Нужны убедительные доказательства прозрачности электронного голосования

Все конституции мира эксперт считает профанацией

Общероссийское голосование по поправкам к Конституции как в обществе, так и среди экспертов воспринимается неоднозначно. Причины две: процесс непривычно растянулся на целую неделю, а то, что дистанционное голосование так же надежно, как и обычное, власти пока не убедили. Аргументы властей в пользу этих двух вещей не все поняли и тем более не все приняли. Проблемы разбирает эксперт Общественной палаты Республики Коми, писатель Григорий Спичак.

ИА Красная Весна: Как Вы считаете, голосование по поправкам к Конституции — это крупное событие в нашей новейшей истории или некий пиар, манипуляция, еще что-то?

— Я считаю, что это пиар. Это некий публичный псевдодиалог, потому что поправки уже приняты, но при этом они так и не стали предметом широкой общественной дискуссии. Они обсуждены даже хуже, чем при принятии Конституции 1977 года при большем формализме того времени.

Но меня утешает, честно говоря, другое — по большому счету все конституции мира спрофанированы. Смотрите, что делается в США, плевать хотели на Конституцию в той же Франции. Великобритания, по-моему, вообще не имеет основного закона государства.

На самом деле, что это за фетиш такой, основной закон? Группа моральных статей каких-то или набор каких-то статей-пожеланий? Общенародны ли они? Более того, консолидированы ли они как желания всей элиты государства, ну или хотя бы технической, военной и так далее? Для меня же — это некая абстракция, причем довольно серьезно спрофанированная.

Я уже не вижу в этом явлении той силы, которая была в XX веке. Оно рассыпается, как конструктор «лего». Может, для вас это будет неожиданным, но я не юрист, я всего лишь описываю свои ощущения. И это ощущения человека, который слышит свою страну, слышит настроения людей, немножко понимает в политических технологиях. Именно поэтому я это вижу, как некое плохо сваренное блюдо, которое пытаются представить одной из «фишек» ресторана.

Григорий Спичак
Григорий Спичак
Изображение: © Мария Спичак

ИА Красная Весна: Как Вы оцениваете формат голосования — в течение шести дней?

— Это еще один из признаков того, что данное явление, как телепередача про «адскую кухню», где соревнуются между собой команды — кто блины испечет, кто рыбу пожарит. Но мы же знаем, что реальная жизнь, что реальный «общепит» — они другие.

Это что, «олимпийские игры» такие — голосовать 6 дней? Тем более принимается всё одним пакетом. Или, нужно искусственно нагнать цифру, чтобы максимально большое число людей проголосовало?

Было бы честнее провести некий мониторинг. Пусть бы 3–7 всяких политических групп или исследовательских центров провели перекрестный мониторинг. Мне кажется, что в этом случае, цифры бы получили честнее. Пусть даже по итогу мониторинга возникла бы площадкой для дискуссии. По факту, данное голосование — тоже мониторинг, но растянутый на 6 дней искусственно, якобы из-за пандемии.

ИА Красная Весна: Как Вы относитесь к идее электронного голосования, которое будет применяться в некоторых регионах?

Еще Сталин говорил: «…важно не как проголосуют, а как посчитают». Там, где электронное голосование, начинается безликость расчета. Мы можем думать, что голосуем, а на самом деле считают без нас. Поэтому, важны живые голосования. До тех пор, пока не будут убедительны доказательства прозрачности электронного голосования, когда видно, где и в какой нише встала моя единичка, мой плюс или мой минус, электронные голосования будут механизмом профанации.

ИА Красная Весна: Как вы считаете, будет ли при электронном волеизъявлении обеспечено выполнение положения закона о тайном голосовании?

Это может и будет, почему нет, ведь для бенефициаров «большой игры» это вообще не принципиально. Поэтому это условие может быть обеспечено вполне.

ИА Красная Весна: Как изменится жизнь страны и общества в случае положительного итога голосования? Отрицательного?

Есть «теория длинных игр», согласно которой, по-настоящему меняется жизнь общества не в результате голосования или неголосования, а в результате длительных потом напоминаний или отсылок на голосование. Понимаете, это не одно и то же. Одно дело, если мы проголосуем 1 июля, и другое, если об этом нам потом на протяжении 20 лет будут напоминать.

Нам будут говорить, что это мы легитимизировали эти поправки, что это было то наше поколение, это было в том контексте и так далее. И вот это и есть механизм обкладывания общества либо чувством вины, либо чувством псевдодостоинства, либо чувством якобы общенационального выбора, того состояния сознания общества на тот момент. Так лепится потом следующее решение, следующий механизм каких-то действий или бездействий.

В этом смысле 2 июля все будет ровно также, и 1 июля 2024 года будет ровно также, потому что не поправки, не статьи в конституции влияют на взаимоотношение «башен» Кремля, элитных группировок, финансовых потоков, внешней политики. Все это очень условное из области пожеланий моральных.

Это как Христос оставил нам 10 заповедей, которые через 2 тысячи лет, через человеческую цивилизацию прошли бесконечным императивом. И за эти 10 заповедей были пролиты мегатонны, океаны крови. Всё для того, чтобы человек оставался человечным, чтобы был шанс на бессмертие. Но это не значит, что все две тысячи лет люди смогли выполнять эти 10 пунктов, и которые постоянно нарушались. Они и бесконечно нарушались, и оставались неким категорическим императивом в жизни людей.

Уильям Хогарт. Голосование. 1754 года
Уильям Хогарт. Голосование. 1754 года
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER