logo
Отклик

К статье Павла Расинского «Как Греф с физматшколами воевал», в № 301 и статье Сергея Кургиняна «Самоизмена» в № 295

Учителя России

В статье «Самоизмена» Сергей Ервандович рассматривает, в том числе, и состояние широких народных масс, с молчаливого согласия, а иногда и при активном участии которых был реализован перестроечный проект.

В этом сочинении я хотел бы поделиться своими впечатлениями от взаимодействия с такой специфической частью российского общества, как учительское сообщество.

Когда я раньше встречал высказывание «архитектора» перестройки Яковлева о том, что ему и его сподвижникам удалось «сломать хребет системе», то я понимал, что этого невозможно было достичь, не сломав сначала хребет народу, создавшему эту систему. Я чувствовал эту надломленность в своих родителях и в их друзьях, ощущал в коллегах по работе в финансовой сфере и чувствовал определенные повреждения в себе, но столкнувшись три года назад с современным учительским сообществом, я ужаснулся тому состоянию сломленности, в котором пребывает абсолютное большинство учителей. Отдельно хочу отметить, что среди них всё еще иногда встречаются сильные, нравственные и волевые люди, но их так мало, что они скорее исключение, подтверждающее общее правило.

Рассматривая причины такого положения вещей, я обратил внимание, что, несмотря на крайне низкую оплату труда (около 7,5 тыс. руб. в месяц для начинающего учителя), учителя гораздо сильнее держатся за свои места, чем офисный планктон, знакомый мне по предыдущему месту работы. А соответственно, гораздо дольше готовы терпеть унижения со стороны руководства и чаще идти на компромисс со своей совестью и принципами. Например, когда администрация принуждает осуществлять поборы с родителей, а классный руководитель не может собрать нужную сумму, то ему предлагают либо морально давить на детей, либо добавить недостающие средства из своего кармана.

Хорошей иллюстрацией нравственного падения учителей является их участие в избирательных комиссиях, которые создаются преимущественно при школах. Держась за свое место, учителя очень часто идут на открытые фальсификации, а в условиях отсутствия наблюдателей — на прямой подлог результатов выборов, даже несмотря на угрозу уголовного наказания.

То же самое касается выпускных экзаменов, особенно ОГЭ, который пишут выпускники девятых классов. В нарушение всех нормативных документов задания раздаются не в произвольном порядке, а в строго определенном, так, чтобы каждый ученик получил именно тот вариант, который нужен для получения необходимого школе результата. Ведь объективное проведение ОГЭ выявило бы огромный разрыв между реальным уровнем образования и теми результатами, которые «рисуются» в аттестатах.

Отдельно стоит отметить приучение к коррупции детей, которое начинается с начальной школы, когда их приучают носить учителям «подарки». А потом они узнают о суммах, которые их родители платили директору за прием в школу, учебу в первую смену, золотую медаль и т. п.

На мой взгляд, по степени общественной опасности такое печальное состояние учителей гораздо деструктивнее аналогичного печального состояния представителей других профессий. Ведь дети всё это видят и чувствуют, сначала они доверяют и берут с таких учителей пример, затем боятся, а в старших классах начинают презирать, если к тому времени сами уже не сформировались как люди, неспособные отстаивать свое мнение.

Таким образом, при существующей системе имитации гарантированного Конституцией всеобщего бесплатного образования детям в качестве образцов для подражания предлагаются забитые люди с рабским сознанием и серьезными проблемами в сфере принципов. Чему можно научиться у таких учителей, которые, прекрасно понимая пагубность своих действий, регулярно покорно выполняют всё, что скажет более высокопоставленный или сильный, — вопрос открытый.