необходимое для сна каждый привез с собой. Сон — это необходимое время для человека, но в такой жизни он отходит на второй план: интересные лекции и занятия занимают все время и длятся чуть не до часу ночи, а чтобы привести себя в порядок — нужно встать пораньше. Да и когда вокруг уже светло, то спать совсем не хочется. Мы, конечно же, спали, но требовало это гораздо меньше времени, чем в обычной жизни.

Важную роль сыграли спектакли: понял, что значит выражение «слышать пролитую кровь». Пришла мысль составить полный список замученных и убитых людей, боровшихся за права простого народа, и предъявить его десоветизаторам.

После того, как все привыкли к распорядку школы, большая часть школьников отправилась в поход. Шли на такое расстояние, на которое ходить непривычно, а с рюкзаками за спиной это стало испытанием на прочность. Но под ярким солнцем и шагается весело, и сил еще полно. Правда, выяснилось, что мы проскочили поворот, и пришлось возвращаться, но трудности нас не пугают. Нашли поворот, зашли в лес, и… Пошел дождь… Настроение начало падать. Но наши фотографы не давали нам унывать: они то и дело поочередно забегали в начало колонны, фотографировали идущих, подбадривая словами: «Не смотрим в землю, поднимите головы! Языков фотографу не показывать. Рожицы не строить!» Такая энергичность и жизнерадостность являлась примером для всех и не давала падать духом.

Второй раз мысль об авантюрности наших действий пришла ко мне, когда старшими было принято решение о форсировании реки вброд. Но мысль уже была настолько слабая и мимолетная, что без лишних вопросов форсирование было выполнено, найдено место для ночлега и разбит лагерь. После ужина и общего костра с песнями, на сон оставалось не больше трех часов, но спать не получалось — на спящих накинулись комары. Лично я придавил штук тридцать и был очень удивлен богатством поголовья этих насекомых. Сколько спал — не знаю. Проснуться помогло повторное форсирование реки вброд.

Обратно шли под дождем, поэтому решил надеть резиновые сапоги. Понадеялся на толстый носок, который шел вместе с сапогами, и… получил пару мозолей. Хорошо, что до лагеря оставалось немного, дошел на морально-волевых. Пока мы так шли, товарищ, который шел рядом, видя, что мне тяжело с моим рюкзаком, предложил помочь: разгрузить меня, хотя сам явно испытывал трудности. Этот момент вошел глубоко в память, наверное, потому что зашел сразу в душу. А к товарищу теперь испытываю чувство, которое можно назвать братским. И не только к этому товарищу. Ко всем, с кем был в походе, с кем преодолевал на равных препятствия и трудности. Всех хочется называть не только братьями, но еще и родными.

После возвращения в лагерь и коротенького отдыха нас ждали спортивные соревнования. В нескольких видах соревновались команды, но соревновались по-доброму, постоянно друг друга подбадривая, как бы говоря: будь сильным, мы с тобой. Да и трудно было бы реагировать по-другому после того, как пережили вместе этот поход.

На заключительном построении говорились нужные и важные слова, но в голове была одна мысль, переходящая в чувство: эти люди собрались здесь, чтобы побыть вместе две недели. Многие пошли на это, несмотря на дорожные затраты, на какие-то другие трудности. Их что-то сюда тянет, как магнит. Тянет быть вместе, ведь когда человек один, то он не может ни черта. Стоя в одном строю с этими людьми, понимаешь, что эти люди и это движение становятся тебе бесконечно дорогими. А в этом случае хочется не получать от него, а давать что-то очень ему полезное.

Уезжать не хочется. За время школы сросся с товарищами, с этой обстановкой, стал с ними единым организмом. Страшно возвращаться в обыденную реальность, так как она обещает снова забирать ту живую жизнь, которой жили мы здесь. Но есть надежда приобщиться к этой жизни самому и приобщить своих товарищей, свою семью. Надежда и стремление. Теперь я знаю, что я должен сделать.

Прощание с товарищами происходит как с братьями. Крепкие рукопожатия, теплые объятья. Слышу: «Приезжай через год, еще побегаем!»

Побегаем… Побегаем… Конечно, побегаем. Но ведь не это главное! Не только для этого мы сюда приезжали. Нужно передать знания, полученные на школе, товарищам, не сумевшим приехать. Школа не должна становиться только летним лагерем экстремальных развлечений. Но если это не все поняли, значит, нужно будет объяснить.