1. Культурная война
  2. Отношения России и Запада
Наталья Лукеичева / ИА Красная Весна /
За редким исключением «творческая элита» последних 30 лет просто-напросто толпа посредственностей. Что поделать, — бездарное время могло порождать только это 

Секта поклонения Западу

Никола Пуссен. Пляски вокруг золотого тельца. 1637
Никола Пуссен. Пляски вокруг золотого тельца. 1637
Никола Пуссен. Пляски вокруг золотого тельца. 1637

Последние события в нашей стране показали, что большая часть российской элиты, выступающая против действий родного отечества, — это секта поклонения Западу, которая точно так же, как в 1917 и в 1991 сдаст свою родную страну за понюшку табака. Вот она, наша главная проблема, скользкий вопрос о которой в очередной раз встает перед нашим народом со всей своей неотвратимостью.

После развала Советского Союза в дискуссиях о «гражданском противостоянии» сломано немало копий во всевозможных СМИ. Все эти баталии так ни к чему и не привели, и вопрос элит, как мне кажется, остается нерешенным до сих пор.

Как правнучке жертвы сталинских репрессий, мне бы очень не хотелось, чтобы противостояние это вылилось из медиа пространства, не дай Бог, в какие-то действия, но мне кажется, я имею моральное право обсуждать эту тему, т. к. считаю ее самой насущной. В моей семье, которую буквально всю перемолол 20 век, как, впрочем, он перемолол и миллионы других российских семей, всегда пытались мыслить глобально, не ограничиваясь рассуждениями о своих шкурных интересах, и глубоко анализировать исторические процессы. Руководствуясь этими размышлениями, я считаю, что сейчас вновь настало время смело и настойчиво начать вырабатывать какую-то новую внутреннюю систему безопасности нашей родины.

Именно сейчас, на очередном историческом рубеже, России предоставляется еще одна возможность выработать и предложить человечеству альтернативную социальную модель развития в противовес звериному западному капитализму. Нашему народу просто жизненно необходимо создавать что-то принципиально новое.

Если не выстроить иную государственную конструкцию, ничего в элитах наших не изменится. По-прежнему так и будут эти люди презирать наш народ, брезговать им, стыдиться и отстраняться от него точно так же, как современный столичный хипстер стыдится своей стареющей, не гламурной матери, всё еще проживающей в его родном провинциальном городишке и высылающей всю свою пенсию родному отпрыску на модные кроссовки.

Свой цивилизационный выбор наши элиты всегда делают не в родную, русскую, сторону по причине своей глубочайшей ущербности и отсутствия чувства собственного достоинства. Ведь кто такой хипстер? Это глубоко травмированный и расщепленный человек с нарциссическим расстройством, внутренние части которого отторгаются им и не могут быть приняты его психикой, оставляя в структуре личности такой персоны огромную всепоглощающую дыру. Не просто так именно в элитах столько всевозможных девиаций и перверсий. Эта личностная брешь, как правило, требует внешних заплат, в которые превращаются социальный статус и его внешние атрибуты — брендовые вещи (шмотки, гаджеты, виллы, яхты) и комфорт, как наивысший смысл жизни.

Чаще всего, не имея в своем развитии какого-то особого интеллектуального, а самое главное — духовного (это вообще им неведомо) уровня, элиты исповедуют эдакую философию жизни киевского мещанина, задача которого всего лишь навсего «хорошо пожить» и «купить слоников». Это и есть тот самый цивилизационный выбор. Ведь так называемый «коллективный запад», в ряды которого так мечтают влиться наши элитарии — это абсолютно мещанская цивилизация, в приоритете у которой значатся исключительно деньги.

Фактически англосаксонский мир — это строго классовое общество, построенное по принципу финансовой пирамиды, внутри которого буквально прошита идея превосходства. Именно поэтому запад просто обречен на постоянное воспроизводство фашизма в каком-либо его виде.

Западное общество всего лишь сделало очередной виток в своей истории, но внутри осталось самим собой. Не случайно в сегодняшнем политическом европейском истеблишменте всё чаще появляются прямые потомки нацистов (Шольц, Линднер, Лаутербах, Грое), а их риторика лично у меня уже не оставляет никаких сомнений в том, что европейцы двинулись в сторону легализации своего неистребимого фашизма, как своего исторического опыта, а за их лицемерными и фальшивыми улыбками всегда оставалось высокомерное отношение к нам, как к низшей славянской расе.

Еще в июле 2008 года, оказавшись в Лондоне, я с ужасом наблюдала разгоняющуюся истерию западных СМИ вокруг нашей страны и нашего президента (хотя тогда Владимир Путин уже занимал пост премьер-министра). В то время я была достаточно далека от политики, но мой русский инстинкт самосохранения мгновенно включил сигнал «SOS». Весной этого же года, за несколько месяцев до поездки в Лондон, меня с моей подругой не пустили пообедать в Праге в английский паб, заявив, что русских они не обслуживают. Тогда же от меня в магазинах и лифтах начали шарахаться европейские обыватели. Вернувшись домой, я судорожно начала искать причину происходящего. После прочтения мюнхенской речи 2007 года Владимира Путина и дальнейшего изучения политического дискурса, кое-что в моей голове начало проясняться.

Тогда же мой ребенок начал обращать и свое, и мое внимание на демонизацию русского народа в западных мультфильмах и кино. Доставалось ему позднее за свою национальную идентичность в коллективных международных интернет-играх. Полностью пазл в моем сознании сложился к 8 августа 2008 года после нападения на Осетию, ну, а события на Украине в 2014 году довершили мое прозрение, а заодно и мое взросление.

Я получила великолепное советское образование, которое позволило мне, хоть и не сразу, но довольно быстро сориентироваться и понять, что происходит. И теперь лично я даже не сомневаюсь, что рано или поздно человечество в очередной раз получит от запада какого-нибудь Александра Македонского, Наполеона или Гитлера с их маниакальным стремлением завоевать и подчинить себе весь мир. Не просто так англосаксы вели сепаратные переговоры с умирающим рейхом и попрятали у себя всех выживших нацистов (включая и пособников немцев — японцев), добрую половину из которых, кстати, просто-напросто спасали для дальнейшего противостояния с Советским Союзом, трудоустроив у себя.

Большого ума-то не надо, чтобы понять, что англосаксы — не просто наследники нацистской Германии, они ее создатели. Поэтому, увы, эта цивилизация, воюющая по своей англосаксонской традиции всегда чужими руками, никогда не оставит нас в покое. Как же, по всей видимости, мы должны мешать им со своими ценностями и своим общинным и многонациональным устройством, в котором идея равенства всех людей на земле и вера в Бога неистребима! Как ни крути, а именно здесь пролегает метафизическая граница между Востоком и Западом.

В очередной раз повторяю: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станете усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и мамоне» (Матф.6:24). Именно в этом месте испокон веков наша страна со своей культурой и религией вынуждена с коллективным западом конфронтировать. Мы просто обречены на вечное противоборство с ним, а наши элиты уже в который раз готовы нас в этой борьбе предать.

Я вам не скажу про всю элиту, но об осином гнезде творческой интеллигенции поведаю, поскольку с 15 своих лет занимаюсь актерским ремеслом, и с 90-х годов наблюдаю за ее деградацией.

В конце 20-го века, когда я еще только получала свою профессию, она считалась вполне себе профессией, а не образом жизни, включала в себя огромное количество сложнейших когнитивных и физических навыков и требовала от ее обладателя глубочайших интеллектуальных и духовных знаний. Но с тех пор всё кардинально изменилось, и уцелевшие высококлассные специалисты в моей области уже больше 30 лет находятся в своей профессиональной среде как в окопе и разговаривают шепотом.

Профессиональное сообщество наше уже давно развалилось на довольно большое число разномастных тусовок и перестало соответствовать самому себе. Об этом я писала в своей статье «Почему мы больше никогда не увидим новых Штирлицев и Жегловых», повторяться не буду. Но дело в том, что претендуя на элитарность, вся эта фронда до предела агрессивно навязывает народу свою волю по праву высшей касты. Ведь свою элитарность этот «коллективный Ургант» воспринимает исключительно в классовом значении именно что превосходства, а не ответственности перед народом и служения ему.

Возомнив себя ни много ни мало новой аристократией, этот новоявленный «салон Анны Павловны Шерер» оккупировал всё культурное пространство страны и через него паразитирует на русском народе, не обращая ни малейшего внимания на то, что людей уже просто тошнит от навязчивой демонстрации их жизни с их силиконовыми половыми партнерами и, прости Господи, суррогатными детьми.

Хотя, по сути, «коллективный Ургант» для своего народа буквально ничегошеньки серьезного и оригинального не создал, — за это не кормят и хлопотно. Он — всего лишь навсего эдакая прикормленная западная франшиза. И всё у них делается по франшизе — телевизионные программы, фильмы, сериалы, мультики, музыка, книги, журналы, статейки, вебинары, семинары, презентации и пр. И даже театр уже переформатируется ими под западный стандарт.

Так вот, буквально за месяц до начала военной операции на Украине всё это осиное гнездо прямо-таки взбунтовалось против проекта указа президента РФ об «Основах государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей». Ведь это не их ценности!

И не мудрено, если проект призван защищать и достоинство, и патриотизм, и гражданственность, и представление об ответственности за судьбу Отечества, и представление о приоритете духовного над материальным, и многое другое из того же ряда — порицая при этом культ вседозволенности и отрицание идеалов патриотизма.

Казалось, сказанное четко и ясно. Но так называемый «коллективный Ургант», обслуживающий совсем иные интересы, против всего этого начал бунтовать. Эти жирные коты испугались дополнительного контроля! То есть они по-прежнему хотят делать всё, что им вздумается, и не хотят за это нести никакой ответственности! А немаленькие государственные деньги, то есть деньги народа, они получать по-прежнему хотят! Это всё равно, что насильник насилует жертву за ее же счет!

В советские времена улица, на которой находится моя альма-матер — Нижегородское театральное училище имени Е. А. Евстигнеева, — носила имя революционерки Веры Фигнер. Поскольку у меня нет никаких исторических предубеждений, я спокойно обсуждаю любые исторические события моей страны точно так же, как я обсуждаю свою собственную судьбу. Не давая никаких оценок деятельности Веры Фигнер, не погнушаюсь и сейчас привести ее высказывание:

«Когда я вышла 17 лет из института, во мне в первый раз зародилась мысль о том, что не все находятся в таких благоприятных условиях, как я. Смутная идея о том, что я принадлежу к культурному меньшинству, возбуждала во мне мысль об обязанностях, которые налагает на меня мое положение по отношению к остальной, некультурной массе, которая живет изо дня в день, погруженная в физический труд и лишенная того, что обыкновенно называется благами цивилизации. В силу этого представления о контрасте между моим положением и положением окружающих, у меня явилась первая мысль о необходимости создать себе цель в жизни, которая клонилась бы ко благу этих окружающих.»

Интересно, за 30 лет отсутствия хоть каких-то идеологических границ и сдерживающих факторов «коллективный Ургант» еще в состоянии вообще осмыслить, что такое мера ответственности представителей культуры перед своим народом?! Сомневаюсь.

Вот, например, «наше всё» А. С. Пушкин считал: «Я убежден в необходимости цензуры в образованном нравственно и христианском обществе, под какими бы законами и правлением оно бы ни находилось… Нравственность (как и религия) должна быть уважаема писателем. Безнравственные книги суть те, которые потрясают первые основания гражданского общества, те, которые проповедают разврат, рассеивают личную клевету, или кои целию имеют распаление чувственности приапическими (возбуждающими низменные инстинкты) изображениями…»

Или вот Эдмунд Уилсон (1895-1972), выдающийся американский литературовед и критик, тоже полагал: «Самое безнравственное, постыдное и опасное, что можно сделать в искусстве, — это сознательно подпитывать публику ее собственным невежеством и дешевыми вкусами».

Но смешно же, право слово, взывать сейчас с помощью каких-то там цитат к людям, превратившимся за последние десятилетия просто-напросто в остервенелых барыг. Мне кажется, не стоит уже вообще о чем-либо разговаривать нашему государству с этими людьми, ведь разве не стало понятно за прошедшие десятилетия, кто есть кто, и у кого какие ценности? Ибо «По плодам их узнаете их» Матф.7:16.

Разве не они превратили буквально всё культурное пространство страны в настоящую помойку? А еще А. С. Макаренко говорил: «Нормальный человек не может адаптироваться к „социальной помойке“, в условиях помойки «воспитывается только хорошо адаптированная сволочь».

Есть в психологии такое понятие — границы. В норме зрелая личность не просто должна уметь, она просто обязана их отстаивать и защищать. Так ведь ровно точно такая же обязанность лежит и на государстве.

Но ведь защите физических границ всегда предшествует и защита границ психологических! Разве трагедия Украины со всей очевидностью не показала нам, к чему могут привести размытые «психологические» национальные границы, чем и являются в государственном масштабе культурные традиции и ценности?! На мой лично взгляд именно в этом и заключается корень зла украинской катастрофы.

Вопрос мировоззрения и своей собственной самоидентификации и идентичности есть основополагающий вопрос как отдельно взятого человека, так и государства. Для страны это вопрос идеологии, и именно он сегодня так остро стоит перед нашим обществом. Ну не может быть рост благосостояния граждан нашей национальной идеей! Деньги и материальные ценности, как таковые, не могут являться целью для человека с нормальной психикой, они могут быть лишь средством!

Я всю свою жизнь занимаюсь наблюдением и изучением человеческой природы как таковой и анализом человеческих поступков. Я точно знаю: жажда наживы запускает в человеке необратимые разрушительные внутренние процессы и превращает его в прорву. В нем начинают развиваться психические отклонения и всякого рода извращения.

Я с детства пыталась понять, как же немецкий народ с Бахом и Гёте в своих кишках мог так оскотиниться?! С 2014 года я наблюдаю за подобным процессом в психике моих украинских коллег и даже когда-то друзей… За свою сытую жизнь и новые порции денег они были готовы не только закрывать глаза на убитых жителей Донбасса, а и ненавидеть их за то, что они мешают эти порции получать без зазрения совести.

Их абсолютно не интересовало, от кого и за что они эти порции получают. С некоторых пор я убеждена, что нет ничего страшнее сытого и отупелого от этой сытости обывателя, который будет игнорировать что угодно и соглашаться с чем угодно ради опять-таки этой своей сытости. Именно на этом построена западная цивилизация. И именно через это ломается цивилизация наша.

Мне сложно представить, как будет проходить эта самая денацификация в головах моих бывших украинских знакомых. Способности к покаянию в этих людях пока не наблюдаю, а я полагаю, что только через него этот внутренний процесс возможен. Но меня сейчас больше волнуют не они.

Мне кажется, не стоит обольщаться тем, что одни уехали, а иные затаились. Я очень хорошо знаю это продажное племя «волков в овечьей шкуре». Пройдет не так много времени, и «коллективный Ургант» понаприедет обратно и начнет претендовать на свои старые места в пищевой цепочке. Так вот, очень бы хотелось, чтобы по их возвращении эти места уже были бы заняты людьми другого уровня профессионализма и сознания. За редким исключением «творческая элита» последних 30-и лет просто-напросто толпа посредственностей. Что поделать, — бездарное время могло порождать только это. Хотелось бы, чтобы они больше не вернулись в медийное пространство не из-за их политических убеждений, вовсе нет, а по причине их чудовищной профессиональной некомпетентности и человеческой непорядочности.

Я абсолютно точно знаю: качественно другие люди в творческой среде однозначно всегда были и есть. Изгнанные, оплеванные, вытесненные на задворки и забитые по углам они все эти годы как-то продолжали работать. Талантливый человек не может не творить. Пришло время их найти и привлечь к работе. Ее сейчас должно быть много, ведь мы больше просто не имеем права терять наши следующие поколения, как мы практически потеряли три предыдущих. Мне кажется, именно на этом и должна быть сейчас сосредоточена наша страна.

Я не политик, не политолог, не социолог. Я просто русский человек. Я хочу им оставаться и хочу, чтобы мои правнуки ими тоже были. Я не знаю, что нужно сделать, чтобы элитой моей страны становились только высоконравственные, достойные люди.

Нет, я не сумасшедшая и понимаю, что, к сожалению, «мир лежит во зле», природа человека несовершенна и, вероятно, именно поэтому человеческую ущербность и гордыню, как ее компенсацию, а вместе с ней и барыжничество, истребить в полной мере на земле невозможно, но ему должно быть отведено определенное место. Чтобы барыги больше никогда и нигде не могли получить доступ хоть к какой-либо власти. Я не знаю, что нужно для этого сделать, но откаты на государственных каналах и в министерствах страны за создание новых «Они сражались за родину» больше браться не должны. Легендарные музеи и журналы не должны возглавляться людьми со смутным представлением о добре и зле. Сумасшедшие потаскухи не должны публично взращивать с каких угодно экранов из русских девочек себе подобных. Проходимцы и психопаты не должны просачиваться в систему образования, медицину, науку и искусство. Я не знаю, что нужно для этого сделать, я не знаю…

Я просто хочу, чтобы Россия, которую я очень люблю, оставалась Россией и была всегда. Со своими, отличными от всего «цивилизованного» мира ценностями, которые бы она могла сохранять, никогда больше не терять и передавать своим детям, из которых могли бы вырастать такие большие русские Люди с большой буквы, как, например, Артём Жога. Только такой человек, как он, может сказать о нацистах, от рук которых погиб в Донбассе его сын, что это «заблудшие люди с искаженным мировоззрением, сознанием… но они Божьи создания…», повторяя, в сущности, за Христом «ибо не ведают, что творят…». Именно такие русские люди побеждали в 1242 на Чудском озере, в 1380 на Куликовом поле, в 1709 под Полтавой, 1812 в Бородинском сражении, в 1942 под Сталинградом и в 1943 на Курской дуге. Пусть победят они и теперь!

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER