logo
Статья
В заверения представителей некоторых сил об их исключительной мирности и законопослушности, глядя на их активность и боевитость, не верится

Псковские призывы к майдану

Выступление Удальцова 24 февраля в ПсковеВыступление Удальцова 24 февраля в Пскове
Денис Новотроицкий © ИА Красная Весна

В Пскове недавно произошло событие, проясняющее планы оппозиции по действиям в Москве сразу после выборов президента. Перед тем как рассказать об этом, необходимо, однако, вспомнить следующее.

22 февраля вышла аналитическая программа Сергея Кургиняна «Смысл игры — 120», в которой он говорил о возможности организации майдана в России по образцу украинского майдана-2004. Тогда в Киеве вышедшая на улицы толпа стала заявлять о фальсификации выборов во втором туре и требовать пересчета голосов. В результате состоялись перевыборы президента, по результатам которых победил Виктор Ющенко. С. Е. Кургиняну видится, что если на выборах президента РФ результат Путина в первом туре будет менее 55 %, то может возникнуть такой вариант и в России: оппозиция начнет заявлять о том, что выборы сфальсифицированы, 5 % Путину «накрутили», и будет требовать пересмотра итогов выборов (напомним, что, по закону, кандидат, набравший в первом туре более 50 % голосов избирателей, становится победителем).

Итак, 24 февраля 2018 года в Пскове прошла встреча с представителями штаба П. Н. Грудинина Владимиром Леоновым (организация «Русские ученые социалистической ориентации», один из руководителей так называемого Народно-патриотического союза России), Сергеем Удальцовым («Левый фронт»), Дмитрием Крайновым («Анархо-коммунистическая партия России»). Хозяевами встречи были обком КПРФ (Пётр Алексеенко) и известный псковский оппозиционер Сергей Костец.

Подробности этой встречи ИА Красная Весна уже описывало, обратим внимание на отдельные моменты.

В речи С. Удальцова обратил на себя внимание призыв: «19 марта… __будьте готовы выходить на улицу защищать свои голоса!» **

Далее начались вопросы, в результате ответов на которые стала видна концепция Удальцова. А именно — если Грудинин набирает 30 % голосов, то это автоматически второй тур! Если при этом Путин объявит о 55 % у себя — это фальсификация выборов. По мнению Удальцова и других ведущих встречи, у Грудинина рейтинг никак не 7 %, а гораздо больше. Насчет конкретных цифр Сергей Станиславович был осторожен.

Правда, в ходе встречи Удальцов не раз подчеркивал, что «мы — мирные люди, абсолютно законопослушные, но власть сама спровоцирует социальный взрыв». Глядя на боевитость Сергея Удальцова, не верилось в его абсолютное миролюбие. Он производил впечатление бойца, уличного оратора, трибуна, имеющего внутренний стержень (хоть вся эта боевитость, по моему мнению, направлена не в то русло), обладающего внутренней убедительностью (убедительными были не аргументы г-на Удальцова, а именно его внутренняя убежденность, производившая впечатление на окружающих).

Особенно настроенным на уличные протесты оказался псковский оппозиционер, организатор псковского митинга 10 декабря 2012 года, в прошлом (по его словам) лидер так называемого Псковского гражданского общества Сергей Костец. В конце встречи его реплика о том, что надо выходить 19 марта на улицы «защищать свои голоса», прозвучала как директивная информация о давно принятом решении.

Интересен вопрос и о том, как широка может быть антипутинская коалиция в грудининском варианте. Корреспондент ИА Красная Весна попросил Удальцова прокомментировать сведения о сотрудничестве «Левого фронта» с татарскими националистами и Хизб-ут-Тахрир (‌организация, деятельность которой запрещена в РФ). Удальцов яростно утверждал, что «это ложь!», но в ответе на вопрос о возможности сотрудничества с ними сказал, что сотрудничество с теми, кто говорит об ущемлении прав какой-либо группы населения, вполне возможно, «если они не сеют рознь». Интересно, станет ли возможным сотрудничество с террористической организацией, если та заявит о вступлении в «широкую коалицию» и «не будет стремиться сеять в ней рознь»?

Зарождается и такой вопрос. Должно быть понятно, что социализм выборами не получишь, и, в случае победы Грудинина, никто из тех, кто получил в 90-е во владение собственность, без боя эту собственность не отдадут. Напрашивается вывод, что забирать у этой силы, у этой элиты право на власть и собственность должна другая сила — некая контрэлита, воспитанная на других принципах. Есть у широкой коалиции сил такие люди в нужном количестве? Условные Василии Губановы, готовые проливать кровь за народ, работать на любых, даже низких должностях, а по ночам штудировать литературу, повышая свой профессиональный и культурный уровень? Есть ли тысячи Павок Корчагиных, отдавших досуха свое здоровье и жизнь сначала на фронтах Гражданской войны, а после на трудовых фронтах? А если на сегодняшний момент таких кадров нет, то есть ли система подготовки такой идейно накаленной контрэлиты?

На этот вопрос представители грудининского штаба отвечали в стиле «волков бояться — в лес не ходить» и заверяли, что с «олигархами разберутся компетентные органы», никто из них сопротивляться не будет, а среди среднего чиновничества много людей, которые мечтают работать на народ, но им не дает злой Путин. То есть, фактически, по существу на вопрос не ответили. Такие ответы выглядели либо как наивность, либо как сознательная дезинформация, направленная на прикрытие совсем других целей, а именно — майданизацию процессов в России.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что, если не вся коалиция сил, поддерживающих кандидата в президенты РФ П. Н. Грудинина, то, по крайней мере, определенная часть этих сил под прикрытием предвыборной агитации за кандидата призывают к уличным протестам, которые могут перерасти в реализацию майданного сценария в России. В заверения представителей данных сил об их исключительной мирности и законопослушности, глядя на их активность и боевитость, не верится. Особенно после слов о том, что социальный взрыв власть спровоцирует сама. То есть ответственность за радикализацию процессов, возникновение массовых беспорядков можно целиком переложить на власть.

Кроме того, такая дата начала протестов как 19 марта подталкивает к мысли о том, что готовятся именно несанкционированные протестные акции. Ведь еще не ясно, каковы будут результаты выборов, будут ли фальсификации, следовательно, будет ли необходимость таких протестов. Чисто технически согласовать законную крупную акцию в один день невозможно.

Главной задачей в данной ситуации видится отслеживание активности сил, работающих над реализацией в России майданного сценария, под каким бы прикрытием она не проводилась бы, и разработка противодействия этой активности, в том числе в правовом поле.