logo
Статья
  1. Экономическая война
  2. Промышленная политика мэрии Москвы
Контекст, в котором в Москве создается загадочный и долгожданный инновационный кластер, намекает: речь не столь об инновациях, сколь о централизации промышленности в крупных центрах в соответствии с принятой 13 февраля Стратегией пространственного развития России

Москва отделяется от России? — в столице создают инновационный суперкластер

Создание в Москве IT- платформыСоздание в Москве IT- платформы
Лисютина Ольга © ИА Красная Весна

В Москве создается крупный инновационный кластер. В начале февраля мэр города внес в Мосгордуму соответствующий законопроект, и 11 февраля началось его обсуждение в Мосгордуме и в СМИ. Заявлено, это будет не очередной технопарк, а межотраслевое объединение, соединяющие в том числе все технопарки города. Идея его создания была согласована с президентом России в апреле 2018 года, а в ноябре Путин подписал федеральный указ о создании фонда для обеспечения работы кластера. Список участников правления фонда также был прописан в указе.

Попытаемся понять, что это за явление. Очередное событие в чисто московской жизни или проект государственного масштаба? Технологический прорыв или очередные преференции московскому бизнесу?

Москва подчеркивает свою поддержку предпринимательства. Есть разнообразные субсидии, налоговое бремя на бизнес снижается. Это отражается и в бюджетных планах столицы: ожидается, что в 2019–2021 годах налоговые поступления от прибыли бизнеса будут расти заметно медленнее налоговых поступлений от доходов физических лиц. Это один из основных факторов, подразумеваемых под «инвестиционной ориентированностью» бюджета 2019 года. «Для того чтобы бюджет пополнялся, необходимо уделять внимание и развитию экономики, и малому и среднему бизнесу, и поддержке промышленности, науки и инноваций», — заявил Собянин осенью 2018 года.

Создаваемый кластер — не первое слово в московских инновациях: есть уже много технопарков, и главная новизна кластера — в его межотраслевом характере. Основой всей этой системы должна стать новая ИТ-платформа с применением современной технологии блокчейн — распределенной базы данных, позволяющей надежно обеспечивать, например, фиксацию и передачу прав на создаваемые объекты интеллектуальной собственности. Столь модная система позволяет, в частности, защитить изобретателя от кражи продукта: при таком подходе документация на производный продукт будет неизбежно содержать в себе цифровую подпись, указывающую на источник изобретения. Возможность фиксации даты и содержания любого документа может сильно помочь в защите своего приоритета в суде.

Одновременно, кластер должен будет облегчать бизнесу взаимодействие с властью, вплоть до режима «одного окна», и поощрять инновации экономическими методами. Отмечается, что поощрять будут не любые идеи, а только те инновации, которые воплощены в реальность, хотя бы на уровне заключения договора.

Согласно президентскому указу, конкретные критерии отбора для участников кластера необходимо сформулировать до 26 февраля — к моменту истечения трехмесячного срока с момента подписания указа. Естественно, во внесенном Собяниным 6 февраля законопроекте этих критериев еще нет. Строго говоря, никаких особых критериев и не подразумевается: говорится, что нужна лишь московская регистрация и отсутствие долгов перед властью.

Нет критериев и в принятой 13 февраля на государственном уровне Стратегии пространственного развития, которая объявляет Москву вкупе с 21 крупным городом Московской области единым центром экономического роста. Согласно Стратегии, подобные центры, а именно, агломерации, дающие весомый вклад в рост экономики страны, должны самостоятельно решить, какие именно отрасли они должны развивать. Задача, которая ставится перед центрами, — ускорить свое собственное социально-экономическое развитие через приоритетную поддержку наукоемких отраслей и, что оговаривается особо, креативных индустрий.

Станет ли это начинание началом крупного технологического прорыва — или станет разновидностью привычной для Москвы поддержки бизнеса по принципу «что правительство сочтет инновационным»?

Поддержка и бизнеса, и инноваций — не новое слово в московской политике. Создаваемая ИТ-платформа будет опираться на уже существующую систему iMoscow, а принципиальная новизна кластера, судя по публичным высказываниям, в сквозном, межотраслевом характере создаваемой структуры, при котором любая инновация сможет быстро пройти цепочку от точки зарождения новой идеи до предприятий, которые будут использовать уже созданный инновационный продукт на следующих элементах производственной цепочки.

Иначе говоря, платформа позволит обеспечить распространение потенциального прорыва на другие области экономики. Также платформа обещает суперинформатизацию в том, чтобы максимально ускорить встречу людей и фирм, превращение идей в продукты. В остальном же кластер — это очередные местные преференции плюс федеральное финансирование инноваций со стороны крупных государственных компаний.

Что говорят сами авторы этой идеи? Настораживают слова редактора законопроекта, руководителя департамента предпринимательства и инновационного развития Алексея Фурсина о том, что кластер объединит не только всю инновационную структуру (это правильно и понятно), но и весь кадровый и производственный потенциал города — что не может не удивлять. Причем тут производственный потенциал (то есть максимально возможный объем производства при данном технологическом уровне), если инновации — это именно повышение технологического уровня? Возникает подозрение, что московские чиновники решили, что инновация — это хороший повод взять в единое управление всю промышленность города?

Конечно, в едином управлении есть немало плюсов, но, памятуя о доминирующих на сей день денежно-капиталистических принципах формирования отношений, возникает подозрение, что, возможно, речь уже не столь о самих инновациях, сколь о построении особой московской системы управления промышленностью: согласно проекту закона, участие в кластере означает, что предприятие соглашается работать в предписанных руководством кластера отраслях и по предписанным сверху показателям эффективности. В Москве далеко не все предприятия инновационно активны, их доля составляет всего 15% — немногим больше среднего по стране значения. Что именно намеревается развивать руководство города, когда говорит, что кластер вовлечет в себя 7 тыс. промышленных предприятий Москвы? Прорывные технологии — или всех, кому будет благоволить руководство кластера? Что же станет целью такого руководства? Обеспечение инновационного развития страны — или укрепление позиций собранного воедино капитала?

Отметим еще одну деталь. Принятая Стратегия пространственного развития относит к московскому центру экономического роста не одну лишь Москву, но и крупные города Подмосковья. Однако в законопроекте, внесенном в Мосгордуму, прямо написано, что кластер создается на территории Москвы. Как же включать в инновационные цепочки эти предприятия? Не окажется ли, что от инновационного «взаимодействия» входящих в кластер московских и не входящих в кластер подмосковных предприятий выиграют только «свои», московские? Сколь сильна «местечковость» интересов?

Не будем утверждать, что местечковость — главный фактор этой затеи. Законопроект одобрили не только власти Москвы, но и такие авторитетные инстанции, как РАН. В управление фонда войдут ректор МГУ, генеральные директора Ростеха и Росатома, представители других структур федерального масштаба. Тем не менее, стремление московских создателей кластера особо выделить Москву среди всего остального заметно, за примером далеко ходить не надо. Буквально на этой же неделе в Дубае прошла выставка Arab Health 2019. Московские предприятия были представлены на едином коллективном стенде Московского экспортного центра (МЭЦ), организованном Департаментом предпринимательства и инновационного развития Москвы. Отметим, правительство Москвы не только организует участие московского бизнеса в международных выставках, но и оплачивает его участие. Стенд заинтересовал мировое сообщество, прошедшие переговоры позволяют надеяться на контракты общей суммой до $45 млн, чему можно только порадоваться.

На стенде, однако, был использован (уже не новый) бренд Made in Moscow. Видимо, классический бренд Made in Russia кажется организаторам недостаточно привлекательным, и они считают целесообразным от него дистанцироваться. Более того, как на этой же неделе заявил директор МЭЦ, в 2019 году дополнительно будет запущен бренд Created in Moscow — на этот раз для дизайнерской продукции.

А что же Подмосковье, которое тоже включено в московский центр развития? Оно будет пользоваться московской поддержкой? Вряд ли: ведь московские предприятия — это московские налоги, московские рабочие места, а значит, московские субсидии и московские налоговые вычеты. И развивать Москва будет в первую очередь свою собственную промышленность. Распространять же свой успех она будет не через кооперацию с Подмосковьем и другими регионами, а элементарно путем расширения своих границ, что мы и видим в сводках московских новостей.

Кстати, нарушая букву Стратегии пространственного развития, этот подход полностью соответствует ее духу. Стратегия предполагает, что быстро развивающиеся центры «потянут» за собой остальные территории по транспортному принципу: должны ускоряться транспортные и информационные коммуникации, должна расширяться граница 2-часовой доступности центров, должен развиваться соответствующий этой доступности транспорт.

Удивительно, но эти положения Стратегии отлично описывают некоторые странности московской транспортной политики. Так, в Стратегии почти ничего не говорится о развитии традиционного транспорта — предписывается лишь совместное «планирование развития» транспортной инфраструктуры и дорожного движения. Зато прямо предлагается строить скоростные линии внеуличного и пригородного транспорта.

Москва так и делает! Классический транспорт, функционирующий в черте старого города, фактически заброшен: те же троллейбусы списываются быстрее, чем появляются электробусы, а полным ходом идут только «планирование» и прочие вспомогательные мероприятия, достаточно вспомнить электробусное безумие и торжество Собянина над турникетами. Зато «внеуличный» и пригородный транспорт развивается лихорадочно: метро разбрасывает во все стороны свои тоннели с невиданной доселе скоростью, электрички преобразуются в МЦК и МЦД, массово создаются пересадочные узлы. Читайте также: Город-сказка, город-кошмар. Развитие Москвы — взгляд за неделю

На недоуменные вопросы жителей Москвы, как же быть с недостаточно развитым местным транспортом, с проблемой «последнего километра», власти отвечают, мягко говоря, не вполне корректно. Москвичам, желающим добраться от дома до метро, предлагается использовать аренду автомобилей и самокатов. А чтобы те не спрашивали, кто будет перевозить самокаты от метро обратно к домам в часы пик, предлагается вообще отодвинуть остановки общественного транспорта подальше от жилья: это-де сделает москвичей, от млада до стара, здоровее. Действительно, даешь Московское долголетие…

Читайте также: Страсти по зоне, птица-«Тройка» и электробусы. Транспорт Москвы за неделю

Подводя итоги, можно сказать, что создаваемый «инновационный кластер» в Москве соответствует духу Стратегии пространственного развития, если под ее духом подразумевать безразличное отношение к периферии и расширение мегаполисов по принципу «ну вы же к нам сможете приезжать». Нет сомнений, что при таком подходе будет взлет количественных показателей мегаполиса, в том числе и показателей формально инновационных. Но что в итоге перевесит с точки зрения пользы для всей страны — ускорение развития Москвы или ускорение вымирания глубинки — остается под вопросом.