logo
Статья
Пока ритейлеры угрожают москвичам голодом, а мэр закрепляет свою победу над турникетами, стройкомплекс уплотняет столицу

Город-сказка, город-кошмар. Развитие Москвы — взгляд за неделю

МегаполисМегаполис
Лисютина Ольга © ИА Красная Весна

Мегаполису тесно в своих собственных границах. Видят ли власти эту проблему? Да, но кажется, что они скорее пользуются проблемой, чем решают ее. Для извлечения максимальной прибыли из клочка дорогой земли изобретена химера, соединяющая в едином проекте транспорт и жилье. Реновация грозит упаковать людей кубически-гнездовым способом без достаточной инсоляции, не оставляя места для необходимого числа школ, зато освобождает землю для новых проектов. Тема реновации всплывает даже при обсуждении советского долгостроя. А когда поднимается проблема экологии, жители, подписанные на официальный твиттер мэра, начинают сомневаться, не оставят ли новые экологические требования их без продуктов питания.

Продолжается ликвидация печально знаменитого долгостроя конца советской эпохи — Ховринской больницы. Долгое время объект был заброшен, но в последнее время к нему вернулись. Корпуса были снесены в 2018 году, но фундамент извлекается до сих пор. Завершается и снос корпусов прослужившего стране более ста лет металлургического завода «Серп и Молот». На этот снос будет потрачено свыше 1 млрд руб.

Нетрудно догадаться, почему в 2018 году возобновился интерес к заброшенным объектам. Раскручивается знаменитая программа реновации — уплотнения жителей хрущевок в высотки. Жилплощадь та же, а занимаемое место в городе — меньше. На освободившейся земле можно будет построить новые объекты (например, снова жилье, теперь уже высотное) и продать их. Для запуска этой программы нужно найти «стартовые площадки» — места, куда будут «упаковываться» жители хрущевок.

И на месте Ховринской больницы, и, в большей степени, на «Серпе и Молоте» будет строиться жилье, в том числе по реновации. На месте завода будет сооружено свыше 1,5 млн кв. м жилья.

Москва активно растет ввысь. В 2018 году средняя высота новостроек Москвы достигла 20,5 этажа. Для сравнения, в Санкт-Петербурге средняя этажность новостроек — всего лишь 13,1 этажа.

Дорогая земля — дорогие квартиры. В 2018 году цены на популярные «однушки» и «двушки» в новостройках рванули вверх и за год выросли приблизительно на миллион рублей. По оценкам экспертов, это связано в основном с тем, что подешевели ипотечные кредиты, и спрос на жилье вырос. Цены сразу отреагировали: можете платить — платите. Ожидается, что в 2019 году цены будут расти и дальше — из-за роста НДС и ужесточения законодательства, запрещающего обманывать дольщиков.

Одна из строительных находок московских властей — государственно-частное партнерство в строительстве транспортно-пересадочных узлов (ТПУ). Город заказывает строительство ТПУ и разрешает застройщику разместить на этой территории еще что-то, приносящее прибыль.

Вообще, согласно градостроительному и транспортному кодексам, ТПУ предназначены для утилитарных целей, и на них нельзя, например, строить жилье. Но, как однажды признался глава стройкомплекса Марат Хуснуллин, чтобы строить, приходится «каждый день» нарушать.

Действительно, если предельные плотности уже достигнуты, то что должен делать строительный комплекс? Только нарушать и уплотнять еще дальше. В результате получается жильё, не обеспеченное ни дворами, ни детсадами, ни поликлиниками. Бизнесу хорошо, чиновники рапортуют, что жизнь бьет ключом, а за чей счет этот праздник, всем понятно.

Сообщается, что Москва строит 96 ТПУ. На это будет направлено 53 млрд бюджетных рублей. Ожидается, что бизнес вложит еще втрое больше. Уже на первых 24 ТПУ будет построен 1 млн кв. м недвижимости, в т. ч. 300 тыс. кв. м жилья. При этом по одной только реновации на пяти ТПУ будет 200 тыс. кв. м.

Но одно дело подневольные жители хрущевок, которые пока еще не вполне представляют, что их ждет в комплекте с «новыми квартирами» с ламинатом на полу и антимоскитными сеточками на окнах. На новую недвижимость есть спрос со стороны бизнеса. Так, Сбербанк уже договорился, что его новый центральный офис на 20–30 тыс. человек будет расположен на ТПУ «Кутузовская». Сотрудники будут попадать на работу прямо из метро, через парковку.

Недвижимость, а тем более жилье на ТПУ — уродливый способ решения проблемы тесноты в городе, или, скорее, извлечения прибыли из этой проблемы. Вместо того, чтобы полноценно задействовать всю площадь города, развивать общественный транспорт (ОТ), особенно наземный, под прикрытием транспортного строительства точечно строится недвижимость и жилье, в котором заведомо невозможно будет полноценно жить.

Кстати, о развитии ОТ. Если не считать явного безумия с электробусами — дорогущим транспортом, который, в отличие от троллейбуса, сжигает дизтопливо (для отопления салона), а также метрополитена, который не подходит для решения проблемы последнего километра, то особого развития общественного транспорта нет.

Есть, однако, приятная мелочь — валидаторы на наземном ОТ будут установлены у всех дверей. Эта новость знаменует окончательную «победу» Собянина над турникетами. После долгих лет борьбы за собираемость доходов турникеты все-таки были отключены, чтобы не задерживать транспорт на остановках, и посадка стала возможна во все двери. Чтобы приложить билет к валидатору, который стоял в начале салона возле отключенного турникета, пассажирам приходилось ходить через весь автобус. Не удивительно, что в часы пик пассажиры не проявляли рвения в оплате проезда. Теперь валидаторы ставят у каждой двери, что, конечно, должно повысить собираемость доходов.

Понятно, что такие вспомогательные меры не могут решить транспортные проблемы города. Тем временем город, пытаясь ответить на одни вызовы, начинает создавать новые проблемы на ровном месте.

Читайте также: В ожидании неприятностей. Обзор московских событий за неделю

Общая беда всех мегаполисов — экология. Но одно дело, когда в этой области находятся решения, пусть и сопровождаемые пиаром, или даже подменяемые пиаром. Другое дело, когда борьба за чистый воздух доводится до абсурда и начинает жить своей собственной жизнью.

К мэру города обратился Совет по правам человека при Президенте РФ (СПЧ) с предложением ограничить в Москве движение автомобилей низких экологических стандартов и реализовать систему видеоконтроля, чтобы наказывать нарушителей. Собянин написал в ответ, что приветствует предложение, и сообщил, что город уже ввел ряд ограничений для грузовиков и намеревается и далее ужесточать требования и автоматически фиксировать нарушения на камеры.

Вскоре владельцы крупных розничных сетей пригрозили, что при ужесточении правил въезда грузовиков в Москву начнутся перебои с продуктами питания. Мэр поспешил успокоить москвичей, заявив, что слухи беспочвенны, чем, однако, только еще больше усилил сомнения.

Между тем, 14 января вступили в силу ранее принятые ограничения по движению грузового транспорта, а 31 января работники торговли заявили, что из-за этого продукты подорожали, а цена «среднего чека» выросла в полтора раза.

Изначально ограничение движения грузовиков в Москве вводилось для того, чтобы снизить количество транзитного транспорта. Однако, как видно, чиновничье регулирование в этой сфере привело к конфликтам на ровном месте. Ведь если нужно привезти много продуктов, то очевидно, что и эффективнее, и экологичнее сделать это крупным грузовым транспортом, а не большим количеством мелкого транспорта.

Напомним, общепринятые категории экологичности транспорта, известные как «Евро», начиная с категории «1», нормируют объемы выбросов (г/км) на единицу транспорта, а не на единицу веса полезного груза. Не удивительно, что уже само по себе бездумное применение таких норм к грузовому транспорту в крупных городах ведет к уродливым решениям.

Впрочем, въезд грузовиков так или иначе ограничен уже давно. А вот что в предложении президентских защитников прав человека еще не реализовано — так это идея ограничить въезд в центр города легковых автомобилей. По оценке СПЧ, 40% автомобилей Москвы — старые, недорогие, экологической категории не выше Евро-3, и именно они производят основную массу загрязнений. Поскольку старыми дешевыми автомобилями пользуются в основном пенсионеры и люди бедные, то получилась парадоксальная ситуация: те, кто должны бороться за права человека, поставили на первое место экологию.

В поддержку нововведения выступила уважаемая газета «Вечерняя Москва». Она опубликовала целый ряд публикаций на эту тему. Автор статьи, озаглавленной «На „Жигулях“ в центр не суйся!», в тоне, заставившем поморщиться даже лояльных читателей «Вечерки», предсказал, что вот-вот «откуда-то из-под плинтуса вылезут защитники прав пенсионеров и всевозможных ИП, перевозящих мебель, продукты», и упредительно покрыл их доводы тем аргументом, что выхлопные газы канцерогенны.

Получилась удивительная логика: желание москвичей покупать продукты питания рядом с домом, даже вкупе с правами инвалидов и пенсионеров на передвижение, — ничто по сравнению с экологическими проблемами организованного завоза продуктов в магазины шаговой доступности. Можно предположить, что журналист уважаемого издания попросту не задумался, что будет с точки зрения экологии, если вместо того, чтобы еда приезжала в магазин на фургонах, каждый москвич поедет за едой сам.

Нельзя не заметить, что и тон, и логика статьи выказывают не заботу об экологии, а откровенное социальное высокомерие. Действительно, если в угоду интересам стройкомплекса власти могут переселить людей в «человейники» без поликлиник, то почему околовластные журналисты «второй скрипкой» не могут подыграть властям лукавой заботой о здоровье граждан?