logo
Статья
/ Игорь Моряков
В сентября этого года в Сирии был сбит российский самолет-разведчик Ил-20, погибло 15 российских военнослужащих. Это событие ухудшило российско-израильские отношения и в конечном итоге оказало влияние на изменение баланса сил в регионе.

Гибель Ил-20 в Сирии. Последствия для российско-израильских отношений

Гибель Ил-20 в СирииГибель Ил-20 в Сирии
Анашкин Сергей © ИА Красная Весна

Хронология событий

17 сентября с экранов радаров пропал российский самолет Ил-20. Как выяснилось позже, воздушное судно было сбито ракетой сирийского комплекса ПВО С-200. Погибло 15 военнослужащих российской армии. Трагедия произошла при возвращении самолета на авиабазу Хмеймим над акваторией Средиземного моря в 35 километрах от берега.

Министерство обороны РФ практически сразу указало, что причиной произошедшего стали провокативные действия израильской боевой авиации. По словам официального представителя Министерства обороны России Игоря Конашенкова, самолеты ВВС Израиля преднамеренно создали опасную ситуацию при проведении боевой операции вблизи французского фрегата «Овернь» и российского самолета Ил-20. В доказательство в министерстве представили данные траекторий полета Ил-20 и израильских F-16. Более того, о планируемой операции израильское командование предупредило менее, чем за одну минуту до нанесения удара. Тем самым было невозможно своевременно увести Ил-20 в безопасную зону.

В свою очередь израильская сторона поначалу никак не реагировала на запросы российских дипломатов. Позднее была представлена позиция Израиля по инциденту. Во-первых, израильские военные — летчики и командование — действовали правильно и намерены так действовать и дальше. Во-вторых, во всем виноваты сирийские войска противовоздушной обороны, которые обладают низкой квалификацией и оснащены устаревшей техникой. В-третьих, российские военные были предупреждены заранее. Хотя при этом признавалось, что в «предупреждении» указан совершенно другой район проведения операции — север Сирии, а не северо-запад, где операция реально проводилась.

Так или иначе, Израиль свою вину не признал, извинения приносить не стал, возложив всю ответственность на сирийцев. Израильской стороной был подготовлен многостраничный доклад, который был лично представлен командующим ВВС Израиля Амикамом Норкиным российскому руководству в Москве.

Российские военные, очевидно, были в курсе того, какими характеристиками обладает ПВО Сирии и сирийские военнослужащие. Доклад был воспринят, мягко говоря, плохо. Собственно российская позиция состояла в следующем: роль израильских ВВС ясна — она бесспорно провокационная. Вопрос состоял в том, как сохранить имеющиеся взаимоотношения и восстановить утраченное доверие. И как в дальнейшем избежать подобных трагедий.

Позиция России не была услышана израильскими властями. В итоге было принято следующее решение: раз во всём виноваты сирийцы и их устаревшая система ПВО, а Израиль действовал «правильно» (а, следовательно, и в дальнейшем будет поступать подобным образом), то во избежание подобных инцидентов российские военные осуществят модернизацию системы ПВО Сирии и будут действовать на ее территории, не считаясь с израильскими интересами.

Последствия для российско-израильских отношений

Вместе с тем уровень российско-израильского сотрудничества на момент сбивания Ил-20 был беспрецедентно высок. Израиль был одним из немногих государств Запада, который не присоединился к антироссийским санкциям, напротив, взаимодействие в сфере экономики и политики росло год от года. Между странами действовал безвизовый режим. Делегации, высшие должностные лица Израиля могли беспрепятственно получать аудиенцию у своих российских коллег. Так премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху для переговоров с президентом России Владимиром Путиным совершил в Россию в 2016 и 2017 годах по три визита, многие из которых были внеплановыми. И это не говоря уже о многочисленных поездках министра иностранных дел или министра обороны.

Российская сторона с уважением относилась к интересам Израиля в регионе Ближнего Востока, не препятствовала проведению израильскими ВВС операций на территории Сирии. (Сами израильтяне утверждали, что проводят бомбардировки на территории Сирии исключительно военных объектов Ирана). Именно благодаря действиям России находящиеся в Сирии иранские подразделения были «отодвинуты» от сирийско-израильской границы более чем на 100 км. Одним словом, уровень сотрудничества между государствами был беспрецедентно высок.

После гибели российского самолета отношения между странами сильно ухудшились. Причем израильская сторона искренне удивлялась происходящему. Некогда полноформатные многосторонние переговоры на практике свелись к телефонным звонкам между главами государств. Израиль многократно пытался организовать полноценные встречи между Путиным и Нетаньяху, однако до сих пор в графике российского президента так и не нашлось для них места. В этой ситуации пятиминутный разговор между Путиным и Нетаньяху на саммите, приуроченном к столетию окончания Первой мировой войны, выдавался израильской прессой чуть ли не как прорыв в отношениях.

Создание системы ПВО Сирии

Как отмечалось выше, российская сторона, получив ответ от Израиля, приступила к модернизации системы ПВО Сирии. После модернизации, которая должна завершиться по разным оценкам либо в январе, либо в марте следующего года, система улучшится на порядок и станет одной из лучших на Ближнем Востоке.

Первым шагом в этом направлении стала безвозмездная передача Сирии трех дивизионов С-300. Затем были поставлены системы радиоэлектронной борьбы разного вида, комплексы «Панцирь», системы автоматического централизованного управления и др.

Тем самым введенная в строй система ПВО Сирии станет единым целым и серьезно изменит баланс сил в регионе. Система не направлена как таковая против Израиля, ее основное назначение — противодействие ракетным ударам со стороны США и их союзников. Вместе с тем она серьезно ограничивает оперативную свободу действий израильских ВВС в Сирии.

Вместе с тем ряд высокопоставленных политиков еврейского государства делали заявления о том, что комплексы С-300 не являются серьезной помехой при проведении операций. Однако, вплоть до 26 декабря никаких авианалетов ВВС Израиля не проводили.