23
авг
2020
  1. Политическая война
  2. Ситуация в Армении
Ольга Юшина / ИА Красная Весна /
Видимо, они хотят под предлогом конституционных реформ, наконец, освободиться от Конституционного суда, который у них застрял в горле

В парламенте Армении пытаются «скрестить помидоры с картошкой». Интервью

Франсиско Гойя. Сон разума рождает чудовищ (фрагмент). 1797
1797(фрагмент).чудовищрождаетразумаСонГойя.Франсиско
Франсиско Гойя. Сон разума рождает чудовищ (фрагмент). 1797

После нашумевших поправок к Конституции, принятых парламентом Армении в июне с целью сменить состав Конституционного суда, в парламенте начали разрабатывать более фундаментальные и многоплановые поправки к Основному закону. В качестве одной из мер комиссия приняла концепцию объединения Конституционного и Кассационного судов. Соответственно, в свой черед эта мера будет предложена законодателям и, возможно, вынесена на референдум.

О причинах и возможных последствиях таких законодательных изменений корреспондент ИА Красная Весна побеседовал с известным армянским адвокатом Айком Алумяном.

ИА Красная Весна: Парламентская комиссия приняла концепцию объединения Кассационного и Конституционного судов Армении. С чем связана такая мера?

— Уже давно, наверное, всем почти стало понятно, что у нас Кассационный суд ни на что не пригоден. Приблизительно 95% всех кассационных жалоб они вообще не принимают в производство.

Закон позволяет им практически без всяких обоснований, то есть с чисто формальными обоснованиями, принять в производство кассационную жалобу или не принять. Поэтому ответы по большинству отклоненных жалоб отличаются один от другого только номером дела и фамилией лица, которое принесло кассационную жалобу.

То есть можно сказать, что в Кассационном суде творится полнейшая анархия. Никто не может добиться вразумительного ответа, почему та или иная кассационная жалоба принята в производство, а другая, точно такая же — нет.

В Кассационном суде работает огромный аппарат. Я думаю, что очень большая доля затрат на всю судебную систему расходуется именно на Кассационный суд. Судьи Кассационного суда получают чрезвычайно высокую по отношению к другим судьям и вообще для Республики Армения совершенно немыслимую зарплату. И при этом срезают 95% кассационных жалоб.

Что касается тех 5%, которые все же принимаются в производство, вызывают подозрение причины, почему останавливаются именно на них.

Дело в том, что там, где вот такая абсолютная тень, там могут быть серьезные коррупционные схемы. И вот, уже давно всем стало понятно, что Кассационный суд у нас как бы работает только сам на себя.

ИА Красная Весна: А в чем, в таком случае, состоит основная функция Кассационного суда?

— У нас в Конституции закреплено, что Кассационный суд обеспечивает единообразное применение законов. Из этого следует, что если какой-либо закон Кассационный суд применил каким-либо конкретным образом, то все остальные суды должны точно так же применять этот закон.

В принципе, идея хорошая, потому что не может быть так, что один и тот же закон разными судами трактуется по-разному. Все суды должны тот же закон трактовать таким же образом.

Повторю. Единственное, чем Кассационный суд отличается от других судов — он обеспечивает единообразное применение и трактовку законов. Нам всегда говорят: «а вот если Кассационного суда не будет, кто будет обеспечивать…?»

ИА Красная Весна: Действительно, какой здесь может быть выход?

— А очень просто — можно вышвырнуть из Конституции вообще всякое упоминание о Кассационном суде. Его может не быть, а обеспечение единообразного применения закона может быть возложено на Апелляционный суд. И таким образом всякая необходимость в Кассационном суде отпадает полностью.

Но в комиссии по поправкам решили пойти не на серьёзные меры, а на половинчатые. Они понимают, что Кассационный суд никому вообще не нужен, но они не пошли на серьезную реформу — упразднение этой конторы.

Половинчатое решение, которое хотят принять — объединить эти два суда, как бы по модели, в чем-то похожей на модель Верховного суда США. Но, может, в Америке она работает. Может быть там какие-то механизмы, которые мы здесь или не совсем понимаем, или, может быть, совсем не понимаем, или, может быть, наша система не приспособлена к такой модели.

ИА Красная Весна: И что будет, если эту модель все же примут?

— Я лично думаю, что если здесь, в Армении, на действующую модель как-то прикрепить еще модель американского Верховного суда, получится «гибрид», похожий на тот, который был описан в книге Войновича про солдата Чонкина.

Там был один герой, живущий в глухой деревне, которого считали сильно ученым, потому что он, в отличие от других, умел читать и писать. Он и сам стал себя считать ученым, и решил скрестить помидоры с картошкой, создать овощ, который под землей будет картошкой, а сверху — помидором.

Но поскольку никаких агропромышленных технологий он не знал, кроме как удобрять навозом, то каждый раз, когда у него не получалось, он решал, что, наверное, навоза мало. И добавлял навоз до тех пор, пока от него жена не сбежала от этой вони.

Вот теперь у нас такая «вонь» будет, я думаю. Потому что хотят скрестить нескрещиваемое.

И, видимо, они хотят под предлогом конституционных реформ, наконец, освободиться от Конституционного суда, который у них застрял в горле. Это, кстати, единственный суд, который за это время, за последние два-три года, себя показал с самой лучшей стороны.

Похоже, таким образом инициаторы реформы хотят одновременно и трудоустроить судей Кассационного суда, и как-то избавиться от проблемы Конституционного суда, ну и так далее.

Потому что судьи Кассационного суда всегда отличались тем, что были абсолютно толерантны, абсолютно преданны любой политической власти, которая на тот момент существовала. Видимо, их специально подбирали именно таким образом.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER