logo
Статья
/ Сергей Трубников
Если мы действительно всерьез решаем возрождать в школах трудовое воспитание, то сделать это можно лишь после того, как перестроечный идол «свободного развития» будет мягко или жестко свергнут со своего пьедестала.

Трудовое воспитание: советские традиции и современность. Часть 10

МастерскаяМастерская
Александр Дицков © ИА Красная Весна

На прошедшей в Москве международной конференции «Образ будущего и компетенции выпускника 2030» глава Минобрнауки России Ольга Васильева заявила, что необходимо уделить особое внимание воспитанию учащихся. «На сегодняшний день воспитательный аспект образовательной политики если и не сведен к нулю, то стоит вне пределов наших главных интересов», — сообщила Васильева. Действительно, много лет со времен перестройки государство пренебрегало вопросом воспитания учащихся.

В Советском Союзе вопросу воспитания в школах придавали огромное значение. В 1920 году основатель СССР В.И. Ленин сказал: «Только преобразуя коренным образом дело учения, организацию и воспитание молодежи, мы сможем достигнуть того, чтобы результатом усилий молодого поколения было бы создание общества, не похожего на старое, т.е. коммунистического общества». Процитирую также отрывок из выступления первого наркома просвещения СССР А.В. Луначарского из лекции о воспитании нового человека: «Сознайтесь, что его [педагога — прим.] руками вы растите ту здоровую ветку, ради которой мы боремся, ради которой мы существуем, без которой нам не стоило бы жить и бороться. Это самое важное, что есть в нашей борьбе». Обязанностью учителя в СССР было передавать не только предметные знания, но и культуру — воспитывать, растить эту самую «здоровую ветку» будущих строителей коммунизма. С большим уважением о труде учителя отзывался В.И. Ленин: «Народный учитель должен у нас быть поставлен на такую высоту, на которой он никогда не стоял и не стоит и не может стоять в буржуазном обществе».

В Советском Союзе учитель был не просто профессией, но и высоким призванием. Никому бы в голову не пришло оспаривать право учителя заниматься воспитанием. Это было не обязанностью, а скорее долгом педагога, так же, как, например, лечение больного является долгом врача. Лишь с началом перестройки право учителя воспитывать было поставлено под вопрос.

Макаренковед А.А. Фролов пишет, что в 1990-ых годах, несмотря на протесты учителей, воспитательная функция была изъята из школ: «Вскоре оказалось, что в обществе укрепляется противоположная тенденция — установка на устранение воспитательной функции образования, вместе с исключением этой функции из области искусства и культуры. Такими стали представляться условия для свободного развития личности, ее индивидуальности, природных и творческих сил».

Фролов цитирует заместителя министра образования А. Тюкова: «Гуманно ли навязывать им [детям — прим.] идеалы? Их человек должен находить для себя сам». В это же время в прессе начинается поношение педагога А.С. Макаренко и созданной им системы трудового воспитания.

В начале 90-х годов на педагогическом олимпе в России воцарился идол под названием «свободное развитие личности». Государство сняло с себя заботу о воспитании детей, переложив ее на родителей.

РепейРепей
Грук Андрей © ИА Красная Весна

Чтобы понять, насколько абсурдно говорить о «свободном развитии личности» несовершеннолетнего, представьте себе пахаря, который засеивает семена в необработанную и неудобренную землю. Если не создавать специальных условий, и позволить зерну «свободно развиваться» в окружении сорняков, разве не ясно, каким будет результат? Однако, никакие разумные доводы, ни жалобы родителей и учителей, ни предупреждения ученых об ужасном падении образовательного и культурного уровня молодых россиян не убеждали чиновников в том, что пренебрегать воспитанием молодежи недопустимо. Напротив, было заявлено, что теперь система образования свободна от идеологического диктата, и что право личности на свободное развитие не должно нарушаться.

Разговоры о свободном развитии личности, о правах детей, на мой взгляд, лукавы. Это наглядно видно, когда сравниваешь советскую и российскую школы. В СССР школьники не были бесправны, и имели широкие возможности развиваться: заниматься спортом, наукой, творчеством или трудом. Но в советской школе всегда помнили о миссии учителя — воспитывать достойных людей. У школьника не было права на недостойное, низкое, эгоистичное поведение, в этом он был не свободен. «Перестройка» не предоставила учащимся никаких новых возможностей для развития. Свобода, которую получили школьники — это свобода оставаться невоспитанными, некультурными и неразвитыми.

В прошлой части статьи мы обратили внимание на то, что представители власти обсуждают вопрос о возвращении труда в школу, но, при этом, не затрагивают главный вопрос: какое воспитание мы намерены вернуть в школы, и какого результата стремимся добиться? Чтобы вернуть в школы трудовое воспитание недостаточно обеспечить законодательно возможность учащихся трудиться. Государство должно дать школе заказ, какие качества необходимо развивать у молодежи через труд. Но этот вопрос не обсуждается, и, я думаю, понятно, почему. Пока в России на «педагогическом олимпе» царит перестроечный идол «свободного развития личности», говорить о воспитании открыто можно только самые общие слова.

Если мы действительно всерьез решаем возрождать в школах трудовое воспитание, то сделать это можно лишь после того, как перестроечный идол «свободного развития» будет мягко или жестко свергнут со своего пьедестала. Отметим, что не педагоги водрузили его на пьедестал. Проведенный в 2015 году опрос общественного мнения АКСИО-6 показывает, что три четверти родителей одобряют практику трудового воспитания в школах. Следовательно, чтобы убрать перестроечный идол, требуется лишь воля государства, которое заявит, что потребности страны в образованной, культурной и воспитанной молодежи важнее принципа «свободного развития личности».