У нас возникнет коллапс из-за того, что будет еще больше бедных, потому что их профессия в городе не востребована

Похоронить село с концами? Зачем России свое животноводство

Поль Гоген. Лежащая корова.
Поль Гоген. Лежащая корова.
Поль Гоген. Лежащая корова.

Какие основания имеет под собой нарастающая истерия на Западе по поводу вреда животноводства для экологии и вызываемом этой отраслью изменении климата?

Может быть, действительно можно отказаться от животноводства и полностью перейти на растительное питание? Ведь современные технологии вот-вот позволят создать приемлемые замены и мясу, и молоку, и даже морепродуктам. Стоит ли портить экологию?

Есть, однако, мнение, что, помимо вопроса о замене простых составных частей продуктов животноводства — белков и жиров — есть обстоятельства, которые не позволяют на сегодняшний день полноценно заменить мясо, молоко либо другие продукты животного происхождения. С другой стороны, применив новые технологи можно снизить ущерб экологии.

Что дает животноводческая отрасль человеку и как избавиться от ее вредного влияния на экологию, в комментарии для ИА Красная Весна рассказал CEO компании «Агроинновации» Марат Дусаев.

Изображение: pixabay
Сухое молоко, микс с водой
Сухое молоко, микс с водой
водойсмиксмолоко,Сухое

Мнение

Рынок молока у нас в дефиците. У нас по факту молока не хватает. Мы его импортируем, используем молочные заменители. В отрасли сухое молоко есть, мы можем уже завтра не содержать коров, спокойно покупать в Белоруссии и Ирландии сухое молоко, похоронить эту отрасль и похоронить село с концами. Если в деревне не будет молочного производства, то там вообще не будет ничего. Там больше не за что держаться.

И весь этот поток людей ринется в города. У нас возникнет определенная коллапсовая ситуация с тем, что будет еще больше бедных, потому что их профессия в городе не востребована. Селянину нужно будет 5–6 лет адаптироваться к городской среде, чтобы найти себя, устроиться на работу, начать зарабатывать, привыкнуть к тому, что у него нет своей дачи и хозяйства.

Ну, хорошо. Мы отказались от молочного животноводства. Следующим этапом мы отказываемся от мясного животноводства? Этим не занимаемся, выращиваем траву, делаем растительные стейки и неживотное молоко?

Тут есть несколько моментов.

Первое, я пробовал пить это «немолоко» — это не молоко, реально. Мы не то, чтобы фанаты молока, но работаем в отрасли молочного животноводства. Часто приезжаем в другие города, заходим в местные магазины, ищем местные продукты и потребляем их, делая определенные выводы о производителе.

Производителям молока выгодно делать молоко из сухого. Оно стоит 16 рублей за килограмм, он из него сделает много всего. Но вопрос всем производителям молока: откуда он берет воду? Он взял сухое молоко и чем-то должен его «размешать», а на бутылке он не пишет, что это молоко из артезианской скважины, что вода не техническая.

Второй момент, когда дети пьют пастеризованное молоко, к ним попадают различные вещества от коровы и наш иммунитет с ними как-то взаимодействует, и изучает, в какой среде живет человек.

Изображение: (cc) hfossmark
Фермер и корова
Фермер и корова
короваиФермер

И третий момент, мы никогда не сможем дойти до сертифицированного питания без коровы. Вот в FoodNet есть такая тема — сертифицированное питание. Кто нам подготовит правильное питание, если не корова? Корове дают сложные вещества, она из них делает простые и легко усвояемые.

Как спасется диетология? Как спасется наша косметология, которая из жиров делает добавки в косметику?

Читайте также: Экология против животноводства. Должны ли русские стать веганами?

Четвертый момент. Надо обратить внимание на то, что касается углеродного следа и развиваться в направлении того, чтобы сократить выбросы. Метановые выбросы коров — это не основа основ.

Основа основ — нерациональное использование электричества, соляры, бензина. Всё работает по старинке. Вот трактористу дали 35 литров соляры. Он это всё сожжет. Большой объем работы должен быть проделан, чтобы снизить потребление электричества, горючего и сделать из этого оптимизированные процессы. В мире этим никто не занимается.

Мой отец технолог. Когда я бывал на его даче, он брал кусок говядины, который вырастил мой дядя, и говорил: «На, Марат, ешь, это натуральное». Все технологи натуральность ценят.

Изображение: Сергей Кайсин © ИА Красная Весна
Опасные продукты
Опасные продукты
продуктыОпасные

Что происходит с натуральностью? Европа будет всегда проталкивать вот эту химозу (продукты, имитирующие по своему химическому составу натуральные — прим ИА Красная Весна). У них вся политика построена так, словно всё что есть в этом мире — это таблица Менделеева, и нужно просто соблюдать ее нормы, и все будет хорошо.

Но при этом у людей ослабляется иммунитет, и всё ослабляется. Потому что правят фармацевты. Я считаю, фармацевты развалили Советский Союз. Они видели, что в СССР люди перемещаются от одной республики к другой, валюта одна, работа одна, а люди не болеют. Американцы говорят: «А почему в Советском Союзе никто не болеет, а у нас — болеют? Мы хотим в Советский Союз!».

Самый важный развал был осуществлен фармой. Даже сейчас с коронавирусом — Pfizer и другие компании давят на то, чтобы лишить человека натурального процесса, переключить его на химический, чтобы он в дальнейшем питался химикатами.

Сейчас отказаться от натуральности — это начать кормить людей таблетками. Если вы едите натуральный кусок говядины, в нем в любом случае содержатся полезные вещества.

Чтобы не говорили, мол, человек хищник или травоядный, я считаю, что мы всеядные млекопитающие. Наш организм научился из всех элементов получать необходимые вещества, чтобы жить дольше и продолжить воспроизводить себя на этой планете. А задача правителей некоторых стран в том, чтобы воспроизводство упало. Они переживают, что нас слишком много живет — 7 млрд человек, и надо сократить.

Яркий пример — Евросоюз захватил Украину и за 2 года население страны сократилось на 100 тыс. человек. Что в этом хорошего, не знаю. Сельскому хозяйству запретили вином заниматься, мясо с Европы поставляют. Это просто навеянный либерализм в сильно выраженной форме.

Существуют правила рынка растительного мяса, которые по факту диктуют США. Как они его формируют? В Америке есть такая вещь: хочу «здесь и сейчас». «Здесь и сейчас» получить кусок стейка за средний чек невозможно, потому что мясо в Америке стало дорогим, а стейк — это премиальное блюдо, которое доступно только в ресторанах.

Для того, чтобы обеспечить низкий слой населения, который питается гамбургерами, они это и делают. Задача всего общепита, который есть, — посеять вирус ожирения. Ничего полезного нет, всё обжаренное.

Когда на рынке есть наше мясное производство, мы по факту в этом плане намного сильнее, чем все другие страны. Мы это себе позволить можем, а другие себе этого позволить не могут. В Китае, например, точно не могут.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»